Публикации Центра антиковедения СПбГУ

В.В. Лавров
Готские войны III в. н.э.: римское культурное влияние
на восточногерманские племена Северного Причерноморья


Проблемы античной истории
Сборник научных статей к 70-летию со дня рождения проф. Э.Д. Фролова.
Под редакцией д-ра ист. наук А.Ю. Дворниченко.
СПб., 2003. ISBN 5-288-03180-0
- 332 -

В предлагаемом исследовании рассматривается комплекс вопросов о составе участников "готских вторжений", об ареале варварских походов, о путях проникновения античной культуры в среду варваров. По данным письменных и археологических источников мы попытаемся проследить и выявить римское культурное влияние на материальную и духовную культуру варваров Северного Причерноморья-Нижнего Подунавья в III в. н. э.

1. Участники готских войн. В письменных источниках под общим названием "скифы"1 или "готы" упоминаются тринадцать восточногерманских этнонимов: готы, бораны (или борады), гревтунги, остроготы, тервинги, визи (вези), гепиды, герулы, вандалы, тайфалы, астринги, бастарны, певкины.2

Этническая принадлежность карпов дискуссионна.3

Относительно уругундов (Zos. 1, 31, 1 Oujrougou;ndoi) сложились два противоположных мнения. Одни ученые, например Ф. А. Браун,

- 333 -

видят в них тюркскую народность, жившую близ Меотиды.4 Другие полагают, что уругунды у Зосима - лишь искаженная передача восточногерманского этнонима буругунды (Bourouvgoundoi, Burgundiones).5

Различные точки зрения существуют относительно кельтов, упомянутых в биографии Клавдия (SHA. Claud. 6, 2). В. Г. Васильевский, основываясь на свидетельствах Пасхальной хроники, считал, что в них можно видеть славян.6 По мнению В. Томашека, в данном сообщении присутствует какой-то искаженный германский этникон, хотя какого-либо однозначного решения исследователь предложить не смог.7 К. Мюлленхофф в словах Celtae etiam видел порчу текста, однако, по мнению А. Н. Анфертьева, это неверно, поскольку в тексте биографии Клавдия в числе трофеев императора есть упоминание "прославляемых молвою кельтских кобылиц" (Claud. 9, 6: equarum, quas fama nobilitat Celticarum).8 Не исключено, что под кельтами могут подразумеваться и представители кельтских народов.

Данные литературных источников показывают, что племена, участвовавшие в "готских" вторжениях, совершали свои рейды в Римскую империю как по отдельности, так и объединившись в коалиции. По свидетельству Зосима (1, 31, 1), бораны, готы, карпы и уругунды напали на Италию и Иллириду. Кроме того, взяв суда у жителей Боспора, бораны совершили набег в Азию, на Питиунт. Иоанн Зонара (12, 21), описывая те же события, пользуется общим термином "скифы", отмечая, что "какая-то часть из них" переправилась через Боспор и Меотиду и разрушила множество земель. Согласно Зосиму (1, 34, 1), после удачного похода "скифов" (готов и боранов) с боспорских берегов на Питиунт и Трапезунт, "соседние скифы" (oJmorouvntoi Skuvqai) решили так же совершить морскую экспедицию в римские земли. В биографии Галлиена (6, 1-2) упомянуто, что пока римляне сражались против готов в Ахайе, "скифы, это часть готов (Scythae autem, hoc est pars Gothorum)", опустошили Азию. Дексипп (fr. 7 / F. Jacoby), сообщая о переговорах Аврелиана с вандалами, говорит о том, что

- 334 -

в них участвовали "цари и правители варваров". Из "Гетики" Иордана (Get. 91) известно о варварском союзе в Нижнем Подунавье в конце 240-х гг.: наряду с готами в этой коалиции участвовали тайфалы, астринги, три тысячи карпов, певкины и, возможно, какая-то часть римских солдат из числа восставших в Мезии легионов. В правление Галлиена, по сообщению Зосима (1, 37, 1), "скифы, вступив в соглашение воедино из всякого племени и рода, одною частью своих [полчищ] опустошали Иллирию и разоряли в ней города, а другая часть заняла Италию и дошла до Рима..." (перевод В. В. Латышева). Под второй частью имеются в виду ютунги (Dexip. fr. 6 / F. Jacoby).

Одним из наиболее крупных военных столкновений между коалицией варварских племен Северного Причерноморья стала война, победа в которой досталась императору Клавдию II. Об участниках похода источники сообщают следующее: Аврелий Виктор говорит о готах (Lib. de Caes. 31, 3), Георгий Синкелл (P. 467 / A. Mosshamer) о герулах, 9 собравших огромный флот и вторгшихся в римские земли. Иоанн Зонара (12, 22-25) определяет их просто варварами, а в биографии Аврелиана (16, 4) участники этого похода названы "меотидами". Более подробные списки племен представлены у Зосима (1, 42, 1 - герулы, певки и готы) и в жизнеописании Клавдия II.10

Объединения варваров в коалиции племен для совместных набегов на римские земли имело важное значение. Действия отдельных племен в составе военных союзов, очевидно, должны были способствовать формированию надплеменных организаций, без которых вряд ли было бы возможно эффективное ведение военных действий на римской территории. Это способствовало укреплению межплеменных связей. В свою очередь, совместные военные мероприятия и активные межплеменные контакты создавали благоприятные условия для проникновения

- 335 -

элементов римской культуры в варварскую среду. Причем такое проникновение в данных условиях, очевидно, охватывало все варварское общество Северного Причерноморья-Нижнего Подунавья, участвовавшее в "готских" войнах середины III в. н. э.

2. Ареал варварских вторжений. Письменные источники сообщают маршруты "готских" вторжений.

Аврелий Виктор называет Фракию (Lib. de Caes. 29, 2), Македонию, Ахайю и Азию (Lib. de Caes. 33, 3), Аммиан Марцеллин (31, 5, 15-17) - Боспор, побережье Пропонтиды, города Памфилии, "множество островов", Македонию, Фессалоники, Кизик, Анхиал, Никополь (на Истре), сообщая при этом, что "разрушен был Филиппополь", а варвары "свободно бродили по Эпиру, Фессалии и всей Греции".

В "Романе" Иордан пишет, что при Галлиене готы разграбили Грецию (§ 287). Клавдий победил готов, на протяжении пятнадцати лет разорявших Македонию и Иллирик (§ 288). Аврелиан совершил против готов походы на Дунай (§ 290). Cогласно "Гетике", готы вторглись в Мезию и Фракию (Get. 90), где среди городов упоминаются пострадавшие Маркианополь (Get. 91), Новы (Get. 101), Никополь (на Истре), Филиппополь (Get. 102-103). В Вифинии готы разорили Халкедон, "Трою и Илион". В провинции Азии готами было разрушено множество городов, в том числе Эфес, где они сожгли храм Дианы. По возвращении из Азии ими была опустошена Фракия. Тогда же был взят Анхиал, где готы оставались несколько дней (Get.107-110).

Согласно свидетельству Исидора Севильского (Hist. 4), в первый год правления Валериана и Галлиена готы, перейдя Альпы, разорили Грецию, Македонию, Понт, Азию и Иллирик. Причем Иллирик и Македонию они "держали" в течение пятнадцати лет, пока их не победил Клавдий.

Зосим сообщает о вторжении во Фракию, говорит о захвате готами Филиппополя (Zos. 1, 23-24). В период правления Галла "скифы" изрядно опустошили Европу и "перешли уже и в Азию и опустошили области до Каппадокии, Питинунта и Ефеса..." (Zos. 1, 28, 1; перевод В. В. Латышева). В начале правления Валериана "скифы" подвергли осаде Фессалонику (Zos. 1, 29, 2). Бораны, готы, карпы и уругунды - племена, живущие вдоль Истра, - напали на Италию и Иллириду, а бораны, взяв корабли у жителей Боспора, переправились в Азию (Zos. 1, 31, 1). На боспорских судах бораны совершили поход вдоль восточного берега Черного моря: "пристали" вблизи Фасиса "где, как

- 336 -

говорят, было построено святилище Фасианской Артемиды и дворец Аэта" (Zos. 1, 32, 3; перевод В. В. Латышева), однако взять святилище им не удалось, и варвары отправились на Питиунт, после чего покорили Трапезунт (1, 33, 1-2). Другая группа варваров совершила морской поход вдоль западного побережья Понта Евксинского. При этом часть войска шла параллельно с судами по суше. Они "миновали по правую руку Истр, Томей и Анхиал и пристали к Филеатинскому озеру, лежащему у Понта на западном повороте к Византии" (Zos. 1, 34, 2; перевод В. В. Латышева). Затем варварами был взят Халкедон, после чего они пошли на Никомедию, где захватили большие сокровища (Zos. 1, 35, 1). "Скифы" также совершили набеги на вифинские города Никею, Киос, Апамию и Прусу. Одновременно с захватом в плен Валериана (262 г.) одна часть "скифов" опустошила Иллирию, другая заняла Италию и дошла до Рима (Zos. 1, 37, 1). После разграбления Эллады варвары взяли штурмом Афины и заняли Фракию, но на борьбу с ними выступил Галлиен (Zos. 1, 39, 1). Когда пришел к власти Клавдий, "скифы" соединились с герулами, певками и готами, собрались у реки Тиры и на шести тысячах судах двинулись по Понту (Zos. 1, 42, 1). Варвары напали на Томей и на мезийский Маркианополь, но в обоих случаях неудачно (Zos. 1, 42, 1). Затем, миновав Геллеспонт, они подошли к Афону и, исправив суда, осадили Кассандрию и Фессалонику. Вскоре они удалились в глубь страны и "опустошали все селения по Доберу и Пелагонии" (Zos. 1, 43, 1; перевод В. В. Латышева). Какая-то часть "скифов" объехала морем Фессалию и Элладу (Zos. 1, 43, 2). Далее "варвары объехали морем Крит и Родос, но ничего не сделали достойного внимания и возвратились." После поражения, нанесенного им Клавдием, многие варвары подверглись заразной болезни, причем одни погибли во Фракии, другие - в Македонии. Уцелевших либо зачислили в римские легионы, либо дали им землю, чтобы они занимались земледелием (Zos. 1, 46, 1-2). Когда на престол вступил Тацит, "скифы, переправившись через Меотийское озеро и Понт, совершили набег до Киликии" (Zos. 1, 63, 1; перевод В. В. Латышева).

Иоанн Зонара сообщает, что когда варвары грабили Боспор, Деций сразился с ними и многих уничтожил (Ioan. Zonar. 12, 20). В правление Галла во время войны с персами "скифы" вторглись в Италию и устроили набег на Македонию, Фессалию и Элладу (Ioan. Zonar. 12, 21). Какая-то часть "скифов" переправилась через Боспор и Меотийское озеро и опустошила множество земель (Ioan. Zonar. 12, 21). Когда на римский престол взошли Валериан и его сын Галлиен,

- 337 -

"скифы" переправились через Истр и опустошили земли во Фракии, а затем осадили Фессалоники (Ioan. Zonar. 12, 23). После пленения Валериана варвары устроили набег на Италию и Фракию. При Клавдии "скифы" переправились через Меотийское озеро и вторглись в Европу и Азию: варвары опустошили многие земли и осадили Фессалоники (Ioan. Zonar. 12, 26). Во время правления Тацита варвары, переправившись через озеро Меотиду и реку Фасис, совершили набег на Понт, Каппадокию, Галатию и Киликию (Ioan. Zonar. 12, 27).

Согласно "Хронике" Дексиппа, пересказываемой Георгием Синкеллом, при Деции скифы, называемые готами, перешли Истр. Они опустошили Мезию, взяли Филиппополь (Dexip. Chron. fr. 22 / Jacoby F. Fr.GH). В "Хронографии" Георгия Синкелла сообщается, что во время правления Валериана и Галлиена скифы "снова" перешли реку Истр и опустошили Фракию. Были подвергнуты осаде Фессалоники, город в Иллириде (P. 466 / A. Mosshammer). "Скифы, называемые готами", переправившись через Понтийское море, вторглись в Вифинию и опустошили Азию и Лидию. Варварами был взята Никомедия и разорены многие города Ионии. Скифы напали на Фригию, Троаду, Каппадокию и Галатию (Syncel. P. 467 / A. Mosshammer). В правление Галлиена эрулы (герулы), переправившись на пятистах судах через Меотийское озеро и Понт, взяли Византий и Хрисополь (P. 467 / A. Mosshammer); затем они прошли через устье Евксинского Понта и переправились у Кизика, опустошили острова Лемнос и Скирос (Ibid.), прошли через Аттику, подожгли Афины, Коринф, Спарту и Аргос (Ibid.).

Из биографий императоров, известных как "История Августов", мы знаем, что ко времени правления Максима и Бальбина (238 г. н. э.) относится начало "скифской войны" и разрушение Истрии.

В консульство Претекстата и Аттика (242 г. н. э.) Гордиан III начинает войну с персами. По пути на восток, проходя через Мезию и Фракию, император "во время самого похода истребил, обратил в бегство, изгнал и оттеснил всех врагов, сколько их было во Фракии" (Gord. 26, 4; перевод С. П. Кондратьева). Вероятно, что среди упомянутых здесь "врагов" были и готы. Последние присоединились к римскому войску, по-видимому, в качестве наемников. О готах в составе римского войска известно из надписи Шапура I из Кааба-Зороастер (Res gestae divi Sapor).11 В правление Галлиена скифы вторглись

- 338 -

в Вифинию и разрушили ряд городов, в числе которых была Никомедия (Gall. 4, 7-8). Когда Валериан был в плену (Gall. 5, 2-6), "часть готов <...> захватив Фракии, опустошили Македонию, осадили Фессалонику, и нигде не было видно ни малейшего успокоения" (перевод С. Н. Кондратьева). Далее (Gall. 6,1-2) сообщается, что: "В Ахее сражались под начальством Марциана против тех же готов; побежденные, они ушли через страну Ахейцев. Скифы, то есть часть готов, опустошали Азию. Был разграблен и сожжен храм Эфесской Луны" (перевод С. Н. Кондратьева). В консульство Галлиена и Сатурнина (264 г. н. э.), когда Оденат получил императорскую власть над востоком, "скифы вторглись в Каппадокию. Захватив тамошние города, они после продолжительной войны, шедшей с переменным успехом, устремились в Вифинию" (Gall. 11, 1; перевод С. Н. Кондратьева). В консульство Валериана и Луцилла (265 г. н. э.) "скифы, построив суда, добрались до Гераклеи " (Gall. 12, 6; перевод С. Н. Кондратьева).

Наконец, в правление Галлиена готы опустошили Кизик и Азию, затем всю Ахею, но были разбиты афинянами, которыми руководил Дексипп. Изгнанные из Ахеи, варвары прошли через Эпир, Македонию и Мезию. В то же время Галлиен встретился с готами в Иллирике (Gall. 13, 10).

В биографии императора Клавдия подчеркивается, что одной из важнейших его заслуг является окончание войны с готами. Согласно жизнеописанию, готы собрали все свои племена и совершили набег на империю (Claud. 6, 1): "Сражались же в Мезии, было много битв у Марцианополя. <...> бились у Византии. <...> Бились и у Фессалоники <...>" (Claud. 9, 3-9; перевод С. Н. Кондратьева). Вероятно, после того как основная масса готов была разгромлена, в консульство Аттициана и Орфита (270 г. н. э.) оставшиеся варвары устремились в Гемимонт, где подверглись эпидемии, так "что Клавдий считал уже недостойным их победить" (Claud. 11, 3-4). Наряду с прочими пунктами, которые затронули варварские нашествия, указывается Крит; здесь же упоминается безуспешная попытка варваров опустошить Кипр (Claud. 12, 1). И, наконец, уже после смерти Клавдия от моровой язвы, в короткое правление Квинтилла "уцелевшие варвары пытались опустошить Анхинал и даже захватили Никополь. Но благодаря доблести провинциалов были уничтожены" (Claud. 12, 4; перевод С. Н. Кондратьева).

- 339 -

Согласно биографии Аврелиана, император одержал победу над варварами, которые встретились ему во Фракиях и Иллирике (Aurel. 39, 7).

Итак, в III в. н. э. варварскими вторжениями была охвачена значительная часть античного мира. За несколько десятилетий участники "готских" воин отметили своими набегами территорию от Иллирика до Каппадокии и от Боспорского царства до Крита. Безусловно, античная цивилизация даже в период своего относительного упадка так или иначе оказывала определенное влияние на северных варваров: их кратковременное присутствие в римских землях способствовало восприятию ряда достижений античной культуры и предопределило их знакомство с внутренней обстановкой в империи.

3. Пути проникновения римской культуры в варварское общество. Известия письменных источников позволяют нам проследить пути, по которым варварское общество вбирало в себя достижения античной цивилизации. Безусловно, главным источником знакомства готов с материальной культурой Рима стали военные походы. В случае удачных набегов варвары брали с собой награбленную добычу, в том числе продовольствие, вооружение, предметы роскоши, ремесла, а также многочисленных пленников. Приведем примеры походов готов, связанных с получением ими дани.

По свидетельству Иордана (Get. 91) готы, перейдя Дунай, опустошили Мезию и подступили к Марцианополю, но взять город штурмом не смогли и, получив выкуп от осаждаемых, отступили.

Зосим сообщает, что "скифы" перешли Танаис (имеется в виду Истр) и опустошили земли во Фракии. На борьбу с варварами отправился Деций, одержавший над ними победу. Он взял варварскую добычу и даже пытался помешать врагам возвратиться на родину. После смерти Деция готы возвратились домой, взяв добычу и пленных, в том числе из знати, захваченной в Филиппополе (Zos. 1, 23-24). Согласно Иоанну Зонаре, в период грабежей Боспора Деций сразился с варварами и многих из них уничтожил. Оказавшись в безвыходном положении, его противники предлагали возвратить награбленную добычу взамен того, чтобы им позволили уйти (Ioan. Zonar. 12, 20).

В "Хронике" Дексиппа сообщается, что скифы, называемые готами, взяли Филиппополь и возвратились домой со множеством пленников и добычи (Dexip. Chron. fr. 22 / Jacoby F. Fr.GH). В правление Галлиена (Iord. Get. 107-110) готы на кораблях переправились через Гелеспонт и пришли в Азию, где разграбили множество городов, среди которых был Эфес.

- 340 -

На боспорских судах варвары отправились на Питиунт. Взяв город, скифы захватили большое количество судов и поплыли к Трапезунту. В этом городе варвары овладели большим количеством сокровищ и пленных, после чего, "опустошив всю его область... возвратились на родину с огромным количеством кораблей" (Zos. 1, 33, 3; перевод В. В. Латышева). Увидя привезенные ими богатства, "соседние скифы" решили совершить подобный поход и вторглись в Малую Азию. Взяв Никомедию, варвары захватили сокровища и "изумились изобилию найденных [богатств]" (Zos. 1, 35, 1; перевод В. В. Латышева). "Предав пламени Никомедию и Никею и сложив добычу на повозки и суда, они стали думать о возвращении на родину, положив таким образом конец второму нашествию" (Zos. 1, 35, 2; перевод В. В. Латышева). Согласно жизнеописанию Галлиена, во время варварского вторжения "был разграблен и сожжен храм Эфесской Луны" (Gall. 6, 1-2; перевод С. Н. Кондратьева). В консульство Валериана и Луцилла (265 г. н. э.) "скифы, построив суда, добрались до Гераклеи и оттуда вернулись с добычей в свою землю" (SHA. Gall. 12, 6; перевод С. Н. Кондратьева).

Награбленная добыча попадала в варварскую среду. Безусловно, готы по достоинству оценили не только материальную ценность, но и превосходство в качестве многих предметов римского ремесленного производства, к тому же удобных в бытовом использовании.

Другим путем проникновения римских материальных ценностей служили денежные выплаты варварам либо в качестве дани, либо за военную службу. Как видно из сообщения Петра Патрикия, одно из нападений карпов на Мезию было вызвано тем, что римляне выплачивали готам дань; подобного же захотели карпы (fr.7/ F. Jacoby).

Во время похода Гордиана III в Персию готы присоединились к римскому войску в качестве наемников. В период правления Филиппа Араба (244-249 гг. н. э.), по свидетельству автора "Гетики", готы после того как у них была отнята стипендия, "из друзей сделались врагами" (Iord. Get. 89; перевод наш - В. Л.). Эти события стали поводом для войны между готами и римлянами, окончившейся гибелью императора Деция.

Привлечение в римскую армию варварских контингентов из числа участников "готских" воин продолжалось и в 260-270-х гг. Так, после победы над герулами в конце правления Галлиена, сдавшийся императору

- 341 -

герульский вождь Навлобад был удостоен консулярских почестей.12

Во фрагментах "Скифской истории" Дексиппа (fr. 7 / F. Jacoby) сообщается о мирных переговорах императора Аврелиана (270-275 гг. н. э.) с вандалами. Последние в числе прочих обязательств перед римлянами взяли на себя следующие: "С тех пор две тысячи конницы из вандалов служили в римском войске. Одни были избраны из всего народа и причислены к союзникам, другие добровольно вступали на службу римскую" (перевод наш - В. Л.). Вскоре вандальские союзники последовали за императором в Италию, куда он отправился, чтобы противостоять вторгшимся ютунгам.

Немаловажное значение для проникновения римской культуры в варварскую среду имели захваты пленников. Среди последних, безусловно, были не только аристократы и богатые купцы, за которых можно было получить солидный выкуп, но и квалифицированные военные, ремесленники, крестьяне-земледельцы, знания и опыт которых варвары могли использовать по прямому назначению. О частых случаях пленения готами римских подданных говорит ряд письменных источников.

По Зосиму, после заключения полководцем Деция Галлом мира с готами, варвары вернулись домой, взяв добычу и пленных, в том числе из знати, захваченной в Филиппополе (Zos. 1, 23-24). В "Хронике" Дексиппа, пересказываемой Георгием Синкеллом, сообщается, что во время возвращения готов домой Деций напал на них, но был убит. Варвары вернулись со множеством пленников и добычи (Dexip. Chron. fr. 22 / Jacoby F. Fr.GH).

В Трапезунте скифы овладели большим количеством сокровищ и пленных (Zos. 1, 33, 3). Когда "соседние скифы" увидели привезенные богатства, они решили совершить аналогичный поход, для чего с помощью пленников и торговцев построили корабли (Zos. 1, 34, 1).

Нельзя приуменьшать и духовное влияние римлян на варваров. Так, согласно Филосторгию, из пленников, захваченных готами в Садагалтине (Каппадокия), происходил "креститель" везеготов Ульфила.13 Мать

- 342 -

его, по преданию, была пленница греко-каппадокийского происхождения, а отец - гот (Philostor. Hist. Eccles. 2, 5).14

Из "Канонического послания" епископа Григория Неокесарийского, умершего около 270 г. н. э., следует, что во время набегов готов и боранов (имеются в виду боспорские походы)15 в плен к варварам попало большое число христиан. Это обстоятельство, по мнению В. Г. Васильевского, оказало влияние на приобщение готов к христианству.16

Готы мастерски использовали противоречия в римской среде, переманивая на свою сторону недовольных властью Рима. Источники упоминают о случаях перехода на сторону варваров как мирных жителей римской империи, так и солдат. Так, по Иордану "Острогота <...>, перейдя со своими <войнами> Данубий, опустошил Мезию и Фракию" (Get. 90; перевод наш - В. Л.). К начавшим войну готам был послан сенатор Деций, который, будучи не в состоянии остановить вторжение, отпустил воинов со службы, свалив на них всю вину за то, что готы перешли Дунай, после чего римские солдаты перешли на сторону Остроготы. Вероятно, о тех же событиях сообщают Зосим и Иоанн Зонара. В последний год правления Филиппа, в результате восстания римских войск в Мезии и Паннонии, был объявлен императором центурион второго Италийского легиона Марин. На подавление мятежа послали сенатора Деция, который после его успешного подавления был провозглашен императором (Zos. 1, 20, 21; Ioan. Zonar. 12, 19).17

Во время правления Деция готский вождь Книва после длительной осады взял Филиппополь, где на его сторону перешел Приск (Iord. Get. 102). Согласно свидетельствам Аврелия Виктора, наместнику Македонии Люцию Приску была предоставлена власть "сборищем готов", грабившем Фракию (Lib. de Caes. 29, 2). Узнав об этом, римская знать немедленно объявила Приска врагом отечества (Lib. de Caes. 29, 3).

По Зосиму и Иоанну Зонаре, полководец Деция Галл вступил в соглашение с варварами и подстроил императору засаду. В завязавшемся

- 343 -

сражении Деций был убит, а Галл заключил с готами мир (Zos. 1, 23-24; Ioan. Zonar. 12, 20).

Григорий Неокесарийский свидетельствует, что среди жителей провинции Понт находились такие, которые "примкнули к варварам, <...> принимали участие в нападении, <...> показывали не знающим [местности] варварам или пути, или жилища" (Gregor. Thaum. Epist. 7; перевод Н. И. Сагарды).

Когда скифы проплыли вдоль западного побережья Понта Евксинского и "пристали к Филеатинскому озеру, лежащему у Понта на западном повороте к Византию" (Zos. 1, 34, 2; перевод В. В. Латышева), они привлекли на свою сторону рыбаков и переправили сухопутное войско через пролив между Византией и Халкидоном (Zos. 1, 34, 2). Халкидон был взят без всякого сопротивления (Zos. 1, 34, 3). Затем скифы пошли на Никомедию и, захватив город, "всячески чтили и ублажали Хрисогона, давно склонявшего их пойти на Никомедию" (Zos. 1, 35, 1; перевод В. В. Латышева).

Несомненный интерес для темы нашего исследования представляет ситуация, связанная с боспорскими походами варваров.

Бораны, взяв корабли у жителей Боспора, переправились в Азию. Жители Боспора предоставили варварам суда "скорее из страха, чем из расположения" (Zos. 1, 31, 1). Такое поведение боспорян Зосим объясняет тем, что "пока у них были цари, получавшие власть от отца к сыну, то вследствие дружбы с римлянами, правильно организованных торговых сношений и ежегодно посылаемых им императорами даров они постоянно удерживали скифов, желавших переправиться в Азию. Когда же по исчезновении царского рода во главе правления стали недостойные и потерянные люди, то, боясь за себя, они предоставили скифам проход через Боспор в Азию, переправив их на собственных судах" (1, 31, 3; перевод В. В. Латышева).

Вопрос о том, что имел в виду Зосим, говоря об исчезновении на Боспоре царского рода и о занятии престола недостойными и потерянными людьми, до сих пор дискуссионен. Теодор Моммзен считал, что в этом отрывке речь идет о Фарсанзе, известном по статерам эмиссии 253 г. н. э.18 В. В. Латышев, вслед за Брандисом,19 полагал, что сообщение Зосима не следует понимать буквально и связывать с морскими походами готов.20 Аналогичного мнения придерживался и

- 344 -

В. Г. Васильевский.21 Исследователи, писавшие о боспорских походах готов, относили слова Зосима о "недостойных и потерянных правителях" к узурпации власти Фарсанзом, занимавшим боспорский престол в 253 г., а готские набеги традиционно датировали 255-256 гг., когда к власти возвратился Рискупорид V. Таким образом в их построениях возникала хронологическая лакуна между зафиксированными в источнике событиями. Это несоответствие, как правило, объяснялось недобросовестностью Зосима.22 Н. А. Фролова высказала предположение, что Фарсанз являлся соправителем Рискупорида V, основываясь на том, что их монеты чеканились одинаковыми штемпелями.23 По нашему мнению, с таким выводом согласиться нельзя, так как это может свидетельствовать лишь об эмиссии на одном монетном дворе, что не исключает временную узурпацию власти Фарсанзом. Однако, если принять дату первого морского похода - 253/4 г. н.э.,24 то сообщение Зосима не содержит никаких несоответствий.

Можно предположить, что появление готов на Боспоре позволило Фарсанзу временно утвердиться на боспорском престоле на неполный 253 г. н. э. Фарсанз помог готам в их намерениях, что соответствует сообщению Зосима о "недостойных и потерянных" людях, предоставивших варварам суда для перехода в Азию. Неудачи, постигшие готов во время штурма Питиунта, вероятно, сильно пошатнули положение Фарсанза и привели к падению его власти. В 254 г. на боспорском престоле cнова появляется Рискупорид V. Косвенным подтверждением подобной интерпретации событий служит наличие венка - символа победы - на оборотной стороне статеров Рискупорида V эмиссии 254 г.25

4. Результаты римского культурного влияния. Письменная традиция повествует о конкретных проявлениях культурного влияния Рима на варварский мир, в том числе об усвоении участниками "готских" воин элементов римского военного искусства.

Во фрагментах "Скифской истории" Дексиппа сохранились описания осады городов. Начнем с рассказа о штурме Маркианополя (Dexip. Scyth. fr. 25 / F. Jackoby).

- 345 -

Осаду этого города можно датировать началом правления римского императора Деция, правившего в 249-251 гг. н. э. (Iord. Get. 92). Согласно Дексиппу, варвары свезли к стенам города большое количество камней, чтобы тем самым "произвести на стенах большое истребление людей". Однако горожане сумели хорошо подготовиться к обороне. Штурм города начался с метания камней и "дротов руками и из лука". Вскоре запас камней и дротов у осаждающих закончился, а горожане, прикрывавшиеся во время обстрела щитами и бойницами, остались невредимы. Когда через несколько дней варвары снова попытались начать штурм, жители города "пустили в них камни и дроты насколько могли". Осаждающие стояли "плотной толпой", не ожидая подобной атаки, и, понеся потери, были вынуждены отступить.

Перейдем к описанию осады Филиппополя (Dexip. Scyth. fr. 27 / F. Jacoby). Штурм города состоялся, вероятно, незадолго до смерти Деция в 251 г. и шел в несколько этапов. Варвары подошли к стенам, "неся над головами щиты для защиты от метаемых (снарядов)". Сначала осаждающие пытались найти в стенах удобное место либо для пролома, либо для того, чтобы залезть на них по лестницам. Но защитники не дали осаждающим такой возможности. Тогда варвары установили "лестницы и машины". "Машины" представляли собой "брусья, сплоченные четырехугольником, сделанные подобно домикам", передвигавшиеся"на колесах и рычагами". Они были обтянуты шкурами и сверху прикрывались щитами. Осаждающие пытались проломить стену, применяя для этого "удлиненные брусья, окованные железом". Для того чтобы взобраться на стены, варвары использовали лестницы. Последние были двух видов - простые и на колесах. Наконец, осаждающие подкатывали "деревянные башни", с которых перекидывали на стены мосты. "Такое было у них (варваров) обилие машин",- заключает Дексипп. Но постепенно защитники города разрушили всю варварскую технику: машины ломали большими камнями и сжигали огнем, на лестницы скатывали бревна и камни. Тогда осаждающие, не достигнув успеха, сменили осадную тактику. Варвары притащили бревна, навезли землю, свалили мусор и таким образом сделали вокруг городских стен насыпь, чтобы, перекинув мосты, начать штурм города. Ночью один отважный горожанин зажег леса, поддерживающие насыпь. И, наконец, исчерпав все другие возможности, осаждающие забили весь ненужный скот, убили всех старых и больных пленных; все это они свалили в ров вместе с различным мусором. Через три дня трупы вздулись, и насыпь поднялась. Тогда

- 346 -

горожане, сделав небольшой проем в стене, начали свозить в город поднимающуюся землю. Таким образом варварская осада окончилась поражением. Показательно, что уже через небольшой промежуток времени, отделяющий осады Маркианополя и Филиппополя, при штурме последнего города варвары использовали технические средства и осадные приемы, явно заимствованные из военного искусства римлян.

Осадная техника применялась участниками "готских" воин и при блокаде города Сиды (вероятно, во время готского вторжения в Малую Азию при Галлиене) (Dexip. Scyth. fr. 29 / F. Jackoby). Здесь ими безуспешно использовались аналогичные машины, подводившиеся к стене, и деревянные башни, которые для защиты от огня обивали листовым железом, сырыми кожами и другими пожаростойкими веществами. Впрочем, и в этом случае для варваров осада оказалась неудачной. О применении осадных машин при штурме Кассандрии и Фессалоник (период правления Галлиена) упоминает Зосим (1, 43, 1).

Итак, приведенные примеры показывают использование варварами- участниками "готских" воин осадной техники. Примечательно, что до середины III в. н. э. у нас нет каких бы то не было свидетельств об использовании германскими племенами осадной тактики.26 Нет никаких сомнений, что подобная тактика применялась гораздо чаще, чем это можно проследить по письменным источникам. Из приведенных фрагментов "Скифской истории" Дексиппа следует, что участники "готских" воин быстро усваивали приемы римского военного искусства. При штурме Филиппополя варвары применяли все виды римской осадной тактики: попытались взять город приступом, а после неудачи начали осаду. Здесь уже используются осадные валы - насыпи, которые сооружались вокруг стен, передвижные башни с подъемными мостами, таранные черепахи - различные "машины", стеноразрушительные багры и лестницы.

Вряд ли варвары сами смогли бы выработать столь сложные приемы осады городов - им скорее всего оказывали помощь римские военные специалисты, которые уже в конце 240-х гг. н. э. присутствовали в варварском войске.

К числу военных достижений, заимствованных у римлян, можно отнести и использование участниками "готских" войн флота. По свидетельствам источников, впервые морские набеги были совершены из Боспорского царства в 253/4 и 258 гг. н. э. На этот раз "недостойные и

- 347 -

потерянные люди", занявшие боспорский престол, переправили боранов в Азию на собственных (боспорских) судах (Zos. 1, 31, 1). Во время первого похода бораны отпустили боспорских матросов и, после поражения у Питиунта, вынуждены были захватить какие-то суда, чтобы вернуться домой (Zos. 1, 32, 1). Во время второго боспорского похода, после взятия Питиунта, варвары забрали большое количество судов и, воспользовавшись пленными в качестве гребцов, поплыли к Трапезунту (Zos. 1, 33, 1).

После боспорских походов "соседние скифы" построили корабли при помощи пленников и людей, прибывших с торговыми целями (Zos. 1, 34, 1).

По Аммиану Марцеллину, "полчища скифских народов прорвались на двух тысячах судов через Боспор" (31, 5, 15). Согласно Иордану (Get. 107), готы взяли корабли и переправились через Гелеспонт в Азию. Зосим рассказывает о том, что скифы, соединившись с герулами, певками и готами, собрались у реки Тиры, построили 6 тыс. судов, сели на них в количестве 320 тыс. человек и двинулись вдоль западного побережья Понта (1, 42, 1). Когда Тацит вступил на престол, "скифы, переправившись через Меотийское озеро и Понт, совершили набег до Киликии" (Zos, 1, 63, 1; перевод В. В. Латышева).

Во время правления Клавдия, сообщает Иоанн Зонара, варвары переправившиеся через Меотийское озеро, опустошили Европу и Азию (12, 26). Афинянин Клеодем организовал оборону, и множество скифов, пришедших по морю, вынуждено было спасаться бегством (Ioann. Zonar. 12, 26).

При Галлиене эрулы (герулы) на пятистах судах переплыли Меотийское озеро и Понт (Georg. Syncel. p. 467 / A. Mosshammer). В период правления Клавдия эрулы снова в большом количестве на судах вторглись в римские земли (Georg. Syncel. p. 469 / A. Mosshammer).

В жизнеописании императора Клавдия говорится, что флот готов насчитывал две тысячи судов (SHA. Claud. 8, 1, 2).

Тактика морских походов участниками готских войн была заимствована у жителей античных городов Северного Причерноморья. Эта точка зрения вполне согласуется с источниками (Zos. 1, 31, 1) и не вызывает сомнений.27 Однако, на наш взгляд, представляется примечательным одно обстоятельство: за весь предшествующий почти тысячелетний период сосуществования в Северном Причерноморье античных

- 348 -

городов и варварских племен последние ни разу не осуществляли морских набегов.

Не исключено, что использование участниками "готских" войн флота было обусловлено не только римским влиянием, но и благоприятными условиями, сложившимися в самой варварской среде. Материалы черняховской археологической культуры свидетельствуют о наличии определенного скандинавского элемента среди племен ее носителей.28 Поэтому не исключено, что практика морских вторжений могла быть обусловлена участием в готских войнах III в. н. э. выходцев из Скандинавии, издавна знакомых с мореплаванием.29

5. Данные археологии. Присутствие германских племен в Северном Причерноморье подтверждают артефакты черняховской археологической культуры.30

Памятники черняховской культуры концентрируются в Лево- и Правобережном Поднепровье и далее распространяются на запад в Молдову и Румынию (культура Сынтана де Муреш).31 Их локализация совпадает с той территорией, которую, по мнению ряда исследователей, занимали в Нижнем Подунавье-Северном Причерноморье восточногерманские племена.32 Со временем доминации восточногерманских племен в Северопонтийском регионе - серединой III - IV вв. н. э.33 - в общем, совпадают и хронологические границы черняховской культуры. В проблеме формирования черняховской культуры М. Б. Щукин отмечает два аспекта, одним из которых является образование некоего населения, обладавшего этой культурой под воздействием социально-экономических

- 349 -

и политических изменений.34 На первостепенную роль "готских" войн в этнокультурных процессах в Северном Причерноморье справедливо указывала и А. В. Гудкова. По ее мнению, "войны III в., длившиеся на протяжении жизни двух поколений, "сплавили" воедино разноэтничную массу людей, совместно участвовавших в сухопутных и морских походах, сражениях и грабежах..."35 Многие памятники черняховской культуры располагались как в непосредственной близости от античных центров Северного Причерноморья-Нижнего Подунавья, так и на прежних римских землях.36

Не претендуя на исчерпывающую полноту, попытаемся выявить некоторые античные элементы, присутствующие в материальных остатках черняховской культуры.

Примечательно, что со временем существования черняховской культуры совпадает усилившийся приток римских серебряных монет в Восточную Европу.37 Недостаток римских монет заставлял варваров чеканить свою собственную монету, подражая римским образцам. Варварские подражания с типом идущего Марса известны на Азиатском Боспоре. Их выпуск, возможно, связан с появлением на Боспоре готов и боранов.38

В то же время на территорию современных Украины и Молдовы продолжали поступать дешевые вина, преимущественно из Малой Азии, хотя во второй половине III в. н. э. их ввоз и сократился. Импорт вина составлял важную статью торговли.39 На черняховских поселениях повсеместно встречаются обломки амфор "танаисского" типа первой половины III в. н. э. (например, Каменка-Анчекрак).40

В III-IV вв. н. э. отмечается возрастание импорта стеклянной посуды, но снижается импорт краснолаковой. Последнее связано с распространением среди черняховских племен собственного керамического

- 350 -

производства.41 Стекло производилось и на поселениях черняховской культуры. Так, раскопками 1956-1957 гг. на поселении у с. Комарово (Черновицкая обл.) была открыта мастерская по производству стекла. Среди ее продукции выявляется тип сосудов, аналогии которому можно найти в Танаисе, в римских лагерях на Дунае, у Косаново, в Каменке. В Римской империи ареал распространения таких сосудов, производившихся во второй половине - конце III в. н. э., включает Салону, Аквилею, Паннонию. Круг формальных аналогий комаровскому стеклу охватывает римские провинции Подунавья. Мастерская в Комарово просуществовала недолго, в пределах третьей четверти III в. н. э.42

В настоящее время на территории Северного Причерноморья обнаружено 250 поселений, которые можно отнести к черняховской культуре. Стационарные исследования производились на незначительной их части, на ряде памятников были заложены лишь шурфы. На сегодняшний день выявлено три укрепленных поселения: Городок (на Южном Буге), Александровка (р. Ингулец) и Башмачка (Надпорожье).43

В целом на поселениях черняховской культуры отмечается отсутствие регулярной застройки, хотя укрепленные поселения Александровка и Городок строились по заранее обдуманному плану.44

На каменных постройках черняховской культуры часто применялась характерная для римского домостроительства кладка.45 Попутно можно отметить определенную тенденцию в развитии каменного домостроительства черняховской культуры: в более восточных районах - низовья Южного Буга, Ингульца и Днепра - преобладают поселения с каменными постройками.46 По мнению Б. В. Магомедова, в основе причерноморского каменного домостроительства лежит не провинциально-римская, а местная греко-варварская традиция.47 И все же некоторые каменные постройки можно напрямую связать с присутствием выходцев из римских провинций. Известны три пункта с домами, построенными в типично римской строительной технике: у

- 351 -

с. Чимишены (Криулянский р-н Молдовы), у с. Собарэ (Молдова), у с. Комарово (Черновицкая обл.). 48

Античные традиции прослеживаются и при возведении черняховских крепостей, например Александровка. Городище располагается на скалистом мысу, образованном обрывистым берегом р. Ингулец (с востока) и двумя балками. С севера, со стороны плато, территория городища ограничена валом и рвом. В древности вал служил основанием для стены. От нее сохранились незначительные остатки забутовки. На западной стене прослеживаются фундаменты четырех башен. 49 По мнению Б. В. Магомедова, возможными предшественниками черняховских крепостей могли быть позднескифские городища Нижнего Днепра. Однако черняховские строители, несомненно, обогатили свой опыт достижениями античной архитектуры. Это проявилось как в регулярности застройки Александровки и Городка, так и в системе круглых башен и эскарпов, т. е. в системе укреплений Александровского городища. 50

О наличии тесных торговых контактов у племен носителей черняховской культуры с античными центрами свидетельствуют материалы раскопок усадьбы, расположенной на поселении Каменка-Анчерак на берегу Березанского лимана. Находки амфор "танаисского" типа датируют поселение серединой III в. н. э. Хозяин усадьбы, судя по греческим граффити на краснолаковых сосудах, был знаком с античной культурой и, возможно, сам являлся выходцем из провинциальной греко-римской среды. На поселении раскрыто одиннадцать помещений, из которых только три можно признать жилыми. Остальные площадью во многие десятки квадратных метров могли использоваться в качестве стоил для скота и складов сельскохозяйственной продукции. Для транспортировки товаров усадьба обладала удобным водным путем. По суше отсюда было не более 25 км. степной дороги до Ольвии.51

- 352 -

Очевидно, что проникновение античных элементов в черняховскую культуру было обусловлено, в первую очередь, влиянием "готских" войн, когда произошло знакомство восточных германцев с более развитой материальной и духовной культурой Римской империи.


Примечания


1 В римской и византийской письменной традиции термином "скифы" зачастую обозначались варвары, живущие к северу от Истра. См. например: Dexipp. Chron. fr. 16: "скифы... называемые готами"; Philostorg. Hist. Eccl. II, 5: Ульфила происходил "из скифов за Истром, которых прежде называли гетами, а ныне готами"; Proc. Caes. B.G. IV, 5, 5: "[Готские народы]... в прежние времена они же и скифами назывались... как все племена, которые занимали эти местности... они вообще назывались скифскими народами; а некоторые из них назывались савроматами, меланхленами или как-нибудь по-другому". (Перевод наш - В. Л.). Об употреблении термина "скифы" для римского времени см.: Подосинов А. В. 1) Скифы, сарматы и геты в "Tristia" и "Epistulae ex Ponto" Овидия // Древнейшие государства на территории СССР. 1975. М., 1976. С. 23-27, 40; 2) Произведения Овидия как источник по истории Восточной Европы и Закавказья. М., 1985. С. 163-164. Прим. 214. По мнению исследователя, наименования "Скифия", "скифский" отражает в произведениях Овидия, как правило, традиционные в античной историографии представления о Северном Причерноморье, восходящие еще к описанию "Скифии" Геродота. (назад)
2 Schonfeld M. Worterbuch der altgermanischen Personen- und Volkernamen. Heidelberg, 1911. S. 38-39, 44, 52, 78-80, 108-110, 113, 120-121, 129, 180, 219, 222-223, 267.(назад)
3 Patscht C. Carpi // RE. Bd 3. Spr. 1608-1610; Bichir G. The Archaeology and History of the Carpi // BAR. Suppl. series 16. Oxford. 1976. P. 5-20.(назад)
4 Браун Ф. А. Разыскания в области гото-славянских отношений. СПб., 1899. С. 314-415.(назад)
5 Schonfeld M. Worterbuch... S. 55-58; Schwarz E. Germanische Stammeskunde. Heidelberg, 1956. S. 75-76.(назад)
6 Васильевский В. Г. Житие Иоанна Готского // Труды. Т. 2. Вып. 2. СПб., 1912. С. 364.(назад)
7 Tomaschek W. Celtae // RE. Bd 3. Spr. 1886.(назад)
8 Анфертьев А. Н. Меотийские народы // Петербургский археологический вестник. № 10 (в печати).(назад)
9 Подробнее о герулах см.: Лавров В. В. 1) Герулы в Причерноморье // Stratum & Петербургский археологический вестник: Сборник статей к 60-летию Д. А. Мачинского и М. Б. Щукина. СПб.; Кишинев, 1997. С. 214-217; 2) Из истории скандинаво-причерноморских связей III-IV вв. н. э. // Первые скандинавские чтения: Этнографические и культурно-исторические аспекты. СПб., 1997. С. 65-69; 3) К вопросу об этническом составе населения Танаиса во второй половине III-IV вв. н. э. // Международные отношения в бассейне Черного моря в древности и средние века. Тез. докл. VI науч. конф. Ростов на Дону, 1992. С. 57-58; 4) Восточные германцы в Приазовье в III-IV вв. н. э. // Петербургский археологический вестник. № 10 (в печати).(назад)
10 SHA Claud. 6, 2: "denique Scytharum diuersi populi, Peuci, Grutungi Austrogoti, Teruingi si, Gipedes, Celtae etiam et Eruli, praedae cupiditate in Romanum solum inrupuenerunt atque illic pleraque uastarunt..." Представленный здесь список "скифских народов" состоит из целого ряда конъектур. В рукописи P, на которой основывает свое издание Э. Холь: "peuci trutungi austorgoti uirtingi sigy pedes celtae etiam et eruli".(назад)
11 "После того, как Мы вступили на царство народов, цезарь Гордиан собрал войско из всей державы римлян, а также из народов гуттов и германцев, и в Ассирию против народа ариев и Нас отправился" (перевод наш - В. Л.). -Maricq A. Classica et Orientalia // Syria T. 35. Fasc. 3/4. P. 307; Bailey H. W. A Parthian Reference to the Goths // English and Germany Studies University of Birmingheam. Cambridge. 1961. Vol. 7. P. 82-83. (назад)
12 Stein F. Naulobatus // RE. Bd 16. Spr. 1968.(назад)
13 Подробнее о христианстве у готов см.: Лавров В. В. 1) О конфессиональной принадлежности крымских готов // Церковная археология: Мат-лы первой Всеросс. конф. СПб.; Псков, 1995. Ч. 1: Распространение христианства в Восточной Европе. С. 47-49; 2) Епископ Ульфила и развитие готской литературы // Интеллектуальная элита античного мира. Тез. докл. научн. конф. СПб., 1995. С. 67-70; 3) К вопросу о христианстве крымских готов // Древнее Причерноморье. Третьи научн. чтения памяти проф. П. О. Карышковского. Одесса, 1996. С. 62-64.(назад)
14 Thompson E. A. The Wisigoths in the Time of Ulfila. Oxford, 1966. P. 8.(назад)
15 Сагарда Н. И. Святой Григорий Чудотворец, епископ Неокесарийский. Его жизнь, творения и богословие. Пг., 1916. С. 193-197.(назад)
16 Васильевский В. Г. Житие Иоанна Готского. С. 356.(назад)
17 Stein F. Claudius Marinus Pacatianus // RE. Bd 3. Spr. 2771-2772; Alfoldi A. The Invations of the Peoples from the Rhine to the Black Sea // CAH. Vol. 12. P. 143.(назад)
18 Моммзен Т. История Рима. М., 1949. Т. 5. С. 212.(назад)
19 Brandis I. Bosporus // RE. Bd 3. Spr. 785.(назад)
20 Латышев В. В. PONTIKA. СПб., 1909. С. 119-120.(назад)
21 Васильевский В. Г. Житие Иоанна Готского. С. 354.(назад)
22 См., напр.: Гайдукевич В. Ф. Боспорское царство. М.; Л., 1949. С. 450; Блаватский В. Д. Пантикапей. М., 1964. С. 207-217; Кругликова И. Т. Боспор в позднеантичное время. М., 1966. С. 17.(назад)
23 Фролова Н. А. История правления Рискупорида V (242-276) по нумизматическим данным // СА. 1980. № 3. С. 69. (назад)
24 Лавров В. В. Готы и Боспор в III в. н. э. // Античный полис. СПб., 1995. С. 112-122.(назад)
25 Фролова Н. А. Вторжения варварских племен в города Северного Причерноморья по нумизматическим данным // СА. 1989. № 4. С. 200.(назад)
26 Thompson E. A. The Early Germans. Oxford, 1965. P. 131-140. (назад)
27 Wolfram H. History of the Gotes. Berkley; Los-Angelos. P. 50-51.(назад)
28 Шаров О. В. Культурно-исторические связи Восточной Европы и Северного Причерноморья в середине III-IV в. н. э. / СпбГУ. Дисс.... канд. ист. наук. СПб., 1995. С. 189.(назад)
29 Подробнее см.: Лавров В. В. 1) Переселение готов в Причерноморье // ВДИ. 1999. № 3. С. 170-183; 2) Из истории скандинаво-причерноморских связей III-IV вв. н. э. // Первые скандинавские чтения: Этнографические и культурно-исторические аспекты. СПб., 1997. С. 61-71.(назад)
30 Щукин М. Б. 1) Современное состояние готской проблемы и черняховская культура // АСГЭ. 1977. № 18. С. 79-81; 2) К предыстории черняховской культуры (13 секвенций) // АСГЭ. 1979. Вып. 20. С. 66-89; Scukin M. B. Das Problem der Chernjachow-Kultur in der sowjetischen archeologischen Literatur // Zeitschrift fur Archaologie. 1975. Bd 9. S. 25-41; Kazanski M. Les Goths. Paris, 1991. P. 39-61.(назад)
31 Ionita J. Chronologie der Sintana de Mures-Cherniachov-Kultur // Archaeologia Baltica. T. 8: "Peregrinatio Gothica". Lodz. 1986. S. 295-315.(назад)
32 См., напр.: Wolfram H. History of the Gotes. P. 57-75, 85-96, 114-116.(назад)
33 Щукин М. Б. 1) О начальной дате черняховской культуры // Prace Archeologiczne. 1976. Z. 22. S. 303-315; 2) К предыстории черняховской культуры... С. 76-84; Шаров О. В. Хронология могильников Ружичанка, Косаново, Данчены и проблема датировки черняховской керамики // Петербургский археологический вестник: Проблемы хронологии эпохи Латена и римского времени. 1992. № 1. С. 158-207.(назад)
34 Щукин М. Б. Черняховская культура и явление кельтского ренессанса (к постановке проблемы) // КСИА. Вып. 133. 1973. С. 17. (назад)
35 Гудкова А. В. Этнокультурные процессы в степях между Днестром и Дунаем в позднеримское время // Северо-Западное Причерноморье: Ритмы культурогенеза. Тез. докл. семинара. Одесса, 1992. С. 51.(назад)
36 Магомедов Б. В. Черняховская культура Северо-Западного Причерноморья. Киев, 1987. С. 13; Павленко Ю. В., Сон Н. О. Пiзньоантична Тiра та ранньодержавне об'эднання вiзiготiв // Архєологiя. 1991. № 2. С. 6-15; Daicoviciu C. Einige Probleme der Provinz Dazien wahrend des 3. Jahrhunderts // Studii Clasice. 1965. Vol. 7. S. 235-250.(назад)
37 Кропоткин В. В. Экономические связи Восточной Европы в I тысячелетии нашей эры. М., 1967. С. 111.(назад)
38 Кропоткин В. В. Экономические связи... С. 27, 28. 32.(назад)
39 Кропоткин В. В. Экономические связи... С. 111.(назад)
40 Магомедов Б. В. Черняховская культура... С. 82.(назад)
41 Кропоткин В. В. Экономические связи... С. 112. (назад)
42 Щапова Ю. Л. Мастерская по производству стекла у с. Комарово (III-IV вв. н. э.) // СА. 1978. № 3. С. 230, 239-241.(назад)
43 Магомедов Б. В. Черняховская культура... С. 13.(назад)
44 Магомедов Б. В. Черняховская культура... С. 13. (назад)
45 Магомедов Б. В. Черняховская культура... С. 19.(назад)
46 Магомедов Б. В. Черняховская культура... С. 15.(назад)
47 Магомедов Б. В. Черняховская культура... С. 25.(назад)
48 Смiшко М. Ю. Поселення III-IV ст. н. е. з слiдами скляного виробництва бiля с. Комарiв Чернiвецькоi областi // МДАПВ. 1964. Вып. 5. С. 67-80; Рикман Э. А. Этническая история населения Поднестровья и прилегающего Подунавья в первых веках нашей эры. М., 1975. С. 205-214; Щукин М. Б. К вопросу о контактах римлян с носителями черняховской культуры (по материалам поселения Чимишены) // Древнейшие общности земледельцев и скотоводов Северного Причерноморья (V тыс. до н. э. - V в. н. э.). Киев, 1991. С. 223-224.(назад)
49 Магомедов Б. В. Черняховская культура... С. 27.(назад)
50 Магомедов Б. В. Черняховская культура... С. 29.(назад)
51 Магомедов Б. В. Черняховская культура... С. 77. (назад)

(c) 2003 г. В.В. Лавров
(c) 2003 г. Центр антиковедения