Конференции Центра антиковедения СПбГУ


Публикации Центра антиковедения СПбГУ

Главная страница | Конференции |


СТЕПАНОВА А.С.
Путь к самому себе. О культурно-историческом смысле "Размышлений" Марка Аврелия.

Жебелевские чтения-4. Тезисы докладов научной конференции 30 октября –1 ноября 2002 года. СПб., 2001


Высокую оценку "Размышлениям" Марка Аврелия, как произведению морального самосознания дал в своем очерке С. Котляревский. Самого же Марка Аврелия он назвал членом "вышнего града" человеческой культуры [1]. Блестящий очерк не лишен односторонности оценки, и фигура Марка Аврелия оказывается в одном ряду с Аврелием Августином (Блаженным) и Франциском Ассизским. При этом, отмечая культурно-историческую роль римского философа-императора, С.Котляревский заметил, что слишком много интеллектуализма в учении Стои, - факт сам по себе для религиозного сознания неприемлемый. Существуют и противоположные оценки. Так стоиков, особенно поздних, укоряют в недостатке интеллектуализма, приводя в качестве эталона такового образцы дискурса Платона и Аристотеля. Сравнение некорректное, поскольку не учитывает ни культурно-исторических условий существования стоицизма, ни специфики самого учения.
Чтобы ответить на вопрос о том, что же в смысловом, культурном отношении представляет собой произведение Марка Аврелия, необходимо раскрыть тот исторический образ "индивидуальности", который здесь представлен. Исследование этого образа значимо еще и в плане сопоставления с другим образом поздней античности, рожденным творчеством Аврелия Августина.

Л.М.Баткин, определяя разницу между индивидом "Исповеди" Августина и новоевропейской личностью видит ее сущность в отличии "исторического способа существования и осознания индивидности"[2]. Культурное основание определяет и жанровую конструкцию. С другой стороны, следует отметить, что само раскрытие культурно-исторической специфики возможно при уточнении специфики жанра. С точки зрения истории культуры жанровая особенность "К самому себе" Марка Аврелия представляет несомненный интерес. Здесь, как мы полагаем, трудно дать однозначное определение. С. Котляревский назвал произведение Марка Аврелия исторической проповедью. Уточним, это еще и исповедь. Но какова ее смысловая природа? В отличие от "Исповеди" Августина, здесь нет покаяния. Это исповедь-откровение. Откровение - как исповедь в переносном значении глубокой искренности, открытости вовне. Это - первая особенность данного произведения. Здесь нет систематического изложения, которое позволяет некоторым авторам вообще отрицать наличие какой-либо глубины. В самом деле, в сочинении Марка Аврелия мы находим чередование чувств и понятий, а не их анализ. Исповедь для Марка Аврелия это образ его не просто философского, а исторического видения. "Размышления" следует воспринимать как особую форму философии, выражаемую средствами искусства, и содержащую в себе историческую перспективу. Форму, соответствующую самому предмету, на который нацелен дискурсивный поток, а именно: человеческому "я", существующему в стремительно меняющемся мире, мире, принадлежащем истории. Силлогистика бессильна охватить весь масштаб этого предмета и измерить рациональной мыслью всю его своеобразную глубину. "Размышления" Марка Аврелия - образец того, как форма достигает власти над страстями - выполнение завета Древней Стои. Философ выступает как художник. Жанр этого произведения может быть также назван исповедальной автобиографией. При этом исповедальность понимается как культурное понятие. Сущность этой исповедальности в ее диалогизме, в обращении автора не только к самому себе, хотя внешне текст и облачен в форму монолога. Это - особый тип диалога-откровения, как выражения внутренней жизни, своеобразная история души человека. Такова вторая особенность произведения.

Третья жанровая особенность "Размышлений" - автобиографический характер. Анализ М.М.Бахтиным жанров Средневековья и нового времени показал, что существует системное различие между самоотчетом-исповедью и "автобиографией, в то время как принципиальной грани между автобиографией и биографией нет. "Средневековье, - таков вывод ученого, - не знало автобиографии, и переходные формы появляются только в раннем Возрождении" [3]. Позволим себе уточнить, что в античную эпоху прообраз будущих автобиографий нового времени возник в форме сочинения Марка Аврелия. Такое появление не случайно. Именно римская эпоха вызвала к жизни сам жанр биографии. Свои Размышления Марк Аврелий начинает с благодарственного слова в адрес своих предшественников. Событие уникальное в истории античной мысли! Характер изложения Размышлений свидетельствует о рациональности особого рода, которая в обобщенной форме представляет нам наследие Стои. В то время как самоотчет-исповедь (пример "Исповеди" Августина) не испытывает нужды в других (кроме бога), в автобиографическом произведении философа-стоика главное - обращение не столько к себе, сколько к другим. В роли собеседника автора - каждый. При внешне глубоко интимном характере такая исповедь всегда действенна. Поэтому можно утверждать, что в произведении Марка Аврелия присутствует идея духовного самоопределения личности. И суть этой идеи в осознании состояния постоянной коммуникации - с современниками, с предками и с потомками.
Текст Размышлений позволяет уточнить смысл стоического упражнения, заключающегося в очищении "я" от всего внешнего. "Изъять дух из среды", - предлагает Марк Аврелий, - отбросить все то, что от него не зависит, чтобы выполнить с честью то, что зависит от него". [Фр. XII.3. С.257]. Это упражнение состоит отнюдь не в достижении состояния безмятежности. Здесь не только прием или упражнение, а выявление смыслового целого, духовный поступок, цель которого: творить справедливость. [Фр.XII.3. С.257]. Это согласуется с убеждением стоиков в том, что вообще цель - это сам поступок. [Фр.XII.8. С.259]. В "Исповеди" Августина, как произведении христианского автора, грани между "я" и "не я" (миром) не существует. Здесь очевидна невозможность выхода за пределы самого себя, и это соответствует мироощущению христианской эпохи, выражающемуся в том, что разговор с богом это все же разговор soliloquium (наедине с собой). Не случайно восклицание Августина: Что же ближе ко мне, чем я сам? В Размышлениях Марка Аврелия разговор наедине с собой оборачивается приемом, обеспечивающим обращение ко многим. Граница индивидуального и общего сдвигается, разворачивая пространство общения. Само это пространство многогранно: наряду с внутренним общением с самим собой, это диалог с друзьями, с предками и с потомками. Путь к самому себе - это путь к другим. В "Размышлениях" мы встречаем и идею социального действия, обусловленного самой природой. Происходит постоянный выход в пространство существования "другого", за пределы "Я". Здесь предстает мир другого, без которого "Я" героя-автора - ничто. Идя к самому себе, вглубь своего естества, философ-стоик прокладывает путь к "другому". В этом - обретение состояния мудрости.

В культурном плане личная ответственность стоика за весь мир, понимаемый исторически, возможна при ощущении собственной неотчужденности от этого мира, при осознании себя исторической личностью. Забота о себе неотделима от заботы о других. Факт самоосознания себя христианством представляет собой лишь итог римского постижения индивидуальности. Идея индивидуальности, воскресшая в эпоху Возрождения, была лишь обмирщенным образом христианской идеи. К тому времени истинные первооткрыватели этой идеи - греки, в лице Сократа и стоиков были уже забыты.
Сочинение римского философа-стоика дополняет картину не только жанров, но и типов философствования, являясь особой формой духовной деятельности. Размышления Марка Аврелия это не просто личная автобиография, но и биография поколения, культурно-исторический срез эпохи. Они явились иллюстрацией существования в римскую эпоху такого дискурса, в котором индивидуальное воспринимается в его отношении к универсальному. Значимость существования человека определяется возможностью возвышения личностного до уровня всеобщего. Интерес "Я" к самому себе через постижение смысла других "я" был возможен с культурной точки зрения только на фоне вызревания идеи всеобщности и множественности. Исторически это осознание всеобщности осуществилось уже в эпоху эллинизма. Философский же итог ему подвел римский император Марк Аврелий, о сочинении которого мы можем сказать, что оно по праву принадлежит истории культуры как наивысшее творение человеческого духа.

[1] Котляревский C. Вступительный очерк // М.Аврелий. Размышления. Магнитогорск. 1994. С.88-89.
[2] Баткин Л.М. Европейский человек наедине с собой. М.2000. С.65.
[3] Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. М.1979.С.125-135.


Главная страница |
© 2002 г. А.С. Степанова
© 2002 г. Центр антиковедения СПбГУ