Публикации Центра антиковедения СПбГУ


А.Ю. Рябов
Антисенатские тенденции в политике Септимия Севера


Мнемон
Исследования и публикации по истории античного мира.
Под редакцией професора Э.Д. Фролова. Санкт-Петербург, 2002. ISBN 5-288-03007-3
- 201 -

С юридической точки зрения, с момента создания системы принципата и до начала III в. принцепс являлся не наследственным монархом, а своего рода чрезвычайным магистратом1. Официально народное собрание принятием lex de imperio наделяло принцепса определенными правами и полномочиями, но, поскольку текст этого закона готовился в сенате, фактически принцепс получал свою власть из рук сената. Теоретически принципат не наследовался, однако закон не устанавливал, кому должны были перейти полномочия принцепса после его смерти. Таким образом, именно сенат решал вопрос о назначении нового главы государства, т. е. признание принцепса сенатом было основой легитимности его власти.

В историографии широко распространено мнение об антисенатской политике Септимия Севера2. В подтверждение такой точки зрения исследователи ссылаются на многочисленные казни сенаторов в правление этого императора, рост роли всаднического сословия в провинциальном и центральном аппарате управления, усиление влияния армии на политику.

Другие антиковеды считают, что и к началу III в. сенат оставался достаточно важным органом государственной
- 202 -

власти, а для императора признание его сенатом имело большое значение3. Они вполне резонно указывают на то, что большинство провинций и легионов по-прежнему возглавляли сенаторы, сенат продолжал утверждать императорские конституции, оставался одной из высших судебных инстанций империи, в его ведении находилась древняя государственная казна - эрарий Сатурна.

Некоторые антисенатские меры Септимия Севера вполне очевидны. К их числу, прежде всего, относятся практика назначения в сенатские провинции так называемых praesides - заместителей наместников всаднического ранга, передача трех созданных легионов под командование всадников и ряд других. Более спорным является вопрос о составе сената при этом императоре, об отношении его к патрициату и репрессивной политике первых лет правления. Именно они являются предметом данной статьи.

Для того, чтобы прояснить вопрос о характере взаимоотношений императора и сената при Септимии Севере, обратимся к фактам. Прежде всего необходимо коснуться вопроса о составе сената при Септимии Севере. Известно, что общее число сенаторов при этом императоре выросло более чем на треть и составило приблизительно 900-1000 человек4. Общим местом в историографии давно стало утверждение о том, что вновь присоединенные сенаторы преимущественно были африканцами или выходцами с Востока и что этот факт свидетельствует о целенаправленной антииталийской и антисенаторской политике Септимия Севера5. По данным
- 203 -

эпиграфики и упоминаниям в трудах античных авторов известно 937 сенаторов времен Септимия Севера, что является самым крупным известным их числом на протяжении II - начала III в. н. э.6 К сожалению, происхождение далеко не всех сенаторов является известным. Только 479 из 937 (51 %) могут быть твердо соотнесены с определенной провинцией Римской империи.

Действительно, при первом Севере количество италиков в сенате впервые упало ниже половины и составило 204 человека (42,6 %), в то время как провинциалов было 275 человек (57,4 %). Выходцы из восточных провинций составили вторую по численности группу сенаторов в целом - 157 (32,9 %), но, хотя они и далеко превосходили все другие группы сенаторов - провинциалов, они значительно отставали от италиков. Кроме того, Септимий Север не был первым императором, столь активно продвигавшим восточную элиту в римский сенат. Уже при Адриане ее процент в сенате превысил треть общего числа провинциалов и постоянно рос на протяжении II в., достигнув во времена Коммода почти двух третей (60,8 %) всей массы провинциальных сенаторов.

Если суждения об особой приверженности Севера к выходцам с Востока имеют под собой некоторые основания, то утверждать подобное в отношении африканцев вряд ли возможно. Несмотря на то, что сам Септимий был родом из Африки, число его соотечественников оставалось более чем скромным - 72 человека (26 %), а процент даже несколько сократился по сравнению с правлением Коммода. Зато доля африканцев заметно выросла между Адрианом и Антонином Пием, которых обычно не обвиняют в проведении антисенаторской и антииталийской политики.

Вполне соответствовала традициям, заложенным в период Ранней Империи, также политика Септимия Севера по отношению к патрициату. Ко времени его правления практически не осталось не только патрицианских
- 204 -

родов с республиканскими корнями, но и плебейских родов, получивших достоинство патрициев от императоров (таких, как семья Корнелия Сципиона Сальвидиена Орфита)7. П. Ламбрехт замечает, что, хотя фамилии, получившие патрициат при Севере, имели очень короткую традицию членства в сенате, он остается в руках прежде всего италийской аристократии, среди которой только изредка обнаруживаются провинциальные фамилии8.

Показателем определенного уважения Септимия Севера к политическим традициям прошлого является и его отношение к консулату. По материалам эпиграфики известны имена 23 ординарных консулов италийского происхождения и только 10 - провинциального9. Для консулов - суффектов ситуация противоположная: только 20 италиков и 41 провинциал10. Данные факты демонстрируют, что, несмотря на стремление выдвинуть к консулату провинциальную аристократию, Север уважал традиции приоритета италиков в отношении более почетной ординарной консульской магистратуры.

Классическим обоснованием враждебности Септимия Севера к сенату считаются многочисленные казни сенаторов в годы его правления. Элий Спартиан приводит длинный перечень из 42 сенаторских фамилий, который якобы представляет собой список жертв северовских репрессий (Vita Sev., XIII, 1-9). Дион Кассий сообщает более скромные цифры - 29 человек, не называя их имен, во всяком случае в сокращении Ксифилина (Dio Cass., LXXVI, 8, 3). Анализ этих имен, произведенный Г. Альфельди, показывает, что все они могут быть разделены на четыре группы: 1) имена заведомо поддельные (5); 2) имена безусловно подлинные, так как они могут быть проверены другими источниками (5);
- 205 -

3) имена, которые нужно рассматривать как настоящие, поскольку есть уверенность, что это испорченные или неточно воспроизведенные имена исторических лиц (5); 4) имена, которые нужно принять по просопографическим и ономастическим основаниям, хотя проверить их другими источниками нельзя11.

Таким образом, при самом смелом подходе можно говорить максимум о 37 казненных сенаторах, хотя остается неясным, как соотнести эту цифру и ту, что приводит Дион Кассий. На наш взгляд, удачное решение данного затруднения предложено Г. Альфельди и поддержано И. П. Сергеевым, которые полагают, что количество 29 сенаторов относится к жертвам 197 г., то есть к сторонникам погибшего соперника Септимия Севера Клодия Альбина. Еще двое были казнены в 193 г. как приверженцы Дидия Юлиана, а оставшиеся, вероятно, после 197 г. (четверо из них, возможно, в связи с падением Плавциана)12.

Мы можем видеть, что подавляющее большинство жертв приходится на времена гражданской войны 193-197 гг. Погибшие, по-видимому, являлись сторонниками претендентов на императорский трон, с которыми сражался Септимий Север, поэтому не удивительно, что, стремясь удержать власть, он безжалостно расправлялся с этими людьми. Именно оппозиционность части сенаторов стала причиной их гибели, а отнюдь не их принадлежность к сенаторскому сословию или стремление императора захватить их имущество. Такой подход находит подтверждение в словах Диона Кассия, являвшегося современником гражданской войны. Он утверждает, что Север никого не казнил ради его имущества (Dio Cass., LXXVI, 16, 3).

Не может быть и речи о том, что Септимий Север ненавидел и преследовал весь сенат. Как показывают данные эпиграфики, во времена гражданской войны в
- 206 -

сенате были не только противники, но и сторонники Септимия Севера, среди которых видное место занимали испанцы П. Корнелий Ануллин и Л. Фабий Цилон, италик Л. Марий Максим, грек из Азии Т. Клавдий Кандид13. Сенаторами были и родственники Севера по второй жене: Юлий Авит Алексиан, муж Юлии Мезы, и Г. Юлий Авит Алексиан, чье родство с женской половиной дома Северов точно не определено14.

В заключение остается заметить, что политика Септимия Севера по отношению к сенату не может быть сведена к одному знаменателю. Она формировалась в сложных условиях гражданской войны, во время которой многие сенаторы оказались в рядах противников Севера. Это определило несомненные антисенаторские тенденции его правления. Вместе с тем Септимий Север недаром провозглашал себя приемником Антонинов, либеральным традициям которых он старался по возможности следовать.


Примечания


1 Сергеев И. П. Римская империя в III в. Проблемы социально-политической истории. Харьков, 1999. С. 41-42; Elbern S. Usurpationen im spatromischen Reich. Bonn, 1984. S. 1-2. (назад)
2 Сергеев В. С. Очерки по истории древнего Рима. Ч. 2. М., 1938. С. 610; Машкин Н. А. История древнего Рима. М., 1956. С. 494; Ковалев С. И. История Рима. Л., 1986. С. 608; Homo L. Les institutions politiques romaines. Paris, 1927. P. 316-317; Bleiken J. Verfassungs- und Sozialgeschichte des Rцmischen Kaiserreiches. Bd. 1. Padeborn, 1981. S. 294.(назад)
3 Сергеев И. П. Римская империя...С. 70; Schulz O. Th. Vom Prinzipat zum Dominat. Padeborn, 1919. S. 35; Alfoldy G. Septimius Severus und der Senat // Bonner Jahrbucher. Bd. 158. 1968. S. 131. (назад)
4 Сергеев В. С. Очерки по истории... С. 610; Машкин Н.А. История древнего Рима. С. 494; Ковалев С.И. История Рима. С. 608. (назад)
5 Сергеев В. С. Очерки по истории... С. 609; Машкин Н.А. История древнего Рима С. 494; Parker H. M. D. A History of the Roman World from A.D. 138 to 337. London, 1935. P.67; Ноusehold H. W. Rome. Republic and Empire. Vol. 2. London, 1938. P. 206. (назад)
6 Hammond M. Composition of the Senate, A. D. 68-235. // JRS. Vol. 47. P.77.(назад)
7 Hammond M. Composition of the Senate... P. 75.(назад)
8 Lambrechts P. La composition du Senat romain de Septime Severe a Diocletien (193 - 284). Budapest, 1937. P. 91.(назад)
9 Hammond M. Composition of the Senate... P. 79.(назад)
10 Hammond M. Composition of the Senate... P. 80.(назад)
11 Alfoldy G. Die Crise des Romischen Reiches. Stuttgart; Wiesbaden, 1989. S. 166.(назад)
12 Сергеев И. П. Римская империя... С. 68; Alfoldy G. Septimius Severus... S. 154-155.(назад)
13 Murphy G. J. The reign of the emperor L. Septimius Severus from the evidence of the inscriptions. Philadelphia, 1945. P. 8-11; Barnes T. D. The Family and Career of Septimius Severus // Historia. Bd. 16. 1967. P. 100-101.(назад)
14 Cleve R. L. Some Male Relatives of the Severan Women // Historia. Bd. 37. 1988. P. 199, 204.(назад)

(c) 2002 г. А.Ю. Рябов
(c) 2002 г. Центр антиковедения