Публикации Центра антиковедения СПбГУ

А.В. Банников
Военные реформы Диоклетиана


Античное государство
Политические отношения и государственные формы в античном мире
Сборник научных статей. Под редакцией професора Э.Д. Фролова. Санкт-Петербург, 2002. ISBN 5-288-013125-8
- 169 -

К концу III в. Римская Империя представляла собой печальное зрелище. Период политической анархии привел к острейшему внешнеполитическому кризису, к развалу экономики и финансовому банкротству государства. Блестящие победы, одержанные иллирийскими императорами, могли лишь на некоторое, очень непродолжительное время продлить агонию.

Спасти Римское государство можно было только путем радикальных и глубоких реформ всех жизненноважных его институтов.

Попытку провести такие реформы осуществил в самом конце III в. император Диоклетиан (284-305 гг.). В настоящей работе мы рассмотрим только те реформы Диоклетиана, которые непосредственно затронули армию.

Когда Диоклетиан взял власть в свои руки, римская армия находилась далеко не в том цветущем состоянии, в котором она пребывала в эпоху Принципата.

Из-за потерь, понесенных во внешних и гражданских войнах, резко сократилась численность армии. Экономическая разруха выразилась в нехватке вооружения и обмундирования.

Такая армия не могла вести успешные военные действия против неприятелей, атаковавших Империю на всех границах.

Одним из первых шагов, предпринятых Диоклетианом с целью восстановления армии, было резкое увеличение ее численности. Согласно сообщению Лактанция Диоклетиан увеличил вчетверо численный состав армии (Lact. De mort. persec., 7, 2).

Большинство современных исследователей, хотя и признает, что в правление Диоклетиана было существенное увеличение римской армии, однако весьма скептически относится к утверждению Лактанция. А. Джоунз считает, что можно говорить лишь о двукратном увеличении армии 1. Такого же

- 170 -

мнения придерживается и французский исследователь А. Шастаньоль 2.

Интересные сведения о военных силах Империи в период правления Диоклетиана приводит Иоанн Лидиец. Для сухопутной армии он дает цифру 389. 704 чел., а для флота 45. 562 чел. (Ioh. Lyd. De magistratibus, I, 27).

Если мы сопоставим сообщение Лактанция с тем, что говорит Иоанн, то получится, что римская армия до Диоклетиана насчитывала чуть более 100 тысяч человек. Это очень мало, ввиду колоссальной протяженности границ Империи. Однако цифра эта может показаться вполне правдоподобной, если мы примем во внимание те события, которые имели место в середине III века, ведь только за одно десятилетие Рим потерял две императорские армии (в 251 и 260 гг.), одна из которых - армия Валериана насчитывала 70 тысяч человек (Res gestae Divi Saporis, 1, 19-36).

Чтобы произвести столь значительное увеличение численности армии, Диоклетиан ввел для подданных Империи регулярный рекрутский набор 3. Призыв был ежегодным, хотя рекрутов не набирали каждый год в каждой провинции Империи (Amm., XXXI, IV, 4; CTh., VII, XVIII, 14, 403). Император мог потребовать вместо рекрутов выплаты соответствующей денежной суммы (aurum tironicum). Новобранцев брали по той же оценке, что и земельный налог и бремя падало исключительно на сельское население.

За поставку рекрутов отвечали куриальные прокураторы (procuratores tironum) (CTh., I, 465, 466; P. Oxy., 1190 P. Lips., 34; 55; 62).

Только крупные землевладельцы могли выставить по одному и более рекруту. Более мелкие землевладельцы группировались в объединения, называвшиеся temones или capitula и сообща поставляли по одному рекруту. Деревни поставляли обычно также по одному рекруту.

В каждом объединении землевладельцы были по очереди ответственными за отправку рекрута. Такие ответственные назывались capitularius или temonarius.

- 171 -

Эта повинность, именовавшаяся protostasia или prototypia, считалась тяжелым бременем, от которого освобождались привилегированные лица (CTh., VII, XIII, 7, 1, 375; XI, XXIII, 1, 361; XVI, 14, 382; CJ., X, LXII, 3, 285-293; XLII, 8, 293-305; Acta Maximiani., I, 1; CTh., XI, XVI, 6, 346; VI, XXXV, 3, 352 (S); XI, XXIII, 2; 362; VII, XVIII, 3, 380; XI, XVI, 15, 382; 18, 390; XXIII, 3, 4, 396; VI, XXVI, 14, 412 (S); CTh., I, 466-7).

Капитуларии имели право посылать на службу либо колонов, живших на их землях, либо покупать рекрутов у торговцев, специализировавшихся на торговле подобного рода. Вполне естественно, что они отправляли на военную службу тех колонов, которые были наименее полезны в их хозяйстве 4. Такие воины вряд ли отличались высокими боевыми качествами. Это стало одной из главных причин того, что правительство часто прибегало к привлечению на военную службу варваров.

То, что Диоклетиан очень свободно включал варваров в армию, прежде всего во вспомогательные отряды, доказывается тем, что ряд его когорт и ал носит названия варварских племен 5. В основном эти варвары набирались индивидуально и служили под командой римских офицеров 6.

Подобная система позволила Диоклетиану не только быстро восполнить потери, понесенные армией, но и, резко увеличив ее численность, перейти в наступление на Востоке и закрыть для варваров границу на Западе.

Самым существенным недостатком системы Диоклетиана было то, что она способствовала прогрессивной варваризации армии, последствия чего начали сказываться уже при его ближайших преемниках.

Для вооружения новой армии потребовалось большое количество оружия. Старая система снабжения оружием, существовавшая при Принципате, в новых условиях функционировать не могла.

- 172 -

В эпоху Принципата снабжение армии оружием и амуницией происходило двумя путями: большая часть вооружения изготавливалась в оружейных мастерских, расположенных в местах постоянной дислокации частей, другая часть изготавливалась гражданскими мастерами и поступала на военные склады при воинских частях.

Благодаря тому, что большинство легионов не меняло своих стоянок в течение первых двух веков Империи, подобная система снабжения была вполне эффективной.

Доказательством того, что при легионных лагерях существовали свои оружейные мастерские, служит перечень оружейных мастерских (fabricae), содержащийся в Списке должностей (Notitia Dignitatum, Or. 11 Oc. 9). Внимательный анализ этого перечня позволяет сделать заключение, что, хотя оружейные мастерские появились при Диоклетиане, большинство, если не все они, находились там, где прежде были центры производства оружия 7. Чаще всего они размещались в крупных городских центрах, дававших им защиту от возможных нападений неприятеля, а также обеспечивавших их сырьем, рабочей силой и, что было особенно важно, средствами коммуникации. Однако некоторые из них находились на местах старых лагерей легионов, как, например, три мастерские в Паннонии, расположенные в Аквинке, Карнунте и Лавриаке.

Почему возникла необходимость в реорганизации системы снабжения оружием, просуществовавшей более двух столетий? Как нам кажется, было две основных причины.

Во-первых, в последовавший вслед за смертью Александра Севера период военной анархии большинство частей пришло в движение, крупные военные образования, такие как легионы, подверглись раздроблению на ряд более мелких (вексиляции), действовавших самостоятельно вдали от своих лагерей, многие лагеря и форты были оставлены, некоторые временно, другие навсегда. В условиях постоянного передвижения военные не имели возможности снабжать себя оружием сами и могли расчитывать только на гражданское производство.

- 173 -

Во-вторых, подобная реорганизация была обусловлена увеличением численности армии. Мелкие, действовавшие самостоятельно, оружейные мастерские (значительная часть из которых должна была уже исчезнуть ко времени прихода Диоклетиана к власти) были не в состоянии обеспечить оружием огромное количество вновь созданных войсковых частей. В новых условиях, для выполнения намеченной Диоклетианом задачи реставрации Pax Romana, оружие должно было производиться быстро, в больших количествах и, что было немаловажно для истощенной экономики Империи, оружие должно было быть дешевым.

Именно поэтому Диоклетианом была создана сеть оружейных мастерских (fabricae), охватившая всю Империю.

Основным документом, подтверждающим существование таких мастерских, является упоминавшийся выше список в Notitia Dignitatum, где перечислены не только сами мастерские, но также назван и вид военной продукции производимой каждой из них. Всего Notitia называет 20 оружейных мастерских в западной части Империи и 15 в восточной. Они располагались в тех провинциях, где было сосредоточено большое количество войск, т. е. в прирейнской и придунайской областях и на всем протяжении восточной границы.

Для каждого основного участка границы было два центра по производству вооружения 8. Это наглядно демонстрирует то, что возникновение оружейных мастерских было не стихийным, но является результатом намеренного планирования. Наиболее распространенными были мастерские по производству щитов (scutaria) и защитного вооружения (arma). Они находились как в восточных, так и в западных провинциях. Мастерские, изготовлявшие луки (arcuaria) и стрелы (sagittaria), находились в западных провинциях.

Такое положение объясняется, вероятно, тем, что на Востоке, который традиционно славился своими лучниками, не было нужды в централизованной организации производства луков и стрел. Этот вид оружия изготовлялся местными мастерами в соответствии с местными традициями. На западе же таких традиций не существовало, поэтому центральное правительство

- 174 -

и позаботилось об организации там соответствующих мастерских 9.

Мастерские, производившие вооружение для клибанариев и катафрактариев, находились большей частью на востоке Империи (14 мастерских). В западной части зафиксировано только три из них.

Оружие в новых оружейных мастерских изготовлялось в соответствии с местными традициями, и мастерская, находившаяся, например, в какой-нибудь восточной провинции, могла производить чешуйчатые доспехи, тогда как мастерская из западной провинции, продолжая эллинистические традиции, изготовляла кольчуги и панцири.

Неизвестно, в каких объемах выпускалось оружие и сколь часто оно заменялось.

За поставки оружия отвечал вначале префект претория, а потом магистр оффиций (magister officium) 10.

Обмундирование римского воина состояло из трех элементов: рубашка (sticharium), туника (chlamis) и плащ (pallium) 11.

За производство этой одежды для армии отвечали местные мастерские (Notitia Dig, Oc. 11, Or. 13). Существовали мастерские для изготовления шерстяной одежды (gynaecea) и льняных туник (lynifia). Краска для окрашивания тканей производилась в мастерских, называвшихся bafia 12.

Анализ перечня этих мастерских позволяет предположить, что их местоположение было обусловлено рядом объективных факторов. Во-первых, размещением в пограничных провинциях полевых армий (comitatenses), во-вторых, близостью административных центров и, наконец, географией сельского хозяйства (наличие овцеводства или льноводства) 13. Как часто менялось обмундирование солдат, мы не знаем.

О поставках обуви и другого снаряжения из кожи сведений почти не сохранилось. Notitia не упоминает государственных сапожных фабрик. Их отсутствие подтверждается также и тем, что уже к концу III века, по-видимому, не существовало

- 175 -

специальной обуви военного образца 14. В этом случае обувь могла поступать из обычных обувных мастерских.

Будучи консервативным в своей стратегии, Диоклетиан стремился возродить военную стратегию эпохи Принципата, когда основные силы армии были размещены вдоль границ Империи 15. Но только теперь, чтобы исключить всякую возможность прорыва вглубь римской территории, Диоклетиан решает укрепить границы с помощью многочисленных крепостей. Согласно свидетельству Малалы, вдоль границы от Египта до Персии он возвел укрепленные лагеря и разместил в них солдат лимитанов. (Mal., XII, 409).

Свидетельство Малалы вполне подтверждается археологическими находками, благодаря которым мы можем со всей определенностью утверждать, что вдоль Новой Траянской дороги (via Nova Traiana), от Дамаска к Пальмире и Евфрату, существовала мощная оборонительная система до 70 км. глубиной. Эта система состояла из множества фортов (castella) и легионных лагерей (castra). Вне всякого сомнения, все эти укрепления были возведены во времена правления Диоклетиана.

Опорным пунктом каждого участка укрепленной зоны (Strata Diocletiana) был лагерь какого-либо легиона. Мелкие форты находились в зависимости от него.

Гарнизоны фортов были весьма небольшие. В форте Кваср Биср (Quasr Bishr), например, находился отряд всадников в 100-150 чел.

Форты, подобные воздвигнутым в Сирийской пустыне, были построены и на других границах Империи, как, например, Нумидии 16.

Согласно свидетельству того же Малалы, Диоклетиан не только укрепил границы, но и разместил в приграничных районах большие воинские силы, подчинявшиеся особым командирам - дуксам (duces). Дуксы находились непосредственно в подчинении у императора 17.

Однако это изменение не было всеобщим. Во многих районах провинциальный наместник продолжал возглавлять местные силы,

- 176 -

а префекты претория имели высшее командование, и осуществляли его через викариев 18.

В некоторых провинциях, например, в упоминавшейся уже Нумидии, командование осуществлялось через препозита границы (praepositus limitis), находившегося в подчинении у презида (praeses), который в свою очередь подчинялся дуксу 19.

Одним из наиболее сложных вопросов является вопрос о том, что представляла из себя действующая армия времен Диоклетиана. Был ли Диоклетиан создателем полевой армии (comitatus) в том виде, в котором мы находим ее в IV веке или это дело рук его ближайших преемников, в частности Константина?

В настоящее время существуют несколько эпиграфических памятников, позволяющие утверждать, что полевая армия существовала уже при Диоклетиане. Первым является Оксиринх-ский папирус 43 recto, датируемый 295 годом. В этом папирусе производится подсчет фуража, выданного эпимелетом города Оксиринха войскам, сконцентрированным в Нильской долине. Наряду с обычными подразделениями конницы и вексилляциями (vexillaniones), часть подразделений обозначена как comites, словно для того, чтобы показать, что эти всадники отличались от остальных (P. Oxy. 1, 43, col. 2, 24-28).

Другим документом, позволяющим видеть в Диоклетиане создателя полевой армии, является надпись принадлежащая легионеру XI Клавдиева легиона, который был зачислен в ланкиарием в священный комитатус (lectus in sacro comit(atu) lanciarius) (CIL III 6196 = ILS 2781). Ланкиарии были отборными воинами, набранными из легионов, и составляли основу личной гвардии императора (sacer comitatus). После того, как они заканчивали там свою службу, их переводили в преторианские когорты 20. Когда в 312 г. Константин распустил Преторианскую гвардию ланкиарии заняли почетное место в его полевой армии (comitatus) 21. Таким образом, упоминание ланкиария, вступившего в священную гвардию (in sacro comitatu) при Диоклетиане, может свидетельствовать в пользу теории о том, что полевая армия сформировалась уже в его правление.

- 177 -

Третьим документом является посвятительная надпись, найденная в Бовиере. Она была сделана благодаря попечению командира отряда всадников-комитов (praepositus equitibus Dalmatis Aquestianis comit(ibus) (или comit(atensibus)) (CIL. III, 5565 = ILS 664) 22.

Еще одна посвятительная надпись была сделана Аврелием Гаем в память своей жены 23. Начав службу с простого солдата, Аврелий Гай достиг звания опциона комитов (optio comitibus) в Первом Юпитеровом Скифском легионе (Prima Jovia Scythica). В этой должности ему пришлось побывать в провинциях Мавретании, Испании, Галлии, Паннонии, Далматии, Дардании, Германии, два раза в Готии, в Виминакии, четыре раза в Сарматии, в Карпии, Мезии, Фракии, Вифинии, Галатии, Каррадокии, Месопотамии, в Эфиопии (которую Гай именует Индией), в Александрии, Египте, Палестине, Аравии, Финикии, Сирии, Киликии, Ликаонии, Лидии, Карии и Азии.

Этот длинный перечень провинций Империи отражает многие важные события времени правления Диоклетиана. Упоминание Мавретании несомненно связано с подавлением восстания в Мавретании Кесарийской в 289 г. Готия названа в связи с войнами Диоклетиана против готов и сарматов в 294-295 и 301 гг. Месопотамия имеет в виду персидскую войну 296- 297 г. Египет и Александрия упомянуты в связи с восстанием Домициана в 298 г., после подавления которого Диоклетиан предпринял поход в Эфиопию 24.

Все эти документы подтверждают, как кажется, наличие полевой армии (comitatus) уже в конце III века. Тем не менее, существует сомнение насчет того, что действительно означало слово comitatus во времена Диоклетиана.

- 178 -

Д. Ван Берхем подробно рассматривает вопрос об эволюции значения этого слова 25. Во времена Республики и Ранней Империи комитами назывались члены свиты магистрата. Комиты Августа (сomites Augusti) составляли близкий круг друзей и советников императора. Они образовывали свиту принцепса (comitatus principis).

В правление Марка Аврелия и Септимия Севера термин comitatus приобрел уже более официальный смысл. Так стал называться круг офицеров и приближенных, которые сопровождали императора во время военной кампании. Со времен Северов comitatus стал называться священным (sacer), что являлось попыткой дистанцировать императорский двор от остального окружения. Комитатус не был чисто военным органом. Он отвечал как за охрану императора, так и выполнял определенные административные функции.

Те ученые, которые не хотят видеть в Диоклетиане создателя мобильной армии, настаивают на том, что слово comitatus для III века нужно понимать еще в своем старом смысле, как личную гвардию или окружение императора. С течением времени значение слова могло измениться и во времена Константина стало обозначать исключительно действующую армию.

Другая часть ученых считает, что никакого изменения в значении слова не произошло и что комитатус Диоклетиана составлял ядро полевой армии, которую Константин просто увеличил в размерах.

Попытаемся ответить на вопрос, что представлял из себя комитатус Диоклетиана, проанализировав упоминавшиеся нами ранее эпиграфические документы.

Оксиринский папирус перечисляет вместе с комитами (comites) отряды, представляющие по крайней мере 18 легионов. Многие из перечисленных подразделений, получавших продовольствие, представлены лишь своими офицерами (optiones, tesserarii) и обозначены чаще всего по именам их командиров. Однако бывает, что называется и часть, к которой они принадлежали. Среди кавалерийских подразделений названа Вторая ала испанцев (Ala II Hispanorum), среди легионеров по одной вексилляции от каждого из двух легионов Первой

- 179 -

Мезии, из Четвертого Флавиева и Седьмого Клавдиева (IV Flavia, VII Claudia) и Одиннадцатого Клавдиева (XI Claudia) из Второй Мезии. Назван также препозит Юлиан, командующий двумя вексилляциями. Вероятно, что и другие препозиты, упомянутые в папирусе, командовали двумя вексилляциями, пришедшими из одной и той же провинции26. Итак, комиты составляют лишь малую часть от экспедиционного корпуса, действовавшего в Египте в 295 г. Следовательно, эта армия уже существенно отличалась от полевой армии Константина.

Д. Bан Берхем на целом ряде примеров показывает, что система комплектования экспедиционного корпуса во время похода Диоклетиана в Египет не была исключением. Это дает ему право утверждать, что к концу III в. действующая армия комплектовалась в принципе так же, как и в конце II-го 27. Ее основную часть по-прежнему составляли солдаты из пограничных легионов.

Подразделения комитов были, вероятно, еще очень невелики по численности и поэтому на полях сражений роль их была второстепенной.

Надпись ланкиария не дает ясного представления о том, что представлял собой sacer comitatus, однако ничто не мешает нам предположить, что при Диоклетиане он все еще оставался личной гвардией императора, как это было при Северах.

Из посвятительной надписи из Бовиера следует, что комиты были подчинены, по всей видимости, дуксу Норика, следовательно, они находились в других условиях, чем комитатенсы (comitatenses) Константина и являлись почетным эскортом одного из тетрархов. К тому же использование термина comites для обозначения частей, находившихся на охране границы, доказывает, что не существовало еще comitatenses, составлявших действующую армию императора.

Надпись Аврелия Гая позволяет нам только сделать вывод, что при Диоклетиане комитатус получает определенное развитие

- 180 -

по сравнению с предыдущей эпохой. По всей видимости, численность его значительно возросла, поскольку в его состав были уже включены не только отдельные вексилляции, но также и целые легионы, как, например, Первый Юпитеров Скифский.

Увеличение численности комитатуса вполне вписывается в общий контекст, проводившейся Диоклетианом политики увеличения общей численности армии.

К рассмотренным документам можно добавить свидетельство Notitia Dignitatum, где среди многочисленных отрядов кавалерии, подчиненных военным магистрам (magistri militum), т.е. составлявших comitatus в позднейшем смысле слова, несколько эскадронов названы зскадронами комитов. Другими словами, слово comes сохранило тот же смысл, что и в додиоклетиановскую эпоху - почетный конвой императора.

Наконец, согласно свидетельству Аммиана Марцеллина, при осаде персами Амиды в 359 г. среди частей ее гарнизона находился отряд комитов-cагиттариев (comites sagittarii). По утверждению Аммиана, так назывались те кавалерийские отряды, в которых cлужили свободнорожденные варвары, отличавшиеся силой и отборным оружием (Amm., XVIII, IX, 4).

Таким образом, у нас нет никаких оснований утверждать, что комиты при Диоклетиане выполняли те же функции, что и комитатенсы Константина.

Мы склоняемся к мысли, что Диоклетиан стремился вернуться к порядку вещей, существовавшему во II веке 28. Поэтому он оставил при себе лишь несколько элитных частей в качестве личной гвардии, расположив всю остальную армию вдоль границ.

Всякий раз, как только возникала необходимость военных действий, полевая армия комплектовалась заново за счет призванных из разных провинций подразделений, так же, как это было во II и начале III века 29.

Таковы были военные реформы, проведенные Диоклетианом. Видимый результат был несомненен. Империя смогла не только защитить свои границы, но и перешла в победоносное

- 181 -

наступление. Однако правомерно будет задать вопрос, какой ценой были куплены победы Диоклетиана?

По мнению ряда ученых, апогей численности населения Римской Империи пришелся на время правления Каракаллы. После этого, на протяжении всего III века римское население неуклонно сокращалось 30. В следующем веке это зло стало еще более ощутимо. В это время были заброшены многие культивировавшиеся ранее земли в Галлии, Италии, Балканских провинциях, Северной Африке и Египте 31. Сократилось не только сельское население, обезлюдели также и многие процветавшие прежде города (Amm., XXIV, III, 4) 32.

Диоклетиан, получив в наследство разоренное войнами государство, создал армию, которой Империя не располагала даже во времена Северов 33. Таким образом, он, не обладая уже достаточным количеством налогоплательщиков, дополнительно лишил себя огромного количества трудоспособного населения.

Чтобы содержать такую большую армию необходимы были колоссальные денежные средства. Диоклетиан был вынужден резко увеличить налоги. Возникла ситуация, когда меньшее количество налогоплательщиков должно было платить большие налоги. Это неминуемо вело к быстрому разорению населения и усугубляло демографический кризис.

Военные реформы Диоклетиана мобилизовали людские, материальные и финансовые ресурсы Империи на войну, как с внешними, так и с внутренними врагами. В этой борьбе Диоклетиан одержал победу. Но, имея возможность частично сократить армию и, тем самым, позволить экономике государства развиваться в нормальном режиме, он не сделал этого.

- 182 -

Безрассудная политика его ближайших преемников окончательно истощила ресурсы Империи и подготовила ее грядущее падение.


Примечания

1 Jones А. H. M. The Later Roman Empire, 284-602. Oxford, 1964, Vol. II, p. 679.(назад)
2 Chastagnol A. L'evolution politique, sociale et economique du monde romaine de Diocletien а Julien. La mise place du rйgime du Bas-Empire 284-363. Paris, 1994, p. 259.(назад)
3 Jones А. H. M. The Later Roman Empire... Vol. II, p. 615.(назад)
4 Chastagnol A. L'evolution politique, sociale et economique du monde romaine... p. 259-260; ср. Вегеций, I, 7.(назад)
5 Jones А. H. M. The Later Roman Empire... Vol. II, p. 611.(назад)
6 Jones А. H. M. The Later Roman Empire... Vol. II, p. 679.(назад)
7 Southern P. , Dixon K. R. The Late Roman Army. London, 1996, p. 89.(назад)
8 Southern P., Dixon K. R. The Late Roman Army... p. 90.(назад)
9 Ibid.(назад)
10 Jones А. H. M. The Later Roman Empire... Vol. II, p. 624.(назад)
11 Jones А. H. M. The Later Roman Empire... Vol. II, p. 624.(назад)
12 Southern P. , Dixon K. R. The Late Roman Army. p. 90.(назад)
13 Ibid.(назад)
14 Ibid. p. 123.(назад)
15 Jones А. H. M. The Later Roman Empire... Vol. II, p. 607.(назад)
16 Chastagnol A. L'evolution politique, sociale et economique du monde romaine... p. 258.(назад)
17 Ibid. p. 258-259; cf. Malalas., XII, 409.(назад)
18 Jones А. H. M. The Later Roman Empire... Vol. II, p. 608.(назад)
19 Ibid. p. 259.(назад)
20 Southern P. , Dixon K. R. The Late Roman Army... p. 107.(назад)
21 Ibid. p. 16.(назад)
22 Victoriae Augustae sacrum pro salutem dd. nn. Maximini et Constantini et Licini semper Augg. , Aur. Senecio v. p. dux templum numini eius ex voto a novo fieri iussit per instantiam Val. Sambarrae p. p. eqq. Dalm. Aquesianis comit., l, l. m. ob victoria facta v. k. Julias Andronico et Probo cos.(назад)
23 Annee Epigraphique 1981, 777. Cotiaeum, Asie.(назад)
24 Небезынтересно также будет отметить тот факт, что Аврелий Гай был христианин и, по всей видимости, оставил службу, недовольный политикой, проводимой Диоклетианом в отношении своих единоверцев. (назад)
25 Van Berchem D. L'armee de Diocletien et la reforme constantinienne. Paris, 1952. p. 108.(назад)
26 Практика подчинения двух вексилляций (vexillaniones), призванных из одной и той же провинции, засвидетельствована уже со времен Галлиена; см. Van Berchem D. L'armee de Diocletien et la reforme constantinienne... p. 105, n. 5.(назад)
27 Van Berchem D. L'armee de Diocletien et la reforme constantinienne... p. 106.(назад)
28 Jones А. H. M. The Later Roman Empire... Vol. II, p. 607.(назад)
29 Southern P., Dixon K. R. The Late Roman Army... p. 17.(назад)
30 Piganiol A. L'Empire chretien (Glotz G. Historia genetale. T. IV, 2eme ptie). Paris, 1947, p. 412.(назад)
31 Ibid.(назад)
32 Ibid.(назад)
33 Септимий Север увеличил численность армии до 33 легионов, что составило вместе с вспомогательными войсками не менее 330 тысяч человек; см. Дельбрюк Г. История военного искусства в рамках политической истории. СПб., 1994. Т. II, с. 169.(назад)


(c) 2002 г. А.В. Банников
(c) 2002 г. Центр антиковедения