Конференции Центра антиковедения СПбГУ


Публикации Центра антиковедения СПбГУ

Главная страница | Конференции |


СОФРОНОВА Л.В.
Герметизм и ренессансное учение о единстве древности.

Жебелевские чтения-4. Тезисы докладов научной конференции 30 октября –1 ноября 2002 года. СПб., 2001


Гуманистическая теория единства древности является важнейшей составляющей ренессансной философии религии. Её влияние обнаруживается в самых разнообразных сферах духовной жизни эпохи. Философски наиболее глубоко идея религиозного синкретизма была обоснована Николаем Кузанским в трактатах "О всеобщем согласии" и "О мире и согласии исповеданий". Определенные следы её воздействия обнаруживаются в церковных документах Базельского и Флорентийского соборов. Во второй половине XV - начале XVI вв. попытки гуманистов обобщить религиозный опыт и философские искания разных веков и народов привели к созданию двух универсальных философских концепций - "всеобщей религии" флорентийской Платоновской академии (М.Фичино, Д.Пико) и "философии Христа" Северного Возрождения (Д.Колет, Эразм). Джон Колет (1466-1519), один из оксфордских реформаторов, друг и единомышленник Эразма наиболее интересен для исследователей, ибо, по почти всеобщему признанию историков, являлся и адептом "ученой религии" Фичино. Однако многое в творческом наследии гуманиста требует нового осмысления.
Ряд негативных высказываний Колета о языческих авторах в оксфордских лекциях компрометирует Колета как платоника, известного приверженца идей флорентийской Платоновской академии, ставит под сомнение его принадлежность к гуманистической культуре Возрождения. Зарубежная историография либо игнорировала эти "неудобные" слова английского гуманиста, либо расценивала как доказательство консервативности, антигуманизма, в лучшем случае, - неразрешимой противоречивости его мировоззрения. Трудности с интерпретацией данного высказывания, плохо совместимого с общей концепцией его просветительской деятельности знакомы и нам. Настоящая работа - возвращение к знакомому, но не до конца понятому сюжету.

Универсалистские тенденции флорентийского гуманизма идейно обусловлены воздействием герметического синкретизма греко-языческих доктрин (гностицизма, стоицизма, неоплатонизма), христианства и магии. Отложив работу над платоновским наследием, М.Фичино перевел и издал "Поймандр", ряд трактатов "Герметического свода", "Гимны Орфея" и "Комментарий к Зороастру", предполагаемому автору "Халдейских оракулов". Подобная последовательность - Гермес Трисмегист, Орфей, Зороастр - была оправданной в глазах Фичино. По ренессансной генеалогии все они - древние пророки (prisci theologi), либо преемники, либо современники Гермеса - автора благочестивой древнейшей философии, предвосхитившей пророчества Моисея, и учение Христа. Герметизм подтолкнул гуманиста и к занятиям "естественной магией", не противоречащей Фичиновскому пониманию христианства. Другой мыслитель Платоновской академии Дж. Пико известен как автор "Речи о достоинстве человека" (1486), провозгласивший:"Великое чудо - человек". Несмотря на обилие темных мест, не получивших исчерпывающего объяснения, было принято усматривать здесь манифест Гуманизма, попытку ренессансного антропоцентризма обожествить человека, богоравного в своей творческой активности, принимающей не только земные, но и космические масштабы. Однако, эта цитата в полном объеме может привести к иным выводам: столь возвышенная характеристика применяется Пико не просто к человеку, а человеку-магу. Именно маг, взыскующий жизни с небес, низводит её, подражая Богу-Творцу, в низший тварный мир. Совершенно очевидны принципиальные различия между христианским пониманием природы человека, антропоцентризмом Петрарки и других итальянских гуманистов, с одной стороны, и возвышением человека Пико. Уместно вспомнить и цель создания "Речи": Пико поставил перед собой задачу тотального синтеза всех знаний. С этим намерением он составил "900 тезисов, навеянных философией, каббалой и теологией" из постулатов различных философских школ древности, включая оккультно-эзотерическую литературу - герметические трактаты, орфические гимны, халдейские оракулы, еврейскую каббалу. Тезисы предлагались к обсуждению на богословском диспуте в Риме, где Пико брался публично доказать, что ни один из этих тезисов не вступает в противоречие с другими. Все вместе они ведут к более полному пониманию христианства, а магия и каббала помогают доказать божественность Христа. "Речь о достоинстве человека" должна была открыть диспут. Ренессансное учение о единстве древности позволило Пико обратиться к каббалистической магии, оперировавшей числами и соответствующими им буквами еврейского алфавита.

"Философия Христа" Северного Ренессанса ориентирована на иной вариант синтеза. Энтузиазм по поводу priscae theologiae воспринимался гуманистами эразманского толка как неуместное мудрствование, как известная августиниановская curiositas - стремление к знанию, не дающего спасения. Познавательный оптимизм и "всеядность" в значительно меньшей степени были свойственны мышлению Северного Возрождения. Фичино и Пико в своем увлечении герметизмом и магией утратили "чувство истории", равно присущее и ученым-филологам, и гуманистическому стилю философствования. Текстологический реализм - сильная сторона религиозно-философских изысканий Колета, подчеркнуто называвшим себя "грамматиком". Как гуманист Колет отличался от своих предшественников большим рационализмом, более взвешенным и трезвым подходом к философскому наследию прошлого. Всё магическое облачение Фичино и Пико выглядит в соседстве с историко-критическим методом оксфордского реформатора как пустые мечтания, основанные на сомнительных сведениях. Как благочестивый христианин Д.Колет отверг "древнее богословие", отличное от евангельского первоисточника. Он имел свое представление о возможном синтезе античности и христианства, обратившись к опыту Отцов церкви - Иустина, Климента, Оригена, Аврелия Августина. Пройдя долгий путь философских исканий от учений стоиков, Аристотеля, Платона, они пришли к христианству - истинной философии, содержащей все частные истины. Все они использовали нравственный потенциал языческой философии, предлагая рассматривать великих людей древности как образцы добродетели, полезные христианину. Отсюда труды Колета и Эразма по изданию и комментированию Нового Завета и произведений патристики.


Главная страница |
© 2002 г. Л.В. Софронова
© 2002 г. Центр антиковедения СПбГУ