Публикации Центра антиковедения СПбГУ

А.А. Попов
Институт царской власти в Греко-Бактрии


Античное государство
Политические отношения и государственные формы в античном мире
Сборник научных статей. Под редакцией професора Э.Д. Фролова. Санкт-Петербург, 2002. ISBN 5-288-013125-8
- 95 -

Проблемы истории эллинизма (336-30 гг. до н.э.) всегда вызывали большой интерес среди российских и советских ученых. Именно в эту эпоху истории древней Греции на территории бывшего СССР возникли значительные самостоятельные государства. Из-за обострения проблем в Афганистане в последние годы обострился интерес к Центральной Азии, и в том числе к ее древнейшему прошлому. Единственным независимым центрально-азиатским государством древности и средневековья, где у власти находились европейцы, было Греко-бактрийское царство. История Греко-Бактрии (середина III-середина II вв. до н. э.) является третьим и последним периодом бактрийского эллинизма, которому предшествовали македонский и селевкидский периоды. Сама же территория Бактрии занимала современный Афганистан, южный Узбекистан и Таджикистан, северный Пакистан и являлась сердцем центрально-азиатского региона.

Интерес к истории Греко-Бактрии возник еще в XVIII веке. В 1738 г. в Петербурге было издано сочинение российского академика Г. З. Байера "Historia regni graecorum Bactriani". В качестве источников великий ученый использовал сведения античных авторов и данные нумизматики. Однако лишь в XX веке появились новые значительные исследования. В 1938 г. вышло монументальное сочинение В. Тарна "Греки в Бактрии и Индии"1 , в 1957 г. появилась работа А. К. Нарайна "Индо-Греки"2 . Несмотря на то, что эти исследования сохраняют свое значение до сегодняшнего дня, они основаны на тех же источниках, что и упомянутое произведение Г. З. Байера.

О культуре Центральной Азии в эпоху эллинизма до недавнего времени было известно немного. Это коснулось, прежде всего, монументального искусства: архитектуры, скульптуры. До второй половины XX века искусство эллинистической Бактрии и Согдианы представлялось по наличию

- 96 -

обильного числа монет, выполненных в типично греческой технике, с легендами на греческом языке, с изображениями эллинских богов и героев. Некоторые произведения ювелирного искусства можно было отнести ко времени эллинизма в центрально-азиатском регионе, однако памятники монументального искусства были не известны. По этому поводу в историографии появляется понятие "бактрийский мираж", характеризующее отсутствие находок предметов монументального искусства 3 .

Во второй половине XX века на территории Центральной Азии произошли сенсационные археологические открытия, развеявшие "бактрийский мираж". В 1964 г. в Ай Ханум на севере Афганистана французскими учеными был найден эллинистический город, а в 1976-1991 гг. в Тахти Сангине на юге Таджикистана экспедицией под руководством Б. А. Литвинского и И. Р. Пичикяна был раскопан эллинистический храм Окса. Эти открытия открыли исследователям древней Бактрии новые перспективы. На сегодняшний день мы обладаем значительным количеством литературы по истории и культуре эллинистической Бактрии.

Основными источниками по данной теме являются произведения античных авторов и нумизматика. Особенно интересными литературными источниками являются Полибий, Страбон, Юстин. Нумизматика дает уникальную информацию о титулатуре греко-бактрийских правителей. С помощью нумизматики возможно проследить формирование царского культа в Греко-Бактрии.

Несмотря на то, что только в середине III в. до н. э. бактрийские правители стали независимыми, истоки этого лежат в предыстории возникновения этого государства. В этом можно убедиться, исследуя в истории державы Ахеменидов восстания бактрийских наместников еще с VI в. до н.э., которые делали попытки обрести независимость для Бактрии. Наиболее известным примером установления царской власти на территории Бактрии является заговор бактрийского сатрапа Бесса, который убил своего господина Дария III и даже провозгласил себя новым царем Артаксерксом. Попытки обретения независимости

- 97 -

для Бактрии делались и при Александре Великом и сразу после его смерти, но уже со стороны эллинов-колонистов.

Однако подлинное установление независимости и царской власти в Бактрии произошло в период правления Диодота I, который, будучи наместником Бактрии, поднял восстание против Селевкидов в середине III в. до н.э. (Strab. XI, 9, 3; Just. XLI, 4, 5) 4 . Селевкидам пришлось в этот период бороться еще и с парфянами, и так как союзниками в этой борьбе выступили бактрийцы, можно предположить, что Диодот I получил от них признание права на ношение царской диадемы. Однако остается вопрос об обожествлении первого греко-бактрийского царя, который был прозван "Спасителем" и "Богом". Вероятно, обожествление, если оно и было, то произошло в правление Евтидема I или его преемников.

Вряд ли такое можно утверждать относительно Диодота II, который впоследствии воспринимался как предатель общеэллинского дела из-за сближения его с парфянами (Just. XLI, 4, 5). Результатом этого стала победа парфян в союзе с Греко-бактрийским царством над Селевкидами, бывшим союзником Греко-Бактрии. Диодот II, по мнению следующих бактрийских царей и Селевкидов, вообще был не достоин царской власти над Бактрией и, прежде всего, над эллинами, жившими в этой стране. Царская власть в период правления Диодота II не пользовалась популярностью среди эллинов, поэтому имела слабую социальную опору. В итоге этот недальновидный правитель был свергнут другим эллином Евтидемом из Магнезии, а потомки Диодота II все были убиты (Polyb. XI, 34, 2-3). Его смерть для центрально-азиатских эллинов стала избавлением от опасности потерять ведущие позиции в Бактрии, уступив варварам-иранцам.

Качественно новым этапом в формировании царской власти является правление Евтидема (около 230 - 190 гг. до н.э.). По-видимому, первое время Евтидему пришлось укреплять авторитет царской власти, сильно пошатнувшийся в период правления Диодота II. Обстановку усугубила война с Антиохом III Великим (208-206 гг. до н.э.). Результатом этого столкновения стало поражение передовых бактрийских отрядов на р. Арий,

- 98 -

осада Бактр и взаимовыгодный для обеих сторон мирный договор из-за затянувшейся осады. Одним из пунктов этого договора было признание за Евтидемом его царского титула со стороны Антиоха III, что дало официальное признание независимости Греко-бактрийского царства от державы Селевкидов. Видимо, именно из-за этого Евтидем получил прозвище "Бог". Его власть была настолько популярна, что даже противники его преемников признавали авторитет Евтидема, как наиболее удачливого греко-бактрийского правителя. При нем оформляется царский культ. Успехи внутри государства отразились и во внешней политике Греко-Бактрии. Время Евтидема - это период активной экспансии Греко-бактрийского царства на территории к югу от него, процветания экономики из-за стабильности внутри государства и стабилизации торговли со средиземноморскими эллинистическими державами. Возможно, именно при Евтидеме возникает система соправителей, так как существовала сложность в управлении таким большим государством.

В первой половине II в. до н.э. Евтидемиды распространяют свою власть на народы индийского полуострова. Устанавливая свое господство в Индии, бактрийским правителям приходилось считаться с интересами местного населения, о чем свидетельствуют надписи на монетах на индийском языке. Вырабатывается новая идеология, обожествляющая предыдущих царей и возводящая династию Евтидемидов к Селевкидам и даже к самому Александру. Окончательно оформляется царский культ. Уже при жизни Евтидемиды берут себе громкие эпитеты (Деметрий Непобедимый, Антиох Бог, Агафокл Справедливый и т. д.). Многие ученые считают это пропагандой Евтидемидов, направленной против Евкратида. Однако их свершения действительно значительны, ведь при первых Евтидемидах Греко-Бактрия достигла огромных размеров за счет присоединения индийских территорий, происходит значительный экономический рост. Однако Деметрий I и, возможно, другие Евтидемиды не смогли устоять перед новым узурпатором Евкратидом.

Евкратид (около 175 - 150 гг. до н.э.) был, по-видимому, очень энергичным человеком и благодаря своему мужеству, проявленному в борьбе с Евтидемидами, сумел подчинить даже

- 99 -

их индийские владения. В итоге Евкратид меняет свою титулатуру. Вместо "царя" появляется титул "царя царей". Видимо, это связано с покорением Евкратидом индийских владений Евтидемидов, так как в первое время своего царствования он не носил такого громкого титула. Однако, скорее всего, под "царями" подразумевались не только Евтидемиды, правители отдельных областей греко-бактрийского государства, но и местные царьки, существовавшие как в индийских владениях греко-бактрийских правителей, так и в других частях Греко-Бактрии. Видимо, Евкратид уподобил себя Ахеменидам, носившим подобный титул. Тем самым он поставил себя на одну ступень с Селевкидами и, возможно, даже узаконил претензии бактрийских царей на восточные владения Ахеменидов, включавших и долину Инда. Однако политика Евкратида, ориентированная на борьбу с Евтидемидами, оказалась пагубной. Уже при нем Греко-Бактрия теряет часть западных владений, захваченных парфянами (Strab. XI, 11, 2; Just. XLI, 6, 1). Конец жизни великого "царя царей" плачевный. Он был убит своим сыном, который надругался над его трупом (Just. XLI, 6, 1). Возможно, по мнению многих эллинов, это стало для Евкратида справедливым наказанием за войну между эллинами, которую тот начал.

При сыне Евкратида царская власть, по-видимому, ослабевает. Вскоре после восшествия на престол новый и последний греко-бактрийский царь был свергнут вторгшимися на территорию Бактрии кушанами (около 129 г. до н.э.). Таков был печальный итог последних греко-бактрийских правителей, называвших себя "царями царей".

Греко-бактрийская монархия прошла все возможные ступени развития эллинистической единоличной власти. Бактрийский наместник за примерно сто лет эволюционировал до "царя царей". Тем не менее, сравнившись по значимости с Ахеменидами, Александром, Селевкидами, греко-бактрийские "цари царей" также стремительно, как и многие другие, потеряли свое величие.

Несмотря на скудость наших литературных и эпиграфических источников, хотелось бы отметить ряд соображений относительно царской власти в Греко-Бактрии, осуществляя сравнительный анализ с другими эллинистическими монархиями.

- 100 -

Хотя принятие царского титула Диодотом I было прямо связано с его внешнеполитическими успехами, процесс становления монархии в Греко-Бактрии вряд ли происходил при непосредственном участии войска. По крайней мере, в источниках отсутствуют свидетельства конституционной роли армии. Что же касается государств Селевкидов и Лагидов, то, по убедительно аргументированному мнению Э. Бикермана, армия не играла конституционной роли, "за армией отнюдь не признавалось права приводить к власти царей или низвергать их" 5 .

Сами эллинистические монархи отождествляли государство и государственную власть со своей собственной личностью. Для большинства эллинистических государств характерен высокий уровень концентрации власти в руках царя.

Власть любого эллинистического царя имела военный характер. Это выражалось в том, что правитель обладал высшей военной властью, осуществляя часто лично командование армией, руководил разработкой военной стратегии, принимал решения относительно начала войны или заключения мира. Если Евтидем I сам не участвовал в боевых действиях против Антиоха III у р. Арий, это не значит, что он не был командующим армией и не принимал участия в обороне Бактр в качестве главнокомандующего. Как мы знаем, Менандр погиб во время сражения (Plut. Mor. 821), а Евкратид принимал участие в битве с армией Деметрия (Just. XLI, 6, 4) 6 . Сам Деметрий, по-видимому, был великим полководцем, который завоевал некоторые области Индии и имел прозвище "Непобедимый".

Наиболее важные дипломатические акции греко-бактрийские цари осуществляли лично или через приближенных, что видно, например, из переговоров между Антиохом III и Евтидемом (Polyb. XI, 34).

В соответствии с греческими представлениями о царской власти монарх считался источником права: обладал прерогативой издания государственных законов. В Греко-бактрийском царстве, как и в других государствах эллинистического мира, законы издавались на двух уровнях. Первый - решения народных собраний

- 101 -

городов, которые принимались только для жителей данного полиса и не распространялись на граждан других общин. Причем по поводу дел, касающихся монаршего престола, корона, скорее всего, в той или иной степени и форме стремилась оказывать влияние на законодательную деятельность народных собраний городов. Второй - более высокий уровень - составляли законы, вышедшие из царской канцелярии. Издавались они от лица царя, распространяли свое действие на население всего государства. Для более верного решения вопроса о характере власти греко-бактрийских царей важно выяснить, существовали ли какие-либо юридические ограничения их деятельности, защищалась ли отдельная личность в государстве от произвола монарха. Например, источники по истории другого эллинистического государства, Пергама, приводят примеры своеволия царей, расправы по желанию монарха над отдельными людьми и над целыми группами 7 .

Велика была роль греко-бактрийских царей в религиозной жизни страны. По-видимому, им принадлежала инициатива в распространении новых культов в стране, в организации празднеств. Возможно, происходили какие-то церемонии, при которых обожествленный правитель сам являлся причиной для торжества.

В области идеологии становление сильной царской власти, обладавшей значительными материальными возможностями и военным потенциалом, выразилось в формировании царских культов. В социально-политической, культурной и религиозной жизни греческого мира культовые, профессиональные, возрастные и другие объединения играли важную роль. Среди них наиболее значительную группу составляли религиозные товарищества, объединявшие почитателей какого-либо божества или обожествленной личности. Например, в Пергаме существовал союз атталистов, который подобно другим культовым коллегиям эллинистического мира, имел собственные средства, имущество, находившееся в общем владении; возможно, выбирался казначей. В эллинистическую эпоху известны и другие коллегии почитателей царей или династий, возникновение которых

- 102 -

было связано с широким распространением практики обожествления монархов 8 . Возможно, в Греко-Бактрии тоже существовала подобная коллегия почитателей обожествленной царской персоны. Не случайно некоторые правители Греко-Бактрии наделялись эпитетом "Бог".

Роль царской власти в развитии экономики Греко-Бактрии и ее администрировании, видимо, была решающей.

Как и в большинстве других эллинистических государств, греко-бактрийскому монарху принадлежала инициатива постройки любого мало-мальски крупного поселения, так как зачастую оно основывалось для расселения там новопоселенцев-эллинов. Соответственно их политическому статусу они должны были жить по полисным законам, но лишь царь имел право даровать им полисные свободы, наделять автономией гражданский коллектив для решения незначительных внутренних вопросов, касающихся экономики, уголовного права и т.д. Скорее всего, монарх контролировал экономическую жизнь полисов, ставя на особо ответственные посты своих ставленников.

Как складывались отношения греко-бактрийской короны со своими туземными подданными в экономической сфере - вопрос. Однако следует попытаться смоделировать эти отношения. Вероятнее всего, местная знать была обязана царям, прежде всего, военной повинностью, как и греческие подданные. Однако помимо знати существовали рядовые общинники, которые могли попасть в зависимость к монархии. Они были обязаны платить налоги и исполнять трудовые повинности.

Подобно тому как существовало частное рабство, могло существовать рабство государственное, то есть были рабы, работавшие в царских хозяйствах. Возможно, они были наследием селевкидского времени в Греко-Бактрии и находились на положении так называемых laoi. Состояли ли эти рабы исключительно из иноплеменников или в их число входили люди, попавшие в зависимость из-за долгов, не известно. Однако вследствие непрекращающихся внешних конфликтов с сопредельными народами и государствами, число рабов в Греко-Бактрии должно было быть более значительным по сравнению с предыдущими эпохами. Следует все же отметить, что греко-бактрийские цари должны были учитывать специфику центрально-азиатского

- 103 -

региона, где традиционно труд лично свободного человека превалировал над рабским, а рабство по своим формам зависимости было менее кабальным в отличие от греческой цивилизации, где раб не являлся даже человеком, а считался скорее каким-то животным. Контроль над количеством рабов и их минимальными правами, притом, что число рабов, без сомнения, увеличилось с приходом греков, следовало осуществлять на государственном уровне. Ведь и рабский труд составляет основу экономики государства.

Хотя прямых свидетельств мы не имеем, все же встает вопрос о налоговых льготах храмам. Храмы и храмовые общины подчинялись государству, которое осуществляло общее управление их жизнью. Цари должны были предоставлять им освобождение от тех или иных налогов. Скорее всего, правители предпочитали предоставлять свободу от налогов и известную самостоятельность во внутренних делах, получая в ответ поддержку со стороны авторитетного жречества и достаточно многочисленных почитателей разных божеств.

Особое место в экономике царского хозяйства должна была занимать внешняя торговля. Ведь Бактрия контролировала очень важные транзитные пути из Индии, Алтая, Южной Сибири в страны Ближнего Востока и Средиземноморья. Греко-бактрийские монархи были обязаны воспользоваться столь удачным географическим положением и взимать с купцов пошлины.

Плюс к этому из самой Бактрии и Согдианы вывозилось большое количество полезных ископаемых и, возможно, существовал экспорт сельскохозяйственной продукции. В связи с этим цари Греко-Бактрии вполне могли держать в своих руках монополию на внешнюю торговлю некоторыми товарами. Ибо такая практика существовала в эллинистическом Египте.

Дворцы и резиденции эллинистических правителей находились не только в столице, но и в других значительных городах государства. Таким примером служит дворец, открытый в Ай Ханум. Безусловно, такой город как Бактры, который выдержал двухлетнюю осаду селевкидских войск, должен был иметь царскую резиденцию, и, скорее всего, он являлся одной из столиц Греко-бактрийского государства. Помимо этих двух городов другие эллинистические полисы Бактрии и Согдианы могли иметь царские апартаменты.

- 104 -

Пример других эллинистических держав говорит о том, что строительство новых городов, переселение жителей из одного населенного пункта в другой тоже разрешалось лишь с позволения греко-бактрийского царя или при личном участии, либо по его инициативе. Это положение подкрепляется наличием полисов на территории Греко-бактрийского государства, названных в честь греко-бактрийских монархов: Евтидема (Евтидемия), Евкратида (Евкратидия).

Греко-бактрийская монархия прошла несколько ступеней развития, которые наиболее ярко проявились в период царствования родоначальников всех трех греко-бактрийских династий (Диодота I, Евтидема I и Евкратида I). Итогом стало обретение греко-бактрийскими правителями самого громкого титула древности "царя царей", заимствованного от Ахеменидов. Как и другие эллинистические единодержавные режимы, греко-бактрийская царская власть подразумевала под собой высшую административную и военную, значительную экономическую и религиозную власть в государстве. Греко-бактрийским монархам принадлежали наиболее важные внутри- и внешнеполитические инициативы.

Падение власти греко-бактрийских царей связано, прежде всего, с недальновидной захватнической внешней политикой в Индии, с попыткой повысить авторитет греко-бактрийской монархии за счет удачных военных предприятий, с усилением центробежных сил после появления системы соправителей, с нестабильной внутренней обстановкой после восстания Евкратида и, наконец, с общей для большинства эллинистических монархий проблемой крайне потребительского отношения к покоренным народам, в данном случае - к бактрийцам и согдийцам.


Примечания

1 Tarn W. W. The Greeks in Bactria and India. 1st ed., Cambridge, 1938.(назад)
2 Narain A. K. The Indo-Greeks. 1st ed., Oxford, 1957.(назад)
3 Литвинский Б.А., Пичикян И.Р. Эллинистический храм Окса. Т. 1, М., 2000, с. 7.(назад)
4 Массон В. М., Ромодин В. А. История Афганистана. Т. 1, М., 1964, с. 103.(назад)
5 Бикерман Э. Государство Селевкидов. М., 1985, с. 9.(назад)
6 Nikonorov V. P. The Аrmies of Bactria (700 BC - 450 AD). Vol. 1. Stockport, 1997, p. 45. (назад)
7 Климов О. Ю. Царство Пергам: Очерк социально-политической истории. Мурманск, 1998, с. 60.(назад)
8 Климов О. Ю. Царство Пергам, с. 66.(назад)


(c) 2002 г. А.А. Попов
(c) 2002 г. Центр антиковедения