Публикации Центра антиковедения СПбГУ

Е.В. Никитюк
Гетерия Эвфилета:
К истории олигархического движения в Афинах в конце V в. до н.э.


Античное государство
Политические отношения и государственные формы в античном мире
Сборник научных статей. Под редакцией професора Э.Д. Фролова. Санкт-Петербург, 2002. ISBN 5-288-013125-8
- 71 -

Гетерии, и в том числе афинские, были тайными сообществами и поэтому обычно не афишировали свое существование и деятельность в обычных обстоятельствах. Поэтому об одной из афинских гетерий V в. до н.э. нам становится известно только в результате разразившегося в Афинах скандала в 415 г. перед началом Сицилийского похода, имевшего столь трагические последствия для афинян. Речь идет о двух кощунственных акциях, совершенных примерно в одно и тоже время - кощунстве по отношению к многочисленным гермам, расположенным по всему городу, и кощунстве, состоявшем в профанации группой афинских граждан некоторых обрядов Элевсинского мистериального культа. Источников по этому сюжету афинской истории немного - речь непосредственно участвовавшего в событиях Андокида "О мистериях" и Аттические стелы 1.Таким образом, деятельность гетерии Эвфилета источники освещают очень скупо и только в связи с процессом гермокопидов 2 .

Главой гетерии был Эвфилет, сын Тимофея, из дема Кидатены. О его социальном статусе мы можем судить только по косвенным данным - описанию его имущественного состояния. Человек это был достаточно богатый, владевший недвижимым имуществом как в самом городе, так и на территории аттических фил,

- 72 -

что для V в. до н.э. является свидетельством в пользу принадлежности к слою старинной афинской аристократии. Так, среди конфискованного у него после завершения процесса над гермокопидами имущества только на сохранившихся фрагментах Аттических стел числятся три участка земли в филах Антиохиде, Эгеиде, Эантиде, Пандиониде, три дома, отдельно сад и какое-то еще имущество на общую сумму в 1925 драхм (АС VI, 88; Х, 15-20). Кроме того, ему же принадлежал дом, судя по сумме, вырученной за него после продажи с торгов (1500 драхм - АС, VI, 90), находившийся в самих Афинах. Причем величина этой суммы позволяет предположить, что это был большой городской дом, возможно, такой же старинный как и у Андокида, одного из членов гетерии Эвфилета (I, 147) 3.

Исходя из этого можно предположить, что Эвфилет, точно также как и Андокид, о биографии которого нам известно гораздо больше 4, происходил из среды аттической земледельческой аристократии, являясь в 415 г. представителем так называемой золотой молодежи, которая, составляя различные симпосиальные группы и гетерии, вела шумную и не всегда добропорядочную жизнь в Афинах. Андокид вступил в гетерию еще задолго до 415 г. Исходя из возможной даты его рождения (440 г.) это могло произойти где-то после 422 г. 5, когда, став эфебом, он мог вести тот бурный образ жизни, на который неоднократно жалуются античные авторы и, в частности, Аристофан во "Всадниках". Свидетельством тому служат слова Псевдо-Плутарха о самом Андокиде: "Дело в том, что еще раньше он, будучи человеком распущенным, во время ночной гулянки, разбил какую-то из статуй богов" (Vitae X or., II, 4).

Достижение гетайрами консолидации в огромной степени зависело от удачного сочетания множества факторов. Так, для сплочения рядов любого дружеского сообщества, а мы можем добавить, что тем более гетерии, по словам Аристотеля, очень

- 73 -

большое значение имели одинаковое воспитание, близость по возрасту 6, достаток, одинаковый по количеству и ценности, и как следствие всего этого - возможность получать удовольствие от одинаковых вещей, так как все сотоварищи имеют "схожие страсти и нравы" (Arist. Nic. Eth., VIII, 6, 1157 b 23; 13, 1162 a 25; 14, 1161 b 36; 14, 1162 a 10; Magna Mor., II, 11, 1211 b 3-8). И действительно, мы можем предположить, опираясь на свидетельства Аттических стел, что в гетерию Эвфилета входили только афинские граждане, по-видимому, в возрасте 25-30 лет, сходного социального и имущественного положения. Поскольку не сохранилось, а, скорее всего, никогда и не существовало, специальных сочинений, освещающих отношения среди членов таких тайных обществ, мы можем воспользоваться косвенными данными. Так, Фукидид, описывая ожесточенную борьбу на Керкире в 427 г. до н.э., дает такую яркую и четкую психологическую характеристику гетерий, что мы приведем ее полностью: "политические узы оказывались крепче кровных связей, потому что члены гетерий скорее шли очертя голову на любое опасное дело. Ведь подобные организации отнюдь не были направлены ко благу общества в рамках, установленных законами, но противозаконно служили лишь для распространения собственного влияния в своекорыстных интересах. Взаимная верность таких людей поддерживалась не соблюдением божеских законов, а, скорее, была основана на совместном их попрании" (III, 82, 6). О том, что взаимные обязательства гетайров оказывались порой важнее семейных отношений и в других ситуациях, свидетельствует также и Андокид, когда рассказывает в своей речи "О мистериях" о том, как долго и настойчиво упрашивал донести на гермокопидов и спасти этим всю семью его двоюродный брат Хармид. Впрочем, возможно, что в данном случае Андокид таким образом пытается оправдать себя за донос на своих товарищей, однако сама постановка вопроса говорит уже сама за себя (And. I, 49).

Сведения источников не позволяют определить, насколько эта гетерия была изначально ориентирована на активную политическую деятельность, поскольку нам о ней становится известно

- 74 -

только, как уже было отмечено, в силу того, что сохранились данные о следствии, которое велось в Афинах после совершенного кощунства по отношению к гермам. Своеобразие источников - субъективный рассказ Андокида и фрагментарно сохранившиеся статистические записи стел - не позволяет сделать окончательного вывода. По-видимому, именно поэтому мнения современных исследователей относительно ее сущности порой диаметрально противоположны. Так, например, Дж.Калхаун считал, что "гетерия Андокида и Эвфилета - один из самых знаменитых политических клубов в истории Афин" 7. Вероятно, в том же смысле можно расценить высказывание Э.Марчанта: "Андокид вполне идентифицируется с богатым молодым олигархом до 415 г. и поэтому он присоединился к политическому клубу Эвфилета" 8. Примерно такого же мнения придерживается и А.Миссиу, которая считает, что цели этой гетерии были антидемократическими, но отвергает предположение, что ее члены готовили олигархический переворот 9. С точки зрения К.Майдмента, Андокида, члена старинной аттической семьи, "политические симпатии привели в один из таких клубов или гетерий, но это определенно не обозначает, что его симпатии были очевидно олигархическими" 10. По мнению же Р.Джебба, вообще "ничего не показывает, что этот клуб молодых людей был чем-то серьезным, вроде политической гетерии" 11. Другой крайней позиции придерживался Ж.Ацфельд, а вслед за ним Ф.Сартори, полагавшие, что как сам Эвфилет, так и его гетерия были политически индифферентны и не ставили перед собой вообще никаких конкретных целей 12. Вот хотя бы несколько примеров того, как неоднозначны суждения исследователей
- 75 -

относительно группы Эвфилета. Наиболее приемлемым нам представляется предположение, высказанное Д.МакДауэллом, что группа Эвфилета действительно вполне могла быть олигархической. Однако, как отмечает тот же автор, "общие соображения относительно политической группы вообще, основанные на Фукидиде (VIII, 54, 4), ясно не доказывают, что эта группа была именно политической гетерией, хотя, вероятно, Андокид, Эвфилет, Мелет и другие были олигархически настроенной группой, встречавшейся для социальных и политических целей" 13. В своей же речи "О мистериях," по мнению этого исследователя, Андокид умалчивает о подобной направленности гетерии, в которую он входил, умышленно, поскольку хотел скрыть, что сам он был в 415 г. олигархом 14. С нашей точки зрения, данное предположение Д.МакДауэлла, с которым мы в целом согласны, недостаточно аргументированно, поскольку он, исходя только из общей оценки гетерий как политических объединений аристократов, приписывает Эвфилету какие-то далеко идущие намерения, при этом, правда, он не конкретизирует, какие именно. Однако, ни один из источников не упоминает Эвфилета или его гетайров как видных политических лидеров.

Впрочем, надо признать, что мы почти не имеем данных о деятельности этой группы, за исключением, пожалуй, трех косвенных свидетельств, предоставленных самим Андокидом. Во-первых, выражение pinovntwn hJmw`n (I, 61) показывает, что эта группа устраивала совместные симпосиумы, т.е. осуществляла определенную социальную деятельность, но из этого не следует, что эта деятельность была политической. Во-вторых, группа спланировала и осуществила кощунство над гермами (I, 61-63), но опять же, говорить, что эта операция имела откровенно политические цели, у нас нет никаких оснований. В-третьих, фрагменты речи "К гетайрам", приписываемой античной традицией Андокиду, в которой он яростно нападает на демократов, характеризует

- 76 -

только его личные взгляды (Plut. Them., 32, 4). Разберем последний пункт несколько подробнее.

Юноши из знатных родов в соответствии с традициями своих семей были настроены, чаще всего, негативно по отношению к афинской демократии и Андокид не был исключением в этом плане. Как пишет Плутарх в биографии Алкивиада, Андокид и до кощунства над гермами "считался ненавистником народа и приверженцем олигархии" (21, 2). Проявлялось это, в том числе, в составлении и декламации в своей среде всевозможных политических памфлетов, направленных против демоса и его предводителей - демагогов-выскочек. Сочинения подобного рода до нас не дошли, но характерно, что два контекстных фрагмента, сохранившиеся от речей, не имеющих отношения к делу о гермах и мистериях, свидетельствуют о явно выраженном антидемократическом настрое. И в полностью дошедших до нас речах Андокида можно почувствовать подобное отношение к властям его родного города. Так, даже выпрашивая у сограждан право вернуться в Афины через несколько лет после скандала 415 г., он не может удержаться от упрека в адрес демократии: "но нет никого, кто мог бы обвинять вас, ибо вы располагаете полным правом устраивать свои дела как вам угодно: хотите - хорошо, хотите - плохо" (II, 19).

Что же касается фрагментов, то это, прежде всего, фрагмент из речи "К гетайрам", где уже само заглавие свидетельствует о том, что Андокид обращается именно к членам своей гетерии, однако, у нас нет никаких оснований утверждать, что это были именно Эвфилет и другие гермокопиды 15. Едва ли это сочинение могло быть частным письмом, скорее это был именно опубликованный политический памфлет, коль скоро слова из него приводит Плутарх в биографии Фемистокла: "Великолепную гробницу его имеют на агоре

- 77 -

магнесийцы; что же касается его останков, то не следует придавать значения словам Андокида, который в речи "К гетайрам" говорит, что афиняне нашли останки Фемистокла и разбросали их по ветру". И тут же Плутарх совершенно отчетливо определяет цель подобного искажения действительности: "[оратор] говорит неправду, желая возбудить сторонников олигархии против народа" (32, 4). Другой фрагмент из речи, название которой не сохранилось 16, но, по-видимому, она была хорошо известна в древности, поскольку ее цитируют авторы позднейших схолий: "В самом деле, Андокид заявляет: "О Гиперболе мне стыдно говорить: его отец, клейменый раб, еще и теперь работает у нашего государства на монетном дворе, а сам он, чужеземец и варвар, занимается изготовлением ламп" (Schol. Aristoph. Vesp., 1007 = And. fr.5; cf. Schol. Luc. Tim., 30). Так как глаголы при имени Гипербола стоят в форме настоящего времени, то можно предположить, что эта речь была написана еще до 417 г.17, когда Гипербол был изгнан из Афин остракизмом 18. Выражения, которые использует Андокид, свидетельствуют о живой реакции на политическую жизнь в Афинах и о яростном неприятии демократических лидеров. Однако, неопровержимых свидетельств стремления к организации заговора эти фрагменты все же не содержат. Поэтому, с нашей точки зрения, гетерия Эвфилета имела, безусловно, олигархическую направленность и ставила перед собой как социальные, так и полититические цели. Гетайры Эвфилета ратовали за установление в Афинах олигархического строя, но состояние источников не позволяет судить, насколько они были готовы активно содействовать этому.

В 415 г., по словам Андокида, против гермокопидов было сделано всего три доноса - Тевкра, Диоклида и его собственный. После выяснения обстоятельств донос Диоклида был признан ложным, но данные двух остальных опротестованы

- 78 -

не были и поэтому, вероятно, их можно принять на веру. Таким образом, вырисовывается примерный состав гетерии Эвфилета. В списке Тевкра по поводу герм значилось 18 человек, причем имена некоторых из них встречаются и на Аттических стелах как осужденных именно за нечестие:

1. Алкисфен (And. I, 35)

2. Антидор (And. I, 35)

3. Архидам (And. I, 35)

4. Главкипп (And. I, 35)

5. Мелет (And. I, 35)

6. Менестрат (And. I, 35)

7. Платон (And. I, 35)

8. Полиэвкт (And. I, 35)

9. Теленик (And. I, 35)

10. Тиманф (And. I, 35)

11. Феодор (And. I, 35)

12. Ферекл, сын Фе[рен]ик[ея] (And. I, 35; АС VI, 93)

13. Харипп (And. I, 35)

14. Эвктемон (And. I, 35)

15. Эвридамант (And. I, 35)

16. Эвримах (And. I, 35; АС II, 183)

17. Эвфилет (And. I, 35; АС VI, 88; X, 14)

18. Эриксимах (And. I, 35)

Позднее Андокид добавляет еще четверых, которых, по его словам, возможно, не было в других доносах (And. I, 52, 67). Это были:

19. Диакрит (And. I, 52, 67)

20. Лисистрат (And. I, 52, 67)

21. Панэтий (And. I, 52, 67; АС II, 170-171; VI, 63)

22. Хэредем, сын Элпия, из дема Ах[ердунт] (And. I, 52, 67; АС VIII, 7-8)

Андокид уверяет своих слушателей в том, что они несомненно совершили святотатство. По-видимому, в его доносе не было клеветы и эти четверо действительно были виновны, так как он знал состав гетерии Эвфилета и то, что только он один не участвовал в преступлении, а, кроме того, ему было известно, кто был уже арестован по предшествующим доносам. Совпадение же некоторых имен у Андокида и на Аттических стелах еще раз подтверждает достоверность его свидетельств. Что

- 79 -

же касается имен, приводимых только в речи "О мистериях", то, вероятно, их можно было бы найти в еще не обнаруженных или в уже утраченных фрагментах отчетов полетов после продажи конфискованного имущества в 415 г. Не исключено, правда, что в изуродовании герм могли принять участие и члены других афинских гетерий, так как у нас нет оснований считать, что таких тайных сообществ в Афинах того времени было только два, и тогда информация Андокида оказывается как бы неполной. В любом случае, Андокид, делая такое сообщение, не стал бы называть имена непричастных к этому делу лиц, так как в Афинах существовал закон, по которому "безопасность" (a[deia) предоставлялась только в случае, когда факты подтверждались следствием. Иначе доносчика ждало суровое наказание, от которого и пытался спастись Андокид (ср. судьбу Диоклида - And. I, 66; о самом законе - And. I, 20; Ps.-Lys. VI, 23). Исходя из всего этого можно предположить, что гетерия Эвфилета состояла из 23 человек (включая Андокида). Такое количество членов вполне реально и рационально, ведь тайная организация не должна быть ни слишком большой, тогда она перестанет быть тайной, ни слишком маленькой, тогда она не будет действенной.

Источники не говорят об этом прямо, но, как мы полагаем, в Афинах в это время было даже не два, а несколько тайных олигархических обществ. Косвенным свидетельством этому может служить то, что Диоклид в своем доносе показал, что видел около 300 афинян, стоявших в театре Диониса группами по 15-20 человек, что, по-видимому, было достаточно правдоподобной картиной собрания нескольких гетерий, которая должна была внушить доверие к его информации 19. Кроме того, на основании сведений античных авторов относительно профанации мистерий и изуродования герм, можно предположить, что участники этих религиозных преступлений, объединенные в свои гетерии, относились, в основном, к разным кругам афинского общества. Те, кто был обвинен в оскорблении Элевсинских богинь, принадлежали к кругу старинных афинских аристократов, типа Алкивиада, претендующих на жреческие должности или на

- 80 -

близость к богам благодаря своему происхождению и, таким образом, составляли гетерию, так сказать, высшего класса. А те, кто был обвинен в разрушении герм, были, в большинстве своем, из среды аристократов средней родовитости, входивших в различные гетерии и, в том числе, гетерию Эвфилета.


Примечания

1 Pritchett W.K., Amyx D.A. The Attic stelai. Pt. I // Hesperia, Vol.22, 1953, №4. P.225-299; Pt. II // Hesperia, Vol.25, 1956, №3. P.178-328; Pt. III // Hesperia, Vol.27, 1958, №3. P.163-254; №4. P.255-310; Pritchett W.K. Five new fragments of the Attic stelai // Hesperia, Vol.30, 1961, №1. P.23-29. - Перевод : Андокид. Речи, или история святотатцев (с приложением параллельных свидетельств о процессе разрушителей герм в Афинах в 415 г. до н.э.) / Пер. и комм. Э.Д.Фролова. СПб., 1996. C.156-190, 192-195. Далее ссылка на этот источник будет даваться в сокращенной форме : АС VI, 88. (назад)
2 Андокид не делает даже намека на обвинение членов гетерии Эвфилета в профанации мистерий, однако на Аттических стелах имя Эвфилета значится как "осужденного за то и другое преступление" (АС VI, 88; Х, 14).(назад)
3 Missiou A. The subversion oratory of Andokides. Politics, ideology and decision-making in democratic Athens. Cambridge, 1992. Р.24.(назад)
4 Никитюк Е.В. Оратор Андокид и процессы по обвинению в религиозном нечестии (ajsevbeia) в Афинах на рубеже V-IV веков до н.э. // Вестник СПбГУ, сер.2, 1996, вып.3 (№16). C.23-36.(назад)
5 Может быть, в 420 г., см.: Круазе А., Круазе М. История греческой литературы. Пг., 1916. C.477; см. также : Thalheim Th. Andokides // RE. Bd.1, Hbd.2, 1894. Sp.2124-2129.(назад)
6 "Ибо сверстник к сверстнику" - по свидетельству Платона, таково было древнее изречение, которое, безусловно, также подходит и к гетайрам (Phaedr., 240 e; cf. Arist. Rhet., 1371 b 15).(назад)
7 Calhoun G.M. Athenian clubs in politics and litigation. Austin, 1913. P.24.(назад)
8 Marchant E.C. Andocides, De Mysteriis and De Reditu. London, 1889. P.5.(назад)
9 Missiou A. The subversion oratory of Andokides ... P.22.(назад)
10 Maidment K.J. Minor Attic orators. Vol.I. Cambridge; London, 1941. P.320-321.(назад)
11 Jebb R.C. The Attic orators from Antiphon to Isaeus. Vol.1. 2.ed. London, 1893. P.71, n.7.(назад)
12 Hatzfeld J. Alcibiade. Etude sur l' histoire d' Athиnes а la fin du Ve siиcle. 2.ed. Paris, 1951. P.186; Sartori F. Le eterie nella vita politica ateniese del VI e V secolo A.C. Ed. anast. Roma, 1967. P.92.(назад)
13 Andokides. On the mysteries / Text ed. with introd., comm. and append. by D.M.MacDowell. Oxford, 1962. P.191; далее ссылка на эту работу будет приводится в сокращенной форме, например : MacDowell D.M. Andokides. P.191.(назад)
14 Ibid. P.191, n.45.(назад)
15 Д.МакДауэлл, признавая, что для этих фрагментов характерны олигархические настроения, все же сомневается, что речь вообще была обращена к гетерии, в которую входил Андокид, см.: MacDowell D.M. Andokides. P.191. Мы не видим особых оснований для таких сомнений и поддерживаем мнение А.Миссиу о том, что слушателями были гетайры Андокида, см.: Missiou A. The subversion oratory... P.22. Однако, поскольку все же точно неизвестно, когда он присоединился к гетерии Эвфилета, то можно допустить, что это была и какая-то другая гетерия, в которую он мог входить еще до 415 г. (назад)
16 Возможно, что это также фрагмент речи "К гетайрам", см.: MacDowell D.M. Andokides. P.191.(назад)
17 Общепринятая дата написания этой речи - 420-418 гг., см.: Jebb R.C. The Attic orators ... P.136-140.(назад)
18 Если даже принять крайние даты для изгнания Гипербола - 418 или 416/5 г. - то все равно это произошло ранее дела с гермами.(назад)
19 Murray O. The affair of the mysteries: Democracy and the drinking group // Sympotica / Ed. O.Murray. Oxford, 1991. P.151.(назад)

(c) 2002 г. Е.В. Никитюк
(c) 2002 г. Центр антиковедения