Конференции Центра антиковедения СПбГУ


Публикации Центра антиковедения СПбГУ

Главная страница | Конференции |


ТУМАНС Х.
Будут ли у нас свои "Анналы"?

Жебелевские чтения-4. Тезисы докладов научной конференции 30 октября -1 ноября 2002 года. СПб., 2001


Побудительным мотивом к данному выступлению явилась последняя книга Ю. В. Андреева "Цена свободы и гармонии" (Андреев. Ю. В. Цена свободы и гармонии. Несколько штрихов к портрету греческой цивилизации". Спб., 1999), а также написанная Ф. Х. Кессиди рецензия на нее (Кессиди Ф. Х. Новая концепция истории, или еще раз о греческом феномене в книге Ю. В. Андреева " Цена свободы и гармонии.Несколько штрихов к портрету греческой цивилизации " // Кессиди Ф. Х. К истории греческой мысли. Спб., 2001. С. 188 - 206.). Оба текста наводят на серьезные размышления, при том не только о характере и природе "греческого чуда", но и о способе историописания вообще. Несмотря на то, что книга Ю. В. Андреева имеет популярный характер, в ней содержится множество интересных научных мыслей и выводов автора, которые очевидно и дали возможность рецензенту возвести эту работу в ранг "новой концепции истории". Размышляя над этим неизбежно возникают вопросы: действительно ли эту работу можно считать "новой концепции истории" и можно ли вообще говорить о "новой концепции истории" в современном антиковедении?

Что касается книги Ю. В. Андреева, то ей действительно нельзя отказать в новизне - в ней автор попытался дать нетрадиционное для российской историографии объяснение "греческого чуда", отказавшись от привычных социально - экономических установок . Вместо этого он перенес внимание на человеческий фактор и предложил свое объяснение древнегреческого феномена с позиций этнопсихологии. Работа Ю. В. Андреева явилась первой попыткой в современном российском антиковедении рассмотреть ключевые вопросы не с позиций обычного социально - экономического детерменизма и позитивизма, а через проникновение в ментальную сферу изучаемой культуры.

В методологичеком отношении наиболее близкой аналогией к подходу Ю. В. Андреева оказывается знаменитая школа "Анналов", которая впервые объектом исторического изучения сделала формы мыследеятельности людей изучаемой эпохи. Однако, как известно, школа "Анналов" в своей сути по - прежнему остается за пределами антиковедения и почти всецело принадлежит медиевистике. Несмотря на отдельные попытки некоторых французских ученых применить метод "Анналов" к античному материалу, можно с уверенностью утверждать, что этот метод в антиковедении не прижился и не вышел за рамки редких экспериментов в пределах частных вопросов (См. например: Leveque P., Vidal - Naquet P. Cleisthenes the Athenian. New Yersey. 1992. P. 63 - 72. Показательно, что такого рода попытки предпринимаются как правило именно французскими исследователями, национальное происхождение которых роднит их с основоположниками и корифеями школы "Анналов"). Поэтому в этой связи естественно возникают два вопроса: во - первых, почему метод "Анналов" не находит широкого применения в антикведении? и во - вторых, возможно ли это в - принципе, т.е. можно ли ожидать, что и у нас, античников, когда - нибудь появится своя школа "Анналов"?

Для уяснения сути дела уместно напомнить методологические основы или принципы историописания. Как известно, по большому счету можно выделить два основных способа исторического исследования. Один из них, фактографический или иначе, позитивистский, состоит в собирании и изучении исторических фактов самих по себе и ради них самих. Другой же способ, назовем его здесь концептуальным, заключается в интерпретации уже известных фактов и в изучении их под определенным углом зрения, на основании чего строятся концепции и реконструкции. При этом каждый способ историописания имеет в своей основе некоторые идейные постулаты. Фактографический метод опирается на две фундаментантальные идейные предпосылки: во - первых, это принципиальное положение о превосходстве фактологического, т.н. "позитивного" знания над теорией и исторической реконструкцией; и во - вторых, это свойственнае данному типу научного мышления установка на сугубо материалистическое рассмотрение и объяснение исторических фактов, которая в качестве причинно - следственных связей признает только явления социально - экономического порядка, оставляя явлениям культуры роль второстепенных факторов, производимых все от тех же материальных предпосылок. Наиболее яркое воплощение эта позиция получила в марксистской историографии, главной заповедью которой была вера в первичность материального "базиса" и вторичность идеальной "надстройки". Как ни странно, эта фундаментальная установка и сегодня доминирует в нашей историчекой науке, причем не только в России, но и в западных странах.

Альтернативный метод исследования возник в 30 -е годы XX века во Франции в виде знаменитой школы "Анналов". В методологическом отношении эта школа открыла две вещи: во - первых, новое, расширенное понимание исторического источника, которой стал теперь трактоваться как "все, что человек говорит или пишет, все, что он изготовляет, все, к чему он прикасается" (Блок М. Апология истории или ремесло историка. Пер. Е. Лысенко. Москва, 1986. С. 39); и во - вторых, новый метод работы с источником, путем постановки ему вопросов и проникновения в его идейную подоплеку. Стремление углубиться в источник и понять его "изнутри" поставило вопрос о мировоззрении людей, оставивших нам тот или иной источник, и ввело в научный оборот историков слово "менталитет". Исходная предпосылка такого подхода состоит в убеждении, что человек и его психика изменчивы, т.е. способ воспринимать мир и устраивать свою жизнь в нем в разные эпохи и в разных культурах бывают различными. Следовательно, для понимания исторического процесса необходимо сначала понять образ мыслей человека изучаемой эпохи и культуры, т.е. понять его картину мира, которая и определяет его поведение, индивидуальное и коллективное (См.: Гуревич А. Я. Новая историческая наука во Франции: достижения и трудности (критические заметки медиевиста) // История и историки. Москва, 1985. С. 125 слл.). Коротко говоря, основная заслуга "анналистов" состоит в том, что они увидели в истории не только социально - экономические схемы, но живого человека с его мыслями и чувствами, и начали объяснять историю через объяснение мотивации поступков человека.

Несмотря на достижения школы "Анналов", в современной историографии об античности до сих пор безраздельно господствует фактографическое направление науки позитивистского образца. Редкие попытки привить некоторые методы "Анналов" к античному материалу не приживаются и по - прежнему сохраняют спорадический характер. К числу таких попыток можно было бы отнести и упомянутую выше книгу Ю. В. Андреева, если бы тому не препятствовали два обстоятельства. Во - первых, взявшись за изучение менталитета древних греков сквозь призму этнопсихологии, автор тем не менее остался на позициях материального детерменизма и в качестве причинного объяснения древнегреческой культуры назвал особенности географической среды. При этом ему самому пришлось признать, что таким образом он невольно подтвердил старую марксистскую формулу: "бытие определяет сознание". Во - вторых, автор так и не сделал попытку взглянуть на древнегреческий мир глазами самих греков. Его книга буквально насыщена оценочными суждениями, сделанными с позиций современных стереотипов. В результате, глобальное проникновение в ментальный мир античности в очередной раз не состоялось. Это объясняется тем, что в нашей науке принято считать, будто общественное сознание обуславливается социально - экономическими отношениями. Получается, что эти отношения складываются сами собой и только после этого обрабатываются рефлексией. Однако, многие факты заставляют признать, что культура не вытекает напрямую из экономики и не является следствием технического прогресса. При этом следует учитывать, что что наша цивилизация отличается от древних культур не только по внешним признакам, но и по сути, по смыслу существования. Экономика, деньги, материальное благополучие далеко не всегда и не везде были смыслом и целью жизни. Когда мы сегодня ставим во главу угла экономику и с этих позиций подходим к древним культурам, мы неизбежно переносим на них свои ценности, свой образ мыслей, а это только удаляет нас от их понимания. Если же в обществе происходит переход к прогрессирующей экономике и переориентация на материальные ценности, то это является результатом уже произошедшего переворота в мировоззрении. Уже Макс Вебер убедительно показал, что капитализм не только положил начало новому типу социальных отношений, но и сам был продуктом нового протестантского мировоззрения, которое только и сделало этот капитализм возможным. Следовательно, для понимания исторического процесса необходимо прежде всего углубление в его ментальную среду.

В качестве причин отсутсвия в антиковедении традиций школы "Анналов" можно указать на три фактора:1) доминирование в нашей науке позитивизма; 2) сложности технического характера, обусловленные трудностью создания широкой концепции на основании разродного материала, по сравнению с относительной легкостью исследованием узкой темы, легко охватываемой и однородной по составу материала; 3) состояние наших источников, ограничивающее наши исследовательские возможности и не сравнимое с тем арсеналом, которым обладают медиевисты. Тем не менее, если под методологией школы "Анналов" понимать прежде всего стремление познать образ мыслей и мотивацию людей античности, а также раскрыть внутреннюю логику политических событий и изменений, то становится очевидным, что и в антиковедении существует достаточно возможностей для этого. В нашей науке уже накоплен большой опыт изучения религии и литературы древних греков и римлян, существуют исторические и лингвистические исследования, вскрывающие значение тех или иных образов, терминов или поступков (См. например: Ostwald M. Nomos and the Beginnings of the Athenian Democracy. Oxford, 1969; Meier Ch. Die politische Kunst der griechischen Tragodie. Munchen, 1988; Ogden D. The Crooked Kings of Ancient Greece. London, 1997; Андреев Ю. В. Тираны и герои. Историческая стилизация в политической практике старшей тирании // ВДИ. 1999. 1. С. 3 - 7; Онианс Р. На коленях богов. Истоки европейской мысли о душе, разуме, теле, времени, мире и судьбе. Москва, 1999). Следовательно, у нас могут быть и свои "Анналы" - это вопрос времени и желания.


Главная страница |
(c) 2002 г. Туманс Х.
(c) 2002 г. Центр антиковедения СПбГУ