Публикации Центра антиковедения СПбГУ


А.В. Еремин
Сенатская оппозиция при Сулле: вымысел или реальность?


Мнемон
Исследования и публикации по истории античного мира.
Под редакцией професора Э.Д. Фролова. Санкт-Петербург, 2002. ISBN 5-288-03007-3
- 123 -

Среди причин ухода Суллы из власти отечественные историки отмечают узость социальной опоры его режима и разочарование в нем со стороны сенаторского сословия1. Действительно, члены этого сословия, как и любого другого, придерживались разных политических воззрений, поэтому среди сенаторов могли быть как сторонники Суллы, так и недовольные им. Кто были эти последние?

Гражданская война и целенаправленный террор проскрипций привели к гибели многих врагов Суллы, в том числе были физически уничтожены почти все лидеры противной стороны, которые принадлежали к сенаторскому сословию. Однако некоторые из них смогли спастись. Квинт Серторий, долгое время в одиночку ведя войну с диктатором, сумел поставить под свой контроль значительные части испанских провинций Рима; позднее к нему присоединился и Марк Перперна. Туда, в Испанию стекались те, кто открыто по своей ли инициативе, или принужденный обстоятельствами, стал врагом Суллы. В этом отношении показательна судьба серторианцев Луция Фабия и Гая Таквития. Первого, ставшего квестором с разрешения диктатора после 1 ноября 82 г. до н.э., мы видим находящимся в Испании в свите Гая Анния Луска, где он заведует чеканкой монеты наместника.
- 124 -

Немногим позже он уже как сенатор из числа проскриптов присутствует на обеде у Сертория в Оске (Sall.Hist., III, 83M). Вероятно, благодаря стараниям его личных врагов, имя Фабия оказалось в проскрипциях и ему летом 81 г. до н.э. пришлось перейти к Серторию2. Гай Тарквитий вообще усилиями историков стал личностью загадочной. Дело в том, что на монетах из Испании встречается имя Гая Тарквиния, сына Публия, квестора Гая Луска3, а сочинения античных авторов упоминают Гая Тарквития, который был одним из высших офицеров Сертория и будущим его убийцей (Sall.Hist., III, 81; 83M; Diod., XXXVII, 22a; Frontin. Strat., II, 5, 31). Одни историки принимают квестора и офицера за одного человека4, другие же видят здесь двух разных людей, причем сопоставляют офицера с неким Гаем Тарквитием, сыном Луция, из Фалернской трибы,
- 125 -

служившим в штабе Помпея Страбона в 89 г. до н.э. вместе с Квинтом Гиртулеем и Луцием Инстеем (ILS, 8888)5. Мы разделяем последнее мнение и, таким образом, в лице Гая Тарквития имеем человека осознанно связавшего себя с судьбой Сертория и своих друзей с самого начала войны в Испании6.

Конечно, число сенаторов, находившихся при Сертории, не ограничивалось только двумя; мы знаем о некоем Марке Марии, посланном к Митридату VI (Plut. Sert., 24; id. Luc., 8; 12; App. Mithr., 68; 77; cf. Memn., 40, 1-3). Более того, античные авторы отмечают, что Серторий составил из бежавших сенаторов свой сенат в Испании (Plut. Sert., 22; App. Mithr., 68), хотя современные историки доказывают, что в большей части последний состоял из испанцев7.

Все вышеизложенное касается одной стороны медали, то есть тех сенаторов, которые открыто выступили против режима Суллы. При этом следует помнить, что они, как проскрипты, потеряли свой прежний социальный статус в глазах официальной власти8. Другая сторона медали - это оппозиция сенаторов, находящихся в Риме, и о которой свидетельствует переписка между Серторием и влиятельными лицами, в том числе и консулярами, в Риме (Plut. Sert., 27). В этих письмах Сертория призывали вернуться и обещали содействие многих граждан. Трудно сказать, когда началась переписка, при Сулле или уже после его смерти, но одно ясно - это были только слова, а не реальные дела.

- 126 -

К числу настоящих действий относится выступление Лепида в 77 г. до н.э., но оно вряд ли может изменить наше общего представление о характере сенаторской оппозиции. Оно стало единственным выступлением подобного масштаба: разгоревшись из обращения Лепида к народу о противоправных действиях Суллы, оно переросло в кратковременную гражданскую войну. Все другие попытки отменить сулланский правопорядок либо не выходили за рамки законопредложений народных трибунов, которые требовали восстановить полномочия своей коллегии в прежнем до-сулланском объеме (76 г. до н.э. Луций Сициний, 75 г. до н.э. Квинт Опимий, 73 г. до н.э. Гай Макр), либо были связаны с именами консулов-сулланцев (в 75 г. до н.э. Гай Котта предложил отменить эдикт Суллы, запрещавший народным трибунам занимать другие магистратуры, в 73 г. до н.э. Гай Кассий и Марк Лукулл провели закон о раздаче зерна, в 70 г. до н.э. в консульство Гнея Помпея и Марка Красса была проведена реформа судов по закону Аврелия, полностью восстановлена власть трибунов, проведен ценз). На этом фоне движение Лепида выглядит как исключение из правил, которое не нашло продолжателей даже в кругу бывших марианцев. Так, любопытно отметить, что такая видная личность, как Публий Цетег, в 88 г. до н.э. был приговорен Суллой к смерти, а позднее перешел на его сторону (App. B.C., I, 60; 80). Он, хотя в 78 г. до н.э. был обвинен Луцием Марцием в нелояльности к режиму (Sall. Hist., I, 77, 20M.), довольствовался более безопасной, но влиятельной ролью "серого кардинала"; именно благодаря протекции этого ренегата, верный сулланец Луций Лукулл добился назначения в провинцию Киликия (Plut. Luc., 6). Говоря о выступлении Лепида, следует помнить, что оно произошло уже после смерти Суллы; в годы правления последнего выступление Лепида, в лучшем случае, находилось на стадии планирования.

Вернемся к переписке Сертория. Кто были римские адресаты писем? Без сомнений - это были бывшие сторонники
- 127 -

Мария и Цинны, вовремя перешедшие на сторону победителя (например, Публий Цетег (Sall. Hist., I, 77, 20M.)) и, возможно, некоторые из сенаторов, не склонившихся ни к одной из противоборствовавших сторон.

В своей работе, посвященной Сулле, Ж. Каркопино выдвинул теорию, что в среде нобилей существовали настроения в пользу устранения Суллы от власти. Она не получила всеобщей поддержки вследствие слабости доказательной базы.

Первый пример, когда аристократы-сторонники Суллы заявили ему свое особое мнение по важному вопросу, связан с историей появления проскрипций. По одной версии, Гай Метелл попросил Суллу объявить имена тех, кого он решил покарать (Florus, II, 9 (III, 21), 23; Plut. Sulla, 31); по другой версии, это сделал Фуфидий. Последний даже спас жизнь нескольким людям именем Суллы (Plut. Sulla, 31; Oros., V, 21, 3). Кому именно принадлежала идея требовать от Суллы внести порядок в наказание врагов, трудно определить, независимо ли друг от друга, или согласованно они потребовали одного и того же. В пользу последнего могут служит слова Орозия о том, что аристократы, боявшиеся негодовать по одиночке, собрались вместе и направили к Сулле Квинта Катула выразить их мнение (V, 21, 2). Главным в этой истории является то, что группа сулланцев, которую не устраивало сложившееся положение, не ставила под сомнение саму идею необходимости террора, но требовала придать ему четкую форму, то есть не выступала против воли Суллы9; Сулла прислушался к этой просьбе.

Следующий пример - дело Секста Росция, - является базой, на которой Ж. Каркопино построил свои рассуждения. Он особо выделял 79 г. до н.э. как год, когда
- 128 -

произошли изменения в балансе сил, находящихся у власти, а на политической сцене появился "метелланский блок". В связи с этим, он пытался датировать речь Цицерона, который выступил адвокатом на этом процессе, этим годом10, а в самой речи искал свидетельства охлаждения отношений между знатью и Суллой, анализировал нюансы в тексте речи (например, где Цицерон почтителен к диктатору, там он видел сарказм и иронию). Французский историк отмечал, что знать в лице младших представителей своих домов (Публий Сципион Назика, Квинт Метелл Целер или Непот, Марк Мессала Руф или Нигр и другие)11 приняла активное участие в защите Секста Росция, тем самым, не желая открыто выступить против Суллы, они нанесли удар по его креатуре Хрисогону12. Сулла во время процесса показывал некоторое неудовольствие и риск навлечь его гнев был реален, поэтому лидеры аристократии и не выступили.

Однако серьезных оснований делать подобные выводы нет. Во-первых, датировка речи 79г. до н.э. сомнительна, гораздо обоснованнее представляется традиционная дата - 80 г. до н.э.13 Во-вторых, так же невероятна идея о ироничности Цицерона к Сулле14. В-третьих, следует отвергнуть преувеличенное представление о риске для Цицерона и аристократов, которое основывается на данных Плутарха о скором отъезде адвоката из Рима после судебного процесса (Plut. Cic., 3, 3-4). Цицерон
- 129 -

оставался в городе и имел судебную практику (Cic. Brut., 314; id. Pro Caec., 97). Отношения Суллы с теми аристократическими домами, представители которых участвовали в процессе, были длительными и тесными и продолжали оставаться такими и после процесса, свидетельств иного в источниках нет. Хотя диктатор и развелся с Метеллой (Plut. Sull., 35) - это не стало разрывом с семьей Цецилиев Метеллов, так, в 80 г. до н.э. он был консулом вместе с Метеллом Пием; консулы 79 г. до н.э. Публий Сервилий Ватия и Аппий Клавдий также были избраны с его согласия; незадолго до своей смерти он породнился с Валериями Мессалами (Plut. Sull., 35).

Высказывалось предположение, что в 79 г. до н.э. в Риме сложился предвыборный блок на антисулланской платформе, который провел успешное избрание Марка Лепида в консулы 78 г. до н.э.15 Источники содержат мало информации о событиях, имевших место в этом году. Главным героем в них был Марк Лепид. Типичный аристократ-ренегат сулланского времени, связанный тесными узами с противниками Суллы (Oros., V, 22, 16)16, в 83 г. до н.э. он перешел на сторону последнего и, приняв участие в проскрипциях, обогатился (Sall.Hist., I, 55, 18M.). В 80 г. до н.э. он, пропретор Сицилии, проявил себя хищным наместником (Cic. II Verr., III, 212) и по возвращении в Рим был обвинен Метеллами Непотом и Целером в вымогательстве. Таким образом, учитывая биографию обвинявшегося и имена обвинителей, Лепида нельзя отнести к так называемой "оппозиции сторонников диктатора". У нас также нет данных о том, что Лепид выступал против Суллы на словах или на деле, пока последний был жив; активные действия в этом направлении он предпринимал
- 130 -

уже после смерти диктатора в 78 г. до н.э. Сулла же был настроен против Лепида17, но, несмотря на негативное отношение к его избранию в консулы и упреки Помпею за это, он все же признал результаты выборов (Plut. Sull., 34, 3-4; id. Pomp., 15).

Вследствие этого, фигура Лепида для нас интересна не сама по себе, а тем, какие силы стояли за ним в 79 г. до н.э. Псевдо-Асконий отмечает, что обвиняемый пользовался благосклонностью народа, поэтому Метеллы сняли свои обвинения (p.259). Наш источник ошибочно приписывает к 79 г. до н.э. народную популярность, которой пользовался Лепид в 78 и 77 гг. до н.э. Скорее всего, решающую роль в прекращении дела сыграло вмешательство со стороны защиты уже тогда популярного в народе Помпея18. Помпей имел отношения с Лепидом по совместной службе в Союзническую войну, помог ему на выборах, поэтому, возможно, что он прикрыл его и от обвинений. Значит ли, что Лепид был всего лишь креатурой Помпея19, и таким образом, в свете последующего выступления Лепида против сулланской конституции, настоящим оппозиционером был Помпей?

События 78 г. до н.э. показывают, что это не так. Лепид, потребовав отмены решений диктатора и позже добиваясь этого с оружием в руках, действовал вполне самостоятельно, а отношение Помпея к этому было негативным. Именно Помпей взял на себя труды по организации похорон Суллы (Plut. Sull., 38; id. Pomp., 15; ср. App. B.C., I, 105) и по поручению сената подавил мятеж Лепида. Содействие же Помпея Лепиду в предыдущем году объясняется прежними связями между ними.
- 131 -

В глазах Суллы, который как опытный государственный деятель мог предвидеть будущее, сотрудничество Помпея с Лепидом выглядело как несомненная ошибка Помпея; диктатор в разговоре с последним прямо сказал тому: "пW" kalo;n sou` to; polivteuma, w\ neaniva, to; Kavtlou provteron ajnagoreu`sai Levpidon, tou` pavntwn ajrivstou to;n ejmplhktovtaton. УWra mevntoi soi mh; kaqeuvdein wJ" ijscurovteron pepoihkovti kata; sautou` to;n ajntagwnisthvn" (Plut. Sull., 34; Пер. В.М. Смирина: "Как хорошо, юноша, ты разобрался в государственных делах, проведя на должность Лепида впереди Катула, человека безрассудного впереди достойного. Теперь уж тебе не спать спокойно - ты сам создал себе соперника"). Помпей же по молодости и в силу давнего знакомства мог и не разглядеть опасности в Лепиде.

С другой стороны, К. Утехем высказал предположение, не приводя доказательств, что своим избранием Лепид был обязан не только Помпею, но и семье Метеллов20. Какие для этого есть основания? Лепид не имел прямых отношений с Метеллами, но он был связан с Помпеем. Последний как раз в 79 г. до н.э., по мысли Ж. Каркопино, породнился с влиятельным семейством, вступив в брак с Муцией, дочерью Квинта Сцеволы и сестрой Метеллов Целера и Непота21. Тем самым, можно предположить, что Лепид косвенно, через Помпея, был связан с Метеллами. На этой основе, после выдвижения Метеллами обвинения против Лепида и выступления Помпея, могло состояться секретное соглашение между тремя участниками на условиях прекращения судебного преследования Лепида и поддержки его кандидатуры на выборах. Все рассуждения о подобного рода союзе чисто умозрительны, так как свидетельств о нем в источниках нет; Метеллы были связаны с Суллой в той же мере, если не в большей, как с Помпеем.

- 132 -

Все вышесказанное свидетельствует против предположения о том, что среди сторонников Суллы существовала оппозиция и чей нажим на диктатора заставил последнего отказаться от власти. Когда Сулла сложил с себя полномочия диктатора и консула - это было поступком закономерным. Официально он ушел из большой политики, но фактически не потерял рычагов управления государством. Это утверждает нас в мысли, что его отказ от власти был шагом добровольным22.

Таким образом, следует признать, что по большому счету ни о каком существовании мощной "сенатской оппозиции", как со стороны сенатского большинства, так, тем более, со стороны ярых приверженцев Суллы, не может быть и речи. Хотя определенные оппозиционные настроения существовали, несогласие с диктатором, в лучшем случае, проявлялось в виде осторожного шепота за его спиной и обмена тайными письмами. Единственные, кто реально был против существовавшего режима, - это небольшая группа сенаторов-серторианцев.


Примечания


1 Сергеев В.С. Очерки по истории древнего Рима, Ч.1, М, 1938, с.237сл.; Немировский А.И. Социальная борьба в Риме в 90-80-х гг. до н.э. Диктатура Суллы// ПИШ, 1954, №5, с.45; Кнышенко Ю.В. Социально-политическая борьба в Риме в 80-70-х гг. I в.до н.э. Ростов-на-Дону, 1955, с.11, 13; Смирин В.М. Диктатура Суллы. М, 1955, с.6сл.(назад)
2 Konrad C.F. Some friends of Sertorius// AJPh, Vol.CIV, 1987, №3, p.521. А. Шультен полагал, что Фабий просто изменил (Sertorius. Leipzig, 1926, S.134, Anm.608), но мы не видим причин, которые могли бы толкнуть его на это. Э. Габба считает, что он был при Лепиде в 77 г. до н.э. и перебрался в Испанию после его поражения вместе с Перперной (Le origini della guerra sociale e vita politica romana dopo 89 a.C.// Athenaeum, Vol.XXXII, 1954, p.307). Это предположение кажется неудачным, так как участники мятежа Лепида не были объявлены проскриптами (proscriptus не является синонимом exsul, hostis publicus), а сами проскрипты исключались из амнистии 70 г. до н.э. по закону Плоция. Если же Фабий, будучи проскриптом, примкнул к Лепиду, то где он скрывался несколько лет? (назад)
3 У историков есть разногласия насчет квесторов Луска: либо Луск имел обе испанские провинции и двух квесторов сразу (Mommsen Th. Geschichte des romischen Munzwesens. Berlin, 1860, S.600), либо он, находясь в Испании в 81 и 80 гг. до н.э., имел по одному квестору на каждый год (Drumann W. GR, Bd.III, Berlin, 1906, S.363; Schulten A. Op.cit., S.45). Обе версии возможны.(назад)
4 Mommsen Th. Geschichte des romischen Munzwesens, S.600; Heurgon J. Tarquitius Priscus et l'organisation de l'ordre des haruspices sous l'empereur Claude// Latomus, T.XII, 1953, p.405, n.5; Wiseman P. New men in the roman Senate, 139 B.C. - A.D. 14. Oxford, 1971, p.264, n.420. (назад)
5 Cichorius C. Das Offizierskorps eines romischen Heers aus den Bundesgenossenkriege// RS, 1922, S.167, Anm.37; Schulten A. Op.cit., S.123; Munzer F. Tarquitius (8)// RE, 2 Reihe, Bd.IV, 1932, S.2394; Gabba E. Le origini..., p.312.(назад)
6 Э. Габба полагает, что он прибыл в Испанию с Перперной (Le origini..., p.312), но вряд ли это так.(назад)
7 Berve H. Sertorius// Hermes, Bd.LXIV, 1929, S.203, 214f.; Jal P. Le role des Barbares dans les guerres civiles de Rome de Sylla a Vespasien// Latomus, T.XXI, 1962, p.28.(назад)
8 Это обстоятельство отличало их от других изгнанников, которые могли и не потерять статус сенатора (например, Марк Цицерон). (назад)
9 Т.Моммзен полагал, что Сулле был заявлен коллективный протест со стороны сената (История Рима, Т.2, СПб, 1997, с.247).(назад)
10 Carcopino J. Sylla, ou la monarchie manquee. Paris, 1947, p.115-160.(назад)
11 Carcopino J. Sylla..., p.161-166.(назад)
12 Ibid., p.155.(назад)
13 Badian E. Foreign clientelae. Oxford, 1958, p.297; Kinsey T.E. The dates of the Pro Rosc.Am.& Pro Quin.// Mnemosyne, Vol.XX, 1967, p.61-67.(назад)
14 Stockton D. Cicero. A political biography. Oxford, 1971, p.10f.; Э.С. Грюн, не отвергая полностью идею об иронии Цицерона, связывает ее с переработкой речи после смерти Суллы (Roman politics and the criminal courts, 149-78 B.C. Cambr. (Mass.), 1968, p.268).(назад)
15 Carcopino J. Sylla..., p.197-209.(назад)
16 Его женой была Аппулея, возможно, дочь Луция Сатурнина (Plin. N.H., VII, 122); один из сыновей усыновлен Луцием Сципионом Азиагеном (Oros., V, 22, 17).(назад)
17 Ср. с отношением Суллы к Верресу (Cic. II Verr., I, 38).(назад)
18 Gruen E.S. Roman politics..., p.275.(назад)
19 Neunheuser J. M.Aemilius Lipidus: die Reformen des Sulla und die ersten Versuche, sie im romischen Staate ruckgangig zu machen. Munster, 1902, S.21-24.; ср.: Sherwin- White A.N. Violence in Roman politics // JRS, Vol.XLVI, 1956, p.5-8.(назад)
20 van Ooteghem C. Pompee le Grand. Brussels, 1954, p.79-89.(назад)
21 На 79 г. до н.э. как дату брака: Carcopino J. Sylla..., p.188-190; другое мнение, в 80 г. до н.э.: Gruen E.S. Roman politics..., p.274.(назад)
22 Gruen E.S. Roman politics..., p.276f.(назад)

(c) 2002 г. А.В. Еремин
(c) 2002 г. Центр антиковедения