Конференции Центра антиковедения СПбГУ


Публикации Центра антиковедения СПбГУ

Главная страница | Конференции |


МИЛЮТИН М.П.
Историография проблемы "дорийского вторжения".

Жебелевские чтения-4. Тезисы докладов научной конференции 30 октября –1 ноября 2002 года. СПб., 2001


Сообщения о дорийском переселении на Пелопоннес, иначе называемые традицией о возвращении Гераклидов, излагают сведения, имеющие своего рода уникальный характер, так как они относятся к финальному этапу "Века Героев" и начинают собой рассказ об эпохе, современной античным писателям. В настоящем сообщении предпринимается попытка проследить основные направления развития историографической дискуссии по главным проблемам, связанным с переселением дорийцев:
1)степень значимости различных видов источников;
2)историчность переселения;
3)его характер.

Одним из первых критический метод использовал Дж.Грот. В основе его подхода, во многом определившего принципы последующих исследований, лежит разделение традиции на две части. Сжатое сообщение Геродота (I,56,3) о длительных переселениях дорийцев казалось ему достойным доверия. Напротив, все упоминания о Гераклидах Грот считал вымыслом более позднего времени. По его мнению, легендарные рассказы о Гераклидах представляли собой "мифологическое оправдание" господства дорийских государств в Южной Греции и власти царей-"потомков Геракла". Самым ярким представителем гиперкритического направления стал К.Ю.Белох, который довел теорию "мифологического оправдания" до абсурда. Исходным тезисом немецкого исследователя стало утверждение, что традицию о переселении дорийцев нужно было придумать, поскольку они не упоминаются на местах своего исторического проживания у Гомера.
Не только крайний скептицизм Белоха, но и более умеренная позиция Грота не пользовались в XIX веке широкой поддержкой антиковедов [1]. Большое значение при этом имело археологическое открытие микенских центров, поскольку дорийцев стали считать виновниками их гибели. Широкомасштабное осмысление дорийской проблемы на основе новых видов источников было проделано Эд.Мейером. Миграцию дорийцев он сопоставил с движением так называемых "народов моря", которые на рубеже XIII - XII вв. до н. э. разрушили хеттскую империю и дважды атаковали Египет. По мнению Мейера, дорийцы, участвуя в этом движении, сыграли аналогичную роль в судьбе микенских дворцов. Таким образом, переселение дорийцев превратилось в "дорийское вторжение" [2].
Теория "дорийского вторжения", покоившаяся на прочном основании археологических данных, древневосточных письменных источников и античной традиции, в начале XX века заняла доминирующее положение в историографии. Главное внимание было сосредоточено на выявлении археологических признаков дорийцев. К началу 1930-х годов в работах С.Кэссона, В.Хиэртлея, Н.Хэммонда вторжение идентифицировалось с распространением Геометрической культуры. Однако, археологические основания этой теории почти сразу были поставлены под сомнение. Кризисные тенденции в исследовании дорийской проблемы впервые отчетливо проявились в "Кембриджской древней истории" [3]. А.Вейс и Г.Вейд-Джери убедительно показали, что все ранее выделенные археологические признаки дорийцев (кремация, обработка железа, определенный тип бронзовых фибул, протогеометрическая керамика) невозможно связать с их приходом в Южную Грецию. В очерке Вейд-Джери противопоставление истории дорийской миграции и традиции о возвращении Гераклидов получило значительное развитие. Дорийское вторжение понимается как мощное движение грекоговорящих народов, охватившее почти всю Грецию. Это движение продолжалось около трехсот лет и составило целую эпоху перехода от микенской Греции к эллинской. В этом контексте завоевание дорийцами Пелопоннеса - лишь эпизод, на основе которого впоследствии искусственно была создана легенда о возвращении Гераклидов.

В 1930-е - 1940-е годы кризис, связанный с узостью той источниковой базы, которая признается достоверной, продолжается. С одной стороны, в ряде работ (Т.Скит, К.Краймс) дорийское вторжение продолжает жестко увязываться с распространением Протогеометрической керамики, что свидетельствует о нежелании расставаться с историографическими штампами, несостоятельность которых уже была очевидной. Развивается и скептическое направление (Ф.Мильтнер, Р.В.Шмидт, несколько позже Ч.Старр, Г.Хаксли, А.Тойнби), отрицающее достоверность всей традиции или ее существенных составляющих. Попыткой итогового осмысления стала коллективная работа 1948 года "Дорийское Вторжение" [4]. Однако, за исключением дополнительных сведений из ближневосточной истории и уточнения датировки гибели микенских центров, мы не видим здесь ничего нового. Все рассуждения авторов можно свести к самому общему определению дорийского вторжения как балканской фазы движения варварских народов с севера на цивилизованный мир в конце Бронзового Века. Последующая конкретизация относится, в основном, к судьбе микенских дворцов, тогда как "дорийцы", "Гераклиды" остаются малосодержательными понятиями, а связанная с ними традиция не получает оценки и исторической интерпретации.
Выходом из кризиса стала идея разделения дорийского переселения и гибели микенских дворцов, предложенная в 1949 году В.Милойчиком. Она была положена В.Десборо в основу "теории проникновения" дорийцев в уже опустошенную Южную Грецию во второй половине XII - XI вв. до н. э., отразившегося в распространении практики цистовых захоронений. Несмотря на то, что сам Десборо отрицал возможность исторической интерпретации рассказов о "возвращении Гераклидов", со второй половины 60-х годов многие исследователи (К.Томас, Р.Бак, П.Олива, Р.Томлинсон, с определенными оговорками З.Рубинсон, Н.Хэммонд, Г.Ф.Полякова, Ю.В.Андреев) рассматривали раннюю историю дорийских общин, их социально-политические, экономические и культурные характеристики на основе сопоставления "теории проникновения" и античной традиции.

Однако в 1970-е годы теория Десборо была оспорена. Самый сильный удар нанес ей в 1971 году Э.Снодграсс. На широком археологическом материале он показал, что цистовые захоронения не могут рассматриваться в качестве дорийских артефактов. Снодграсс настаивал, что единственным реальным археологическим свидетельством дорийского вторжения является сам факт разрушения микенских центров. Отсутствие чужеродных артефактов в слоях ПЭ IIIС периода, по его мнению, может объясняться только тем, что дорийцы пришли из близлежащей области, и что их материальный образ жизни был практически таким же, как у микенцев. Таким образом, дорийское вторжение нужно рассматривать как завоевание микенцев близкородственными им дорийцами около 1200 г. до н.э.
Очередной провал попытки решить проблему дорийской миграции на основе создания стройной археологической теории привел в 1970-е годы к резкому усилению критического направления. Его последователи ставят под сомнение тезис, что усиленное укрепление микенских цитаделей незадолго до их падения было вызвано осознанием угрозы из-за пределов микенского мира. Тем самым, дорийское вторжение лишается материальной базы, и проблема переводится в плоскость исключительно диалектологии. "Диалектологические" теории Дж.Чэдвика и Дж.Хукера исходят из проживания дорийцев в микенском ареале и, отрицая переселение, находятся в явном противоречии с традицией.

Последним поворотным моментом в исследовании дорийской проблемы стало обнаружение в слоях разрушения микенских дворцов т. н. "варварской керамики", что стало отправным пунктом для теории развития Греции переходного периода Ф.Шахермейра. Впрочем, миграция дорийцев остается на периферии внимания немецкого исследователя, высказывающего очень осторожные суждения об ее археологических признаках и историчности традиции. К сожалению, историография вопроса дает гораздо более негативных, нежели положительных ответов.

[1] См. работы К.О.Мюллера, Э.Курциуса, Г.Бузольта.
[2] Англ. dorian invasion; в немецкой историографии традиционно употребляется более нейтральное dorische Wanderung.
[3] CAH. Vol.2. Cambridge, 1924.
[4] Daniel J.F., Broneer O., Wade-Gery H.T. Dorian Invasion // AJA. Vol.52. 1948. №1. P.107-118.


Главная страница |
© 2002 г. М.П. Милютин
© 2002 г. Центр антиковедения СПбГУ