Публикации Центра антиковедения СПбГУ

С.Г. Сердюкова
Правление Антонина Пия.
К проблеме адоптации в императорский период


Античное государство
Политические отношения и государственные формы в античном мире
Сборник научных статей. Под редакцией професора Э.Д. Фролова. Санкт-Петербург, 2002. ISBN 5-288-013125-8
- 159 -

Правление Антонина Пия обычно не вызывает особого интереса у исследователей. Этот период не отмечен яркими событиями и выдающимися решениями. Антонин, по словам Эрвина Гримма, не оставил после себя никакого индивидуального следа в истории государственных учреждений, в его правление наблюдается отсутствие настоящей мысли и настоящей энергии. Хотя Э. Гримм все же признает особую популярность Пия среди современного ему общества, поскольку нельзя не отметить, что он обладал качествами, немаловажными для правителя - честностью, трудолюбием, справедливостью, благоразумием 1. Император Марк Аврелий отмечал впоследствии, обращаясь к самому себе: "Поступай во всем так, как ученик Антонина. Вспомни его способность действовать всегда согласно разуму, постоянное равновесие его духа" (M. Aurel. Comm., VI, 301).

"Безликость" правления Антонина в литературе, главным образом с легкой подачи Э. Гримма, стала общим местом и обычно упоминается сразу, как только речь заходит об этом принцепсе, перед перечислением его заслуг. Спокойствие в государстве объясняется не столько индивидуальными чертами Пия, сколько международной и внутренней ситуацией и заслугами его предшественников, приведших империю к стабильному состоянию 2. Э. Гримм, когда писал свое известное исследование, посвященное истории принципата в I и II веках, многое перенял у Теодора Моммзена, занимавшегося тогда теми же вопросами 3. Но как в общей схеме сочинения и в его главной идее, так и по более мелким вопросам

- 160 -

Э. Гримм часто расходится во взглядах с Т. Моммзеном 4. Так, Э. Гримм, безусловно, с любовью и большим интересом относится к теме своего сочинения, к истории империи, это видно при чтении каждой страницы его произведения. Т. Моммзен, напротив, не любил заниматься императорским периодом, а историков принципата c присущей ему эмоциональностью, довольно грубо, называл навозными мухами, усевшимися на грязный материал 5. Для него империя - это "болото", лишенное каких-либо живых процессов (об этом он говорит в письме к Виламовицу от 13 октября 1877) 6. Однако Т. Моммзен освобождает от обвинения Траяна и Пия, поскольку первый был очень храбр, а второй - очень добр. Но, так как они были не более, чем очень храбры и очень добры, то они и не сумели оказать глубокое влияние на ход событий 7. Общий взгляд на принципат и различное отношение к Антонину Пию можно дополнить высказыванием еще об одном императоре. Э. Гримм пишет: он не проявлял новых политических идей, а занимался подведением итогов административного развития первых полутора веков существования империи 8. Т. Моммзен называет этого императора, напротив, выдающейся личностью, его и Аврелиана, остальных же бездеятельными и чудовищно зависимыми. Оба исследователя говорили об Адриане. Стоит заметить также, что Э. Гримм, когда писал свой труд, был все-таки довольно молодым ученым и об этом упоминает его рецензент Юлиан Кулаковский 9. Сочинение Э. Гримма осталось незаконченным, но в то же время не превзойденным в отечественной науке.

- 161 -

Из двух авторитетных мнений довольно трудно выбрать одно. Нам кажется в случае с Антонином Пием, что правление этого императора является такой же составляющей "антониновской легенды", как и правление его предшественников, по крайней мере, заслуги Пия не меньше. На тот момент не нужны были кардинальные реформы, механизм управления требовал лишь сохранения равновесия, которое возможно было при мирном существовании государства.

Вторая тема нашей статьи - адоптация, то есть усыновление, проблема выбора наследника, которую мы рассмотрим на примере адоптации Пия. В действительности, проблема адоптации затрагивает не только всю династию Антонинов, но и практически весь императорский период, где принцип усыновления при выборе наследника встречается постоянно. Династия Антонинов опиралась на этот принцип как на оптимальный вариант, не дававший сбоя три четверти столетия. В зарубежной литературе эпоха после усыновления Траяна называется "адоптивной" или "гуманитарной". Причина адоптации, по мнению немецкого историка Карла Криста, заключается в том, что тяжелый кризис принципата требовал новой ситуации. Для Нервы и Траяна важно было дистанцироваться от "тирана" Домициана. Идеологема "усыновление лучшего", а таким было усыновление сильного человека, служила для укрепления власти. Сначала спорный и проблематичный порядок наследования был идеологически взвешен, а в "Панегирике" Плиния Младшего возведен даже до исполнения божественной воли и, тем самым, стал неподвластен человеческой критике. Сенат мог думать, что ему предстоит выбор принцепса. Поэтому следующие после Нервы принцепсы вынуждены были противопоставить этой теоретической претензии сената последовательную династическую политику 10. Другой ученый Лотар Викерт замечает, что проблема, которая для нас связана с наследованием в эпоху принципата, является результатом характерных особенностей системы принципата. Принципат, как ему кажется, становится политическим институтом в 17 г. до н. э., когда

- 162 -

Август усыновляет своего внука и назначает фактическим наследником 11. Исследователь Д. Тимпе видит в первом случае передачи власти решительный переход к институализации единоличного правления 12. Р. Сайм говорит, что усыновление императором практически всегда означало назначение наследника13. В иностранной научной литературе вопросу адоптации уделяется достаточно большое место. В отечественной науке широкой дискуссии не прослеживается. Обычно об усыновлении говорят вскользь. Адоптация Траяна Нервой объясняется авторитетом первого в войсках, которым Нерва не обладал, поскольку изначально был ставленником сената: своего рода компромиссным вариантом, который должен был обеспечивать согласие между влиятельными группировками при дворе, то есть между придворными группировками и сенатом. Нерва, которому было под семьдесят, подобно когда-то Гальбе, усыновившему Пизона, назначил соправителем и наследником человека, полного сил и способного найти общий язык с обществом и продолжить его политику. И Нерва, и Гальба в 69 году, исходили не столько из собственных интересов, сколько из интересов государства. Тут просматривается аналогия с Августом, который, усыновив Тиберия и назначив его наследником, пояснил что делает это rei publica causa (Vell. Pat., 2, 104, 1; Suet. Tib., 21, 3), так сказать, из государственных соображений 14.

История адоптации Адриана Траяном имеет свою интригу, так как есть сообщения, что официально передача власти оформлена не была. Власть, якобы, досталась Адриану при посредничестве жены Траяна Плотины. Дело в том, что со времени Гальбы адоптация уже не являлась частным делом принцепса, а приобрела вид официального акта. Адоптация, таким образом, Гальбой Пизона показывает появление усилившейся самостоятельности принцепса 15. Но в случае с Адрианом выбор

- 163 -

Траяна ли, Плотины ли, действительно оказался лучшим для государства.

О причине выбора Адрианом Антонина Пия в источниках приводятся различные версии. У нас есть данные авторов Scriptores Historiae Augustae Элия Спартиана и Юлия Капитолина, сообщения Диона Кассия и Аврелия Виктора, некоторые косвенные указания в философском сочинении Марка Аврелия и в речи Элия Аристида "Панегирик Риму". Во многом факты, приводимые древними авторами, схожи между собой, дополняют друг друга, но встречаются и расхождения.

Анализом источников в связи с проблемой адоптации Антонина Пия в конце XIX века занимались немецкие историки Х. Боссарт и И. Мюллер, написавшие небольшую работу, где выделяется рациональное зерно в сообщениях, дошедших до нас 16.

Итак, в 135 г. император Адриан, чувствуя приближающуюся кончину, хотя ему на тот момент было всего 58 лет, решил назначить наследника, дабы после его смерти государство избежало распрей со стороны возможных претендентов на престол, а преемник - кривотолков относительно законности его власти. Так как Адриан был бездетен, среди кандидатов можно выделить следующих лиц: престарелого шурина императора, 90-летнего Сервиана Урса, который еще при Траяне пытался достичь власти. Внук этого Урса Педаний Фуск - как и его дед, представитель старой знати, поддерживаемый обществом; Платорий Непот, друг Адриана, затем Теренций Генциан, ставленник сената, и префект Рима Катилий Север - дед по матери будущего императора Марка Аврелия, в то время любимца Адриана (V. Hadr., XXIII, 1-9). Все они имели основания претендовать на власть, и всех их принцепс подозревал в стремлении захватить власть. Поэтому и по ряду других причин в 135 г. наследником неожиданно был назначен Луций Цейоний Коммод, который стал именоваться Луций Элий Вер (V. Ael., II, 6) 17. Он сразу получил титул "Цезарь", указывающий на то, что именно этот человек должен в будущем стать императором. Титул "Цезарь" мог быть получен либо при рождении,

- 164 -

либо по факту принадлежности к семье императора, либо при адоптации. При усыновлении впервые Гальба даровал этот титул Пизону, Адриан в данном случае следует примеру Гальбы 18. Тогда же Элий Вер получил трибунскую власть, второй ординарный консулат и был назначен наместником Паннонии (Dio Cass., LXIX, 17, 1; V. Ael., III, 2). Античные историки склонны объяснять выбор Адриана красивой внешностью Вера (V. Hadr., XXIII, 10; V. Ael., III, 8; V, 1-2), потому что заслуги его кажутся весьма посредственными, другие причины неубедительны. Например, Жером Каркопино полагает, что Адриан усыновил Вера потому, что тот являлся его незаконным сыном 19. Рональд Сайм считает это маловероятным 20. Однако Адриан, действительно, относился к Веру, как к сыну, об этом есть сообщения. Но, скорее всего, дело не в этом. Адриана, возможно, просто привлекала посредственность Вера, который неплохо исполнял свои обязанности по управлению провинцией, снискал славу полководца, хотя и средних способностей, не блестящего. По всей видимости, это был настолько посредственный человек, что Адриан даже не придал значения тому обстоятельству, что Вер приходился зятем Негрину, одному из четырех консулов, составивших в 118 году заговор с целью убийства Адриана. Кроме того, Вер был настолько слаб здоровьем, что не смог даже произнести в сенате речь по случаю своего усыновления. В источниках выбор императора назван прихотью, которая, однако, обошлась казне в 300 миллионов сестерциев. Средства пошли на устройство празднеств и на раздачи народу и войску.

Усыновление Вера было встречено общественным недовольством (V. Hadr., XXIII, 11). С 136 до 138 гг. были казнены Юлий Урс и Фуск, а также многие другие, впали в немилость Туберон, известный полководец (V. Hadr., XV, 7-8), затем Гай Умидий Квадрат, консул 118 г., и Катилий Север, консул 120 г. и городской префект 138 г (V. Hadr., XXIV, 6; V. Marci, I, 4). Общество ничего не выиграло от этого усыновления. Сам Адриан

- 165 -

сказал своему префекту претория: "Мы оперлись на довольно шаткую стену, которая не то, что государство, но даже нас с трудом может поддерживать" (V. Ael., VI, 3).

Однако 1 января 138 г. Вер умирает и событие это не стало для Адриана неожиданным, но оказалось, скорее, выходом, так как он уже разочаровался в своем избраннике. 25 февраля он назначает нового преемника - Антонина Пия. Элий Спартиан пишет, что Адриан долго колебался, хотя утверждал, что принял решение еще при жизни Вера (V. Ael., VI, 7-9). Условием адоптации являлось одновременное усыновление Пием Аврелия Виктора, которому тогда исполнилось 27 лет, и восьмилетнего Луция Вера. По всей видимости, Адриан наследником желал видеть именно Марка Аврелия, но из-за очень юного возраста тот не мог стать в это время принцепсом. Марк Аврелий, кроме того, приходился племянником Антонину Пию, и для последнего этот факт имел немаловажное значение. Многие ученые на Западе считают династический принцип в системе наследования основополагающим и видят в претендентах на престол, ставших наследниками императорской власти, близких или дальних родственников действующего принцепса 21. Например, Ж. Каркопино видит причину адоптации Антонина в том, что его жена приходилась родственницей жене Адриана.

Как бы то ни было, после усыновления Пия империя получила даже не одного, а трех наследников, составляющих династию. Таким образом, возможно, Адриан решил защитить государство от междоусобной борьбы за трон, отстранив других претендентов, а также сенат и войско, упорядочив наследование 22. С другой стороны, в данном случае четко прослеживается тенденция к бюрократизации: высший государственный чин назначает себе преемника и постепенно вводит его в дела управления. Согласие сената и войска в данном случае лишь формальность, которая при должной идеологической политике не представляла сложности.

Историки приводят трогательный рассказ о том, как Адриан увидел однажды в сенате заботу Антонина о своем тесте и якобы поддавшись импульсу, решил его усыновить (V. Hadr., XXIV, 3; V. Ant., IV, 2).

- 166 -

За это же якобы Антонину дали прозвище Пий. Но Капитолин вполне разумно считает, что такой обычный поступок, не представляющий ничего из ряда вон выходящего, все же не мог стать единственным мотивом (V. Ant., IV, 3). Аврелий Виктор повторяет рассказ Scriptores о "пиетете" Пия, и он, скорее всего, пользовался теми же источниками, что и Спартиан с Капитолином. Один из них - историк Марий Максим, постоянно упоминаемый в SHA. Эти авторы писали свои сочинения в IV веке, а историк начала III века Дион Кассий ничего не знает об этом случае или не считает нужным упомянуть его. Он пишет, что Адриан собрал совет "друзей" для решения вопроса о наследнике. Скорее всего, речь идет об императорском совете (consilium principis) 23, на котором, кроме "друзей" императора, заседали также префект претория, начальники ведомств императорской канцелярии и юристы - consiliarii. Дион (LXIX, 20) вкладывает в уста Адриану длинную речь: он предлагает советникам выбрать наследником человека разумного, не слишком молодого, чтобы государство не потерпело ущерба, но не старца. Затем следовали высказывания каждого из участников совета, которые, возможно, были занесены в протокол сената. Скорее всего, большинство подали свои голоса за Антонина 24. Таким образом, по Диону, решение принималось не под воздействием импульса, вряд ли Адриан стал бы второй раз рисковать судьбой государства ради своих прихотей. Лотар Викерт проводит параллель между речью Адриана у Диона Кассия и речью Гальбы у Тацита при усыновлении Пизона. Оба они - и Адриан, и Гальба - ищут у слушателей поддержки, уверяя, что адоптация совершается на благо государства (rei publicae causa) 25.

Сенат по сути, как мы видим, благожелательно отнесся к Пию и признал его авторитет. Дело в том, что у Антонина начисто отсутствовали замашки тирана, он был прекрасным дипломатом, умевшим лавировать между различными группировками,

- 167 -

что, кстати, являлось характерной чертой и Нервы, и Траяна. Пий сумел, не вызывая подозрений у Адриана, завоевать уважение сенаторов. Еще при жизни Адриана он спас многим сенаторам жизнь, а в свое правление вообще отменил казни сенаторов. Будучи принцепсом, он всегда отчитывался перед сенатом в своих действиях. Он умел также добиваться от сенаторов того, что нужно было ему, не силой, а путем переговоров и компромисса. Например, после смерти Адриана сенат категорически отказался обожествлять его, так как при нем пострадало много представителей высшего сословия, Антонин же без труда, уступками совершенно непринципиальными, сумел изменить решение сената.

Антонин Пий был либерален во всем, и не только по отношению к аристократии. Так, он, например, вновь разрешил иудеям обрезание и прекратил преследование христиан. Того, кто умертвит раба, он приказал считать убийцей: убийство раба приравнивалось к убийству перегрина. Он запретил продавать рабов для развратных целей и для казни на арене. Раб всегда мог найти убежище у статуи императора. При нем был смягчен закон об умерщвлении целыми массами невольников. Он приказал продавать новым владельцам рабов, с которыми жестоко обращались.

В армии авторитет Пия поддерживался щедрыми подарками, поскольку денег в казне было достаточно (после смерти императора насчитывалось 2.700.000.000 сестерциев). Небольшие победоносные войны в Британии, с маврами, германцами и аланами, подавление восстаний в Ахайе и Египте также способствовали тому, что популярность Пия в обществе росла. Строительная деятельность, восстановление разрушенных городов, предотвращение голода за счет собственной казны - вот неполный перечень заслуг принцепса 26.

До нас дошла речь Элия Аристида, относящаяся именно к периоду правления Антонина Пия, речь, обращенная не к императору, а к римлянам, где автор восхваляет римское государство и его правителя. Вряд ли Аристид стал писать свой

- 168 -

"Панегирик Риму", предназначенный для публичного чтения, если бы он не рассчитывал на народную поддержку и одобрение. В этой речи в 143 г. он восклицает: "Все прекрасные, почтенные ваши принципы и учреждения постоянно, непрерывно все более и более укрепляются и утверждаются...И великий почтенный правитель ваш, как хороший борец, настолько превосходит своих предшественников, насколько...он сам выше остальных... Справедливо и законно все, что он ни постановит (107-108, пер. И. Турцевича). Аристид, таким образом, дает понять, что назначение наследником Пия является следствием не одного только желания императора при поддержке сената, но и волей общественности, народа, который еще до адоптации проникся любовью и уважением к Пию. Следовательно, Антонин Пий не был случайной фигурой, как это может показаться на первый взгляд. Назначение его наследником явилось отражением чаяний народа и требований римского государства.


Примечания

1 Гримм Э.Д. Исследования по истории развития римской императорской власти, т. 2, СПб., 1900, с. 433.(назад)
2 См., например: Зелинский Ф.Ф. Римская империя. СПб., 1999, с. 308; Ковалев С.И. История Рима. Л., 1986, с. 555-556.(назад)
3 Кулаковский Ю.А. Рец. на: Гримм Э.Д. Исследования по истории развития римской императорской власти, т. 1-2, СПб., 1900 // ЖМНП, 1902, июль, отд. II, с. 154-171.(назад)
4 Т. Моммзен в "Rцmische Staatsrecht" не дает картину исторического развития римских государственных форм и идей. В отношении Римской империи мы можем рассчитывать только на идеи Моммзена - юриста, и не знаем совсем Моммзена - историка. (назад)
5 Моммзен Т. История римских императоров. СПб., 2002, с. 392.(назад)
6 Цит. по: Demandt A. Geschichte der Spatantike. Munchen, 1998, S. 19-20. Издатель лекций Т. Моммзена А. Демандт считает, что взгляд Моммзена на империю не совсем верен. Империя тоже скрывает развитие. К нему относится, кроме всего прочего, становление наследственной власти (ibid.). (назад)
7 Моммзен Т. История римских императоров, с. 392.(назад)
8 Гримм Э. Д. Ук. соч., с. 427.(назад)
9 Кулаковский Ю.А. Ук. соч., с. 154. (назад)
10 Крист К. История времен римских императоров, т. 1, Ростов-на-Дону, 1997, с. 381-382.(назад)
11 Wickert L. Neue Forsihungen zum rцmischen Prinzipat // Aufstieg und Niedergang der Rцmischen Welt, Prinzipat, Tl. I, Bd. II, Berlin; New York, 1972, S. 43.(назад)
12 Timpe D. Untersuchungen der Kontinuitдt des frьhen Prinzipat// Historia. Einselschriften, Heft. 5, Wiesbaden, 1962, S. 18.(назад)
13 Syme R. Antonine relatives// Athenaeum. N. S., 35, 1957, S. 18. (назад)
14 Timpe D. Op. cit., S. 27.(назад)
15 Когда сенаторы хотели после смерти Адриана отменить его указы, Антонин Пий заявил им, что тогда акт об адоптации тоже будет недействительным (см.: Wickert L. Op. cit., S. 46).(назад)
16 Bossart X., Muller J. Geschichte des Kaisers Antoninus Pius, Leipzig, 1968. (назад)
17 Прозвище Вер встречается в SHA, оно ошибочно. После усыновления он стал называться Л. Элиан Цезарь: PIR 1, 326 N 509. (назад)
18 Wickert L. Op. cit., S. 46.(назад)
19 Carcopino J. Passion et politique schez les Casars. Paris, 1958, p. 218f. (назад)
20 Syme R. Op. cit., p. 309.(назад)
21 См.: Wickert L. Op. cit., S. 3-76; 42-46; 52-54. (назад)
22 Ковалев С.И. Ук. соч., с. 555, прим. 21.(назад)
23 В SHA Vit. Hadr., VIII, 1 совет называется обществом собеседников императорского величества (contuberbium imperatoriae maiestatis). Совет этот приобретает при Адриане официальный характер. (назад)
24 Антонин тоже был участником совета.(назад)
25 Instinsky H.U. Augustus und die Adoption des Tiberius // Hermes. Bd. 94. 1966. S. 324-343. (назад)
26 Реформаторская деятельность Антонина Пия проявилась не только в области права, но также в социальной (эдикты о honestiores и humiliores; система алиментаций (организация puelle Faustinianae)) и религиозной областях.(назад)


(c) 2002 г. С.Г. Сердюкова
(c) 2002 г. Центр антиковедения