Публикации Центра антиковедения СПбГУ

О.Ю. Владимирская
Территориальная реформа Клисфена и афинская аристократия


Проблемы античной истории
Сборник научных статей к 70-летию со дня рождения проф. Э.Д. Фролова.
Под редакцией д-ра ист. наук А.Ю. Дворниченко.
СПб., 2003. ISBN 5-288-03180-0
- 97 -

Реформы Клисфена - один из ключевых моментов в развитии афинского полиса. Они окончательно оформили в Афинах демократический строй, основу которого заложил Солон. Осуществленные в интересах и при поддержке демоса, реформы стали "не только заключительным этапом в формировании афинского демократического полиса, но и отправной точкой в начавшемся становлении в Афинах строя радикальной демократии",1 включив в политическую жизнь демос и способствовав появлению новых политиков из народа. Преобразования Клисфена весьма многоплановы, их можно рассматривать в различных аспектах. В данной работе мы остановимся на том влиянии, которое оказали проведенные Клисфеном реформы на афинскую аристократию, ее положение в обществе и дальнейшую судьбу. Реформы мы рассмотрим лишь вкратце, выделив основные и принципиально важные мероприятия, в той степени, в какой это необходимо для понимания их сущности.

Главным преобразованием Клисфена, на котором основывалась вся его реформа, было создание десяти новых фил вместо четырех старых, то есть новое территориальное деление Аттики. Геродот, кстати, замечает, что Клисфен произвел это преобразование, подражая своему деду, тирану Сикиона (Her. V, 7). Четыре старые филы, имевшие политическое значение и не затронутые реформой Солона, были и оставались оплотом аристократических родов; в филах преобладала знать и пользовалась там большим влиянием. Чтобы окончательно сломить прежнее могущество аристократии, - а именно так оценивали реформу Клисфена уже сами древние, - Клисфен разрушил систему

- 98 -

родовых фил, на которых и основывалось влияние знатных родов2 . Аристотель описывает это преобразование Клисфена так: "Он начал с того, что распределил всех граждан между десятью филами вместо четырех. Он хотел смешать их, чтоб большее число людей получило возможность участия в делах государства. Разделил же он не на двенадцать фил из того соображения, чтобы это деление не совпадало с существовавшим ранее делением на триттии: именно, в четырех филах было двенадцать триттий, так что в этом случае не удалось бы смешать народ" (Ath. pol., 21, 2-3, пер. С. И. Радцига).

Клисфеновы филы не были сплошными территориями. "Кроме того, - продолжает Аристотель, - Клисфен разделил страну по демам на тридцать частей: десять взял из демов пригородных, десять - из демов прибрежной полосы, десять - из демов внутренней полосы. Назвав эти части триттиями, в каждую филу он назначил по жребию три триттии, так чтобы в состав каждой филы входили части из всех этих областей" (Ath. pol. 21, 4). Этой мерой Клисфен, вероятно, хотел предотвратить обособление различных частей Аттики и развитие местных партий (ведь в Аттике незадолго до этого существовали партии, формировавшиеся на основе местных интересов, - педиэи, паралии и диакрии). Теперь же каждая фила состояла из трех триттий, расположенных в трех разных районах Аттики: одна - в городском округе, другая - в центральной части страны, третья - в прибрежной полосе.

К. К. Зельин отмечает, что три региона, на которые делилась Аттика, после реформы Клисфена стали территориально отличаться от тех же регионов времени борьбы партий. Так, a[stu стало включать в себя не только город, но и равнину вокруг Афин и часть побережья; Паралия выросла за счет побережья Педиэи и Диакрии, последняя же, некогда являясь опорной областью Писистрата, исчезла вовсе; новая область - Месогея - была составлена из внутренних частей страны, ранее принадлежавших Педиэе и Диакрии; Педиэя вошла в состав городских триттий, но в уменьшенном виде.3

- 99 -

Собрав в одной филе людей из разных частей Аттики, у которых не было местных интересов, Клисфен "перемешал" население и унифицировал государство, а также устранил возможность повторного возникновения региональных партий. Важным является и то, что сами Афины тоже были разделены между всеми филами, а не принадлежали к какой-нибудь одной, что не допускало преобладания города над остальными частями Аттики.4 Есть также мнение, что реформа покончила и с политическим значением родового деления: большие знатные роды, принадлежавшие раньше к одной филе, раздробились, и совместная деятельность их членов была затруднена.5

Новые филы были поставлены под покровительство десяти аттических героев; их имена изрекла Пифия, выбрав из ста предложенных, так что реформа была проведена "как бы с ведома и при поддержке дельфийского оракула", и это, по мнению В. П. Бузескула, служит доказательством тесной связи Клисфена (а в его лице - и Алкмеонидов) с Дельфами.6

Дальнейшим подразделением фил и триттий стали демы, самые мелкие административно-политические единицы Аттики. По определению В. В. Латышева, дем - "это группа, состоящая из одного или нескольких местечек и деревень с принадлежавшими к ним землями и с населением, имевшим в них оседлость".7 Клисфен не создал демы заново, они существовали и раньше, но в новой системе они стали играть иную, более значимую роль.

Гражданство стало теперь определяться не принадлежностью к роду, а "пропиской" в одном из демов. Граждане были равны между собой и приписаны к дему потомственно; при перемене места проживания гражданин продолжал числиться все в том же деме и обладал там всеми правами демота. У Аристотеля читаем: "Он [Клисфен] заставил считаться демотами жителей каждого из демов, чтобы люди не выделяли новых граждан, называя их по отчеству, но чтобы публично называли по имени демов" (Ath. pol. 21, 4). Однако обычай называть человека по дему не вытеснил патронимик (особенно у аристократов)

- 100 -

еще долгое время, и демотик иногда добавлялся к старому именованию.8 Можно предположить, что в вопросе нового именования граждан цель Клисфена не была достигнута, и старый обычай брал верх.9

В приведенном нами отрывке Аристотель упоминает о "новых гражданах" (neopoli~tai), для лучшей адаптации которых и введено именование по демам. Речь, вероятно, идет о метеках, которым Клисфен предоставил права гражданства, усилив тем самым демократический элемент в обществе и приобретя новых сторонников.10 Об этом узнаем из "Политики": "В Афинах Клисфен после изгнания тиранов <...> вписал в филы многих иноземцев и рабов-метеков" (Aristot. Pol. III, 1, 10, р. 1275b 34-37, пер. С. А. Жебелева). В другом месте этого же произведения Аристотель делает интересные замечания по поводу "крайней демократии", не упоминая, правда, имени Клисфена: "Чтобы установить эту демократию и придать силу народу, стоящие во главе нее обыкновенно привлекают в число граждан возможно большее количество людей и дают права гражданства не только законнорожденным, но и незаконнорожденным, и тем, у кого один из родителей - либо отец, либо мать - граждане" (Pol. VI, 2, 9, p. 1319b 6-12).

Вопрос о пополнении гражданского состава широко дискутируется в научной литературе,11 мы не будем подробно на нем останавливаться, отметим только, что эта мера укрепляла демократическую партию и опору самого Клисфена и ослабляла позиции прочих аристократов, не имевших теперь правового преимущества перед остальными гражданами Аттики.

Возвращаясь к вопросу о демах, заметим, что названия им были даны, как сообщает Аристотель (Ath. pol. 21, 5), по местечкам, в них расположенным, по именам основателей поселений, по занятиям жителей, каким-то местным особенностям, причем зачастую эти названия

- 101 -

были в употреблении еще до реформы Клисфена.12 Особую группу составляют демы, названные по именам родов, например, Бутады и Филаиды.

Остальные реформы Клисфена основываются на введении десяти территориальных фил. В более демократическом духе преобразовываются государственные учреждения, вводятся новые должности. Так, Аристотель пишет, что Клисфен "установил Совет пятисот вместо четырехсот, по пятидесяти от каждой филы, а до тех пор было по сто" (Ath. pol. 21, 3). Выборы членов Совета пятисот происходили по демам (Ath. pol. 62, 1), так что в нем были представители всего демоса Аттики и, благодаря большому количеству членов, были отражены господствующие в данное время в народе мнения и политические течения.13

Однако ряд современных ученых (например, П. Бикнелл, Д. Льюис, Р. Сили) считает, что реформа Клисфена затронула аристократию вообще и Алкмеонидов в частности в меньшей степени, чем это казалось, например, Аристотелю, полагавшему, что Клисфен имел в виду прежде всего интересы народа (Ath. pol. 22, 1). Существует даже мнение, что реформа поставила Алкмеонидов в более выгодное, по сравнению с прочими родами, положение в новом государственном устройстве. Оно основывается на анализе расселения аристократии и его соотношении с территориальной реформой.

На первый взгляд, как мы отмечали, территориальная реформа раздробила местные объединения и сделала невозможной, в рамках нового законодательства, совместную деятельность членов одного рода, так как они стали принадлежать к разным триттиям и филам. Так, например, земельные владения Алкмеонидов находились в демах Алопека, Агрила и Ксипет, которые после реформы оказались в трех новых филах, соответственно Антиохиде, Эрехтеиде и Кекропиде.14 Примечателен тот факт, что все эти демы не относятся к Паралии, вождями которой Алкмеониды были в начале VI в., а, располагаясь вблизи города, принадлежат скорее к Педиэе.

- 102 -

К. К.Зельин, исследуя вопрос о расселении афинской аристократии, приходит к выводу, что почти вся аттическая знать, независимо от того, где были ее земельные владения, располагалась в Афинах, которые стали центром политической борьбы. "Где бы ни было первоначальное место обитания Алкмеонидов, они, как и другие знатные роды, уже давно осели на территории поблизости от города", - отмечает он.15 Автор относит формирование этой "городской аристократии" ко времени борьбы трех партий после реформ Солона или даже к еще более раннему времени. Основываясь на анализе источников, он приходит к выводу, что первоначально термином ajstoiv?называлась аттическая знать, "осевшая в центральной долине Кефиса, хотя и происходившая из различных частей страны. Когда Геродот, Аристотель и Плутарх рассказывают о столкновении партий, то перед читателем рисуется картина борьбы в главном центре Аттики - Афинах. Вожди Педиэи, Паралии и Диакрии <...> действуют и, по-видимому, пребывают (пока их не изгоняют) в городе. В различные моменты борьбы они покидают Афины, собирают деньги и живую силу в тех или иных демах или за пределами Аттики, но с единственной целью вернуться в город и получить там власть. Если Писистрат и Филаиды владели землями около Браурона, а Алкмеониды около Пэонид, то все же ясно, что они давно переселились в город, тесно с ним связаны".16

П. Бикнелл пишет, что когда Клисфен приступил к осуществлению территориальной реформы, многие аристократы имели по крайней мере две "резиденции": одну - на хоре, где были их наследственные владения, другую - вблизи a[stu??Автор считает, что концентрация знати в Афинах могла быть искусственно создана Писистратом, ибо тирану было выгодно держать пользующихся наибольшим влиянием аристократов под надзором, вдали от их местной клиентелы. При этом они продолжали получать доход со своих земель, и вскоре ощутили все преимущества пребывания в Афинах, в центре политической жизни.17

Нельзя все же исключать возможность того, что в город переселялась лишь часть рода с его главой, другая же часть оставалась на прежнем месте. "Реформа Клисфена, прикреплявшая наследственно гражданина к тому дему, в котором он жил во время проведения реформы, фиксировала это расщепление", - считает К. К. Зельин.18

- 103 -

П. Бикнелл же полагает, что аристократы, чьи наследственные владения были далеко от города, должны были выбирать, быть ли им записанными в их наследственном деме или в городском, и такая запись в одном деме не исключала сохранения влияния в другом. Основываясь на любопытных остраконах из Керамика, на которых процарапаны имена людей с двойными демотиками (причем во всех случаях один дем находится вблизи от Афин, другой - в сельской местности), автор делает предположение, что еще в 480-х годах в глазах многих афинян аристократы ассоциировались с демом, где имели собственность, но не были официально записаны.19 Сознание людей достаточно консервативно, и должно пройти некоторое время, чтобы установленный издревле порядок вещей (например, именование человека по отцу, а не по дему; возможно, и привычка связывать аристократов с их исконными территориями, а не с новым "местом прописки") сменился вновь заведенным.

П. Родс отмечает важность того, что a[stu, где проживали наиболее значимые в политике семьи, распределялось между всеми 10 филами.20 Этот факт можно истолковать двояко: с одной стороны, это признак "смешения" народа, ведь в каждой филе были жители разных частей Аттики; с другой - аристократы, благодаря такому распределению, могли сохранить свое влияние во всех филах. Р. Сили даже считает, что Клисфен провел свои реформы не только для того, чтобы положить конец борьбе региональных партий (как это было при Писистрате), но и чтобы утвердить господство городской аристократии. В подтверждение своей мысли автор указывает на то, что со времени Клисфена и до Пелопоннесской войны все политические деятели (кроме Фемистокла) принадлежали к демам городских триттий.21 Однако это может указывать и на вовлечение аристократии в новый демократический порядок.22 Она продолжала занимать ведущие позиции в государстве (будучи, естественно, ограничиваемой и направляемой волей народа), пока ее не сменили политики из народа, воспитанные демократией Перикла.23

В отличие от Р. Сили, Д. Льюис указывает на несомненную антиаристократическую направленность преобразований Клисфена и подмечает некоторые интересные особенности территориальной реформы,

- 104 -

а именно: название ряда демов по именам родов (Бутады, Филаиды и т.д.). Родовые имена давались более широкому образованию, и теперь, допустим, Бутадами были все жители дема, а не только члены рода, что ослабляло его влияние. Недаром род Бутадов переименовал себя в Этеобутадов ("истинных Бутадов"), чтобы подчеркнуть свою прежнюю, родовую сущность. К Бутадам принадлежал Ликург, вождь педиэев, и, может быть, не случайно большинство патронимных названий демов после реформы стало концентрироваться в районе бывшей Педиэи.24

Еще одним примером политики Клисфена по отношению к резиденциям знатных родов является переименование Браврона (на восточном побережье Аттики), из которого происходил Писистрат (Plut. Sol. 10), в дем Филаиды, хотя владения этого рода находились в деме Лакиады, недалеко от города. Установлено, что ни один из известных членов дема Филаиды не имел отношения к одноименному роду и не был с ним связан, а в деме Лакиады были земли Кимона, сына марафонского победителя Мильтиада (Aristot. Ath. pol. 27, 3; Plut. Cim. 10).25 По-видимому, такое переименование основано на предании, согласно которому Филей, прародитель Филаидов, получив афинское гражданство в обмен на Саламин, поселился в Бравроне (Plut. Sol. 10).

Существует еще один, чрезвычайно важный, аспект общественной жизни, который затронула реформа. Это область традиционных культовых связей, на которых во многом основывалось влияние исконной аттической аристократии и которые зачастую использовались ею в политических целях.26

У Аристотеля содержатся два высказывания на данную тему. Одно относится непосредственно к Клисфену: "Роды, фратрии и жречества он предоставил всем иметь по отеческим законам", - читаем в "Афинской политии" (Ath. pol. 21, 6). В "Политике" же даются более общие рекомендации по установлению и поддержанию демократии. По мнению Аристотеля, следует "частные святыни объединять в небольшое количество святынь общих, и вообще придумать так хитро, чтобы все граждане как можно больше перемешались между собой, а прежние соединения распались" (Pol., VI, 2, 9 p. 1319b 19-26).

- 105 -

Согласно первому свидетельству, Клисфен не разрушил религиозную структуру государства. Но, возможно, в данном случае в "Афинской политии" нашла отражение лишь буква закона, дух же преобразования скорее соответствовал пассажу из "Политики".

Многие современные исследователи отмечают, что Клисфен создал, наряду с уже существовавшей религиозной, иную, "светскую", структуру (в виде новых триттий и фил) и придал ей основную политическую значимость, лишив таким образом местные культовые объединения их прежнего авторитета.27 Подтверждением тому может служить стремление Клисфена (которое проследил в своей работе Д. Льюис) помещать в разные триттии и филы центры культов и те территории, на которые распространялось их влияние. Религиозная общность теряла былое единство, а вследствие этого ослабевали и аристократические роды, курирующие данные культы и основывающие на них свое могущество.28 Как было неоднократно замечено, Алкмеониды не связаны ни с одним из важных местных афинских культов.29 их влияние основывалось на богатстве и связях за пределами государства (в том числе и с дельфийским культом Аполлона).30 Исходя из этого, Д. Льюис пришел к выводу, что политика Клисфена по отношению к родовым культам была выгодна Алкмеонидам, которые не только ничего не потеряли из-за раздробления, но, оказавшись в трех новых филах, достаточно удачно вписались в созданную систему и имели в этих филах земельные владения, зависимых людей и влияние.31

Однако приходится признать, что даже если Клисфен при проведении реформ и имел в виду интересы аристократии в целом или Алкмеонидов в частности (как это пытаются доказать П. Бикнелл и Д. Льюис), сама сущность его преобразований, направленная на "смешение" граждан и нивелировку гражданского коллектива, не оставляла в будущем аристократии шансов сохранить то положение, которое она занимала прежде. Реформы Клисфена были необратимы, и знать постепенно начинает терять свои позиции.


Примечания


1 Фролов Э. Д. Рождение греческого полиса. Л., 1988. С. 165; ср.: Leveque P., Vidal-Naquet P. Clisthene L'Athenien. 2-eme ed., Paris, 1992. Р. 49.(назад)
2 Бузескул В.П. 1) "Афинская полития" Аристотеля как источник для истории государственного строя Афин до конца V века. Харьков, 1895. С. 382; 2) История афинской демократии. СПб., 1909. С. 82; Пельман Р. Очерк греческой истории и источниковедения / Пер. с нем. С. А. Князькова. СПб., 1910. С. 107.(назад)
3 Зельин К.К. Борьба политических группировок в Аттике в VI веке до н. э. М., 1964. С. 93-114; ср.: Rhodes P.J. A Commentary on the Aristotelian Athenaion Politeia. Oxford, 1985. Р. 252.(назад)
4 Бузескул В. П. "Афинская полития" Аристотеля... С. 387; Латышев В. В. Очерк греческих древностей, 2-е изд. Ч. 1. СПб., 1997. С. 152; Пельман Р. Очерк греческой истории... С. 107; Rhodes P. J. A Commentary... Р. 254.(назад)
5 Белох Ю. История Греции / Пер. М. Гершензона. Т. 1. М., 1897. С. 265.(назад)
6 Бузескул В. П. 1) История афинской демократии. С. 86; 2) "Афинская полития" Аристотеля ... С. 387.(назад)
7 Латышев В. В. Очерк греческих древностей... С. 151. Об основных чертах внутреннего устройства фил, триттий и демов см.: Бузескул В. П. История афинской демократии. С. 8-485; Латышев В. В. Очерк греческих древностей... С. 196-199.(назад)
8 Например, читаем у Плутарха в биографии Демосфена: "Демосфен, сын Демосфена, предложил афинянам..." (Dem.,20); Аристотель, повествуя об остракизме, сообщает, что был изгнан Мегакл, сын Гиппократа, из Алопеки (Ath.pol. 22,5). Ср.: Зельин К. К. Борьба политических группировок... С. 116.(назад)
9 Бузескул В. П. "Афинская полития" Аристотеля ... С. 389-390.(назад)
10 Латышев В. В. Очерк греческих древностей... С. 153; Пельман Р. Очерк греческой истории... С. 108.(назад)
11 Wade-Gery H. T. Studies in the Structure of Attic Society: The Laws of Kleisthenes // The Classical Quarterly. V. XXVII, 1933, № 1. Р. 27; Oliver J.H. Reforms of Cleisthenes // Historia, Bd IX, 1960, H. 4. P. 503-507; Kagan D. The Enfranchisement of Aliens by Cleisthenes // Historia, Bd XII. 1963. H. 1. P. 44-46; Lйvкque P., Vidal-Naquet P. Clisthиne L'Athйnien... P. 45; Rhodes P. J. A Commentary... P. 255-256.(назад)
12 Бузескул В. П. История афинской демократии. С. 84; Латышев В. В. Очерк греческих древностей... С. 164; Rhodes P. J. A Commentary... P. 257.(назад)
13 Бузескул В. П. "Афинская полития" Аристотеля... С. 391; Белох Ю. История Греции. С. 266; Пельман Р. Очерк греческой истории... С. 108.(назад)
14 Зельин К. К. Борьба политических группировок... С. 141-142, 257-262, 273; Lewis D. M. Cleisthenes and Attica // Historia, Bd XII, 1963, H. 1. P. 23; Davies J. K. Athenian Propertied Families. 600-300 BC. Oxford, 1971. Р. 384; Bicknell P. J. Studies in Athenian Politics and Genealogy. Wiesbaden, 1972. Р. 61.(назад)
15 Зельин К. К. Борьба политических группировок... С. 142.(назад)
16 Зельин К. К. Борьба политических группировок... С. 116-124.(назад)
17 Bicknell P. J. Studies in Athenian Politics... P. 60.(назад)
18 Зельин К. К. Борьба политических группировок... С. 123.(назад)
19 Bicknell P. J. Studies in Athenian Politics... P. 60-61.(назад)
20 Rhodes P.J. A Commentary... P. 254.(назад)
21 Sealey R. Regionalism in Archaic Athens // Historia, Bd IX. H. 2. 1960. P. 174.(назад)
22 Ср.: Lйvкque P., Vidal-Naquet P. Clisthиne L'Athйnien... Р. 50.(назад)
23 Зельин К. К. Борьба политических группировок... С. 115-116.(назад)
24 Lewis D. M. Cleisthenes and Attica... Р. 26; ср.: Rhodes P. J. A Commentary... Р. 257.(назад)
25 Davies J. K. Athenian Propertied Families... Р. 384; Bicknell P. J. Studies in Athenian Politics... Р. 61; Bourriot F. Recherches sur la nature du gйnos: Etude d'histoire sociale athenienne. T. 2. Lille; Paris, 1976. Р. 1297-1299.(назад)
26 Зельин К. К. Борьба политических группировок... С. 130-139.(назад)
27 Wade-Gery H. T. Studies in the Structure of Attic Society... Р. 26; Lewis D. M. Cleisthenes and Attica... Р. 34; Зельин К. К. Борьба политических группировок.... С. 135.(назад)
28 Lewis D. M. Cleisthenes and Attica... Р. 30-34.(назад)
29 Davies J. K. Athenian Propertied Families. Р. 384; Bourriot F. Op. cit. Р. 1291.(назад)
30 Зельин К. К. Борьба политических группировок... С. 139-140, 142-143.(назад)
31 Lewis D. M. Cleisthenes and Attica... Р. 37, 39; Rhodes P. J. A Commentary... Р. 254.(назад)

(c) 2003 г. О.Ю. Владимирская
(c) 2003 г. Центр антиковедения