Конференции Центра антиковедения СПбГУ


Публикации Центра антиковедения СПбГУ

Главная страница | Конференции |


СИВКИНА Н.Ю.
Устремления создателей Эллинской лиги в период 224-220 гг.до н.э.

Жебелевские чтения-4. Тезисы докладов научной конференции 30 октября –1 ноября 2002 года. СПб., 2001


В 224г. до н.э. в ходе Клеоменовой войны ахейцы, теснимые спартанцами, безуспешно пытались найти выход из кризисной ситуации. Последнюю надежду они возлагали на старого врага - царя Македонии. Антигон Досон, потребовав за помощь возвращение Акрокоринфа, согласился на заключение союза. Полибий сообщает (II,54,4), что осенью 224г.до н.э. он стал гегемоном Эллинской лиги. Объединив силы, союзники разгромили спартанцев в решающей битве при Селассии.
Естественно, пока шла Клеоменова война антиспартанский характер лиги был очевиден. Однако после разгрома Спарты союз не прекратил своего существования. С инициативой его расторжения не выступила ни Македония, ни Ахейский союз. В связи с этим закономерен вопрос: против кого же теперь была направлена эта лига? По мнению одних исследователей (Errington R.M. A history of Macedonia. Berkeley- Los Angeles - Oxford, 1990. Р.180,185; Hammond N.G., Walbank F.W. A history of Macedonia. Vol 3. Oxford, 1988. Р.353,364), против Этолийского союза, по другой версии (Holleaux M. Rome, la Gr(ce et les monarchies hell(nistiques au IIIe siecle av. J.-C. Paris,1921. Р.119-122), против Рима.

Первое предположение кажется достаточно убедительным только в применении к ахейцам. Поэтому следует рассмотреть отношение союзников к вопросу о сохранении лиги по-отдельности.
Можно указать, что при создании лиги Ахейский союз, в первую очередь, учитывал свои собственные интересы. Рано или поздно ахейцы должны были столкнуться с притязаниями Этолийского союза на влияние в Пелопоннесе. Война между ними была неизбежна (Fine J. The Background of the Social War of 220-217 B.C. // AJPh. V.61, 1940. Р.158ff). Поэтому Арат - стратег союза видел в альянсе с Македонией реальную возможность получить помощь в предстоящей войне с Этолией.
Однако вызывает сомнение тот факт, что в 224г. при создании лиги, в тяжелейший для Ахейского союза момент, Арат мог предвидеть не только благоприятный исход Клеоменовой войны, но и замышлять о новой. Даже после победы в 222г. над Спартой ахейцам потребовалось немало времени, чтобы поправить свои пошатнувшиеся позиции. Более того, ослабленные после войны они сами легко могли стать объектом агрессии со стороны этолийцев. Едва ли они были в состоянии организовать врагу отпор на должном уровне, что и показали впоследствии события при Кафиях и в Кинефе. Скорее всего, их мысли в этот момент склонялись к миру. Тем более, что такой искусный дипломат, как Арат, имел возможность ослабить противника, воспользовавшись отдельными статьями договора лиги, в частности, условием свободы мореплавания, предусмотренное параграфами "Общего мира".

Позиция ахейцев изменится через два года. Поводом к новой войне послужила перемена внешнеполитического курса Мессении, которая, благодаря дипломатическим усилиям Арата разорвала союзные отношения с Этолией и заявила о намерении вступить в Эллинскую лигу (О сближении с Ахейским союзом: Tac.Ann.4,43; Polyb. II,61,4; 62,10; IV,5,8; 16,1; Plut. Cleom.24; Paus. IV,29,9; Fine J. Op. cit. P.155.; Roebuck C. A history of Messenia from 369 to 146 B.C. Chicago, 1941. P.70f; Walbank F.W. A historical commentary on Polybius. Vol. I Oxford,1957. P.453.).
Вполне вероятно, военных действий еще можно было бы избежать. Однако, два дерзких рейда этолян в Пелопоннес в 220г. до н.э., одно из которых закончилось сражением при Кафиях и поражением ахейцев, а второе - разгромом Кинефы, сделали невозможным урегулирование конфликта мирным путем. Македонский царь и одновременно гегемон лиги Филипп V был вынужден вмешаться в греческие дела согласно условию договора, которое гласило, что в случае нападения на одного из союзников потерпевший мог обратиться за помощью kata tas homologias (Polyb.IV,15,1 sq). Т.о. ахейцы вступили в войну с Этолией вместе с союзниками. Однако нельзя утверждать, что уже после Клеоменовой войны направленность лиги против Этолийского союза была очевидной.
Версия об антиримском характере лиги с самого начала несколько сомнительна. В 224-222гг. интересы Рима были направлены, главным образом, на юг Средиземноморья, а в отношении Греции римляне не предпринимали ничего, что могло вызвать какой-то повод к войне. Ни македонский царь, ни Арат не могли заглядывать в отдаленное будущее, предвидеть начало агрессии Рима и задумать лигу, как организацию обороны против римлян. Тем более, внутри Греции стабильности по-прежнему не было, что не давало возможности ни ахейцам, ни македонянам отвлекаться от внутригреческих проблем.

Интересы македонского царя в основном сосредотачивались на Греции, и война с Римом не могла содействовать его планам. Но из этого утверждения не следует вывод, что Антигон Досон уже в 222 г. начал планировать войну против Этолии. Для Антигона цель союза была выполнена: Клеомен был разгромлен, а македоняне получили доступ в Грецию. Ближайшей задачей, стоящей перед ним, было закрепление достигнутого результата.
Именно эту цель он преследовал, устанавливая гарнизоны в Пелопоннесе, эта же задача побудила позднее Филиппа V образовать фактически македонскую провинцию в Трифилии (Polyb.IV,80,15). Иными словами, можно предположить, что цари Македонии удачно использовали благоприятную ситуацию. При этом они предпочитали не силовые методы, а искусную интерпретацию статей союзного договора лиги, в частности, условий "Общего мира".
Возможно, ситуация несколько изменилась после смерти Антигона. Трон занял молодой и неискушенный в дипломатии, как считали его притивники, царь Филипп V. В первое время он должен был думать скорее об удержании в Греции уже достигнутых позиций, чем о новых завоеваниях, а, тем более, о далеком Риме.
Перемены в его взглядах произошли лишь в ходе Союзнической войны 220-217гг. Филипп был озабочен продвижением римлян в Иллирию и в противовес этому постарался сам расширить свою сферу влияния на соседей. Вероятно, македонский царь имел основания надеяться и на поддержку своих начинаний союзниками. Но его надежды не оправдались.

В таком случае напрашивается предположение, что если Филипп первоначально не замышлял боевых операций против Рима, то традиционная политика македонян в Греции должна была подтолкнуть царя к войне с Этолийским союзом. Соответственно, как гегемон лиги, он мог планировать вступление в войну вместе с союзниками. Действительно, целью его политики в Греции было расширение македонской сферы влияния. Одним из средств достижения задуманного могла быть война. Филипп, конечно, как и другие, сознавал, что после окончания Клеоменовой войны столкновение Этолийского и Ахейского союзов - это вопрос времени. Можно было ожидать, что в ходе боевых действий македонский царь реализует, частично или полностью, свою программу. То обстоятельство, что войну придется вести с этолийцами - старыми и последовательными врагами Македонии, должно было устраивать Филиппа. Поэтому считается, что для него направленность лиги была ясна при восшествии на престол - против Этолийской федерации.
Тем не менее, следует отметить, что обвинения Филиппа в развязывании Союзнической войны с целью реализации своих планов лишены основания, поскольку Филипп не был заинтересован в том, чтобы выглядеть агрессором в глазах греков. Такая репутация не сооветствовала имиджу предводителя греческого союза.
Предпочтение следует отдать другой версии. Свои планы Антигон Досон (а затем и Филипп V) предпочитали реализовывать, опираясь на статьи "Общего мира". В этом они следовали примеру существовавших в 338 и 302 гг. Коринфских лиг. После окончания Клеоменовой войны расторжение союза не соответствовало интересам македонского царя, который видел в ней возможность укрепления своего положения в Греции, занимая должность гегемона лиги.
Подобная цель стояла прежде перед Филиппом II, а в 302 году перед Антигоном Одноглазым и его сыном. В этом отношении политика македонских царей не менялась. Менялись условия, методы, но сама идея господства македонян над Грецией оставалась неизменной. Более того, никогда политика македонских царей в Греции не была столь успешной. Ни Филиппу II, ни Александру не удавалось завоевать симпатий большей части греков. Антигон Одноглазый и Деметрий Полиоркет возглавляли лигу греков очень короткое время, чтобы добиться задуманного. Своими успехами Антигон Досон был обязан, по мнению Г. Бенгтсона (Bengtson H. Die Inschriften von Labranda und die Politik des Antigonos Doson. Bayer.Akad.Wiss. Munchen,1971. S.49), своим способностям и необычайно прозорливой политике.

Таким образом, в период 222-220 гг. цари Македонии рассматривали лигу как инструмент расширения македонского господства в Греции; ахейцы же использовали лигу для усиления Ахейского союза. Думается нельзя говорить однозначно о направленности союза в то время против какого-то определенного противника, поскольку оба, и Арат, и македонский царь, преследуя каждый свою цель, были заинтересованы в сохранении мира в Греции и закреплении достигнутых успехов. Перемены начались в 220г. до н.э., когда ахейцы, воспользовавшись благоприятным стечением обстоятельств, втянули в войну против Этолии всю лигу, а Филипп V позднее безуспешно пытался сосредоточить силы союза против Рима.


Главная страница |
© 2002 г. Н.Ю. Сивкина
© 2002 г. Центр антиковедения СПбГУ