Конференции Центра антиковедения СПбГУ


Публикации Центра антиковедения СПбГУ

Главная страница | Конференции |


КУЧЕРЕНКО Л.П.
Lectio senatus римских цензоров.

Жебелевские чтения-4. Тезисы докладов научной конференции 30 октября –1 ноября 2002 года. СПб., 2001


Важнейшей обязанностью римских цензоров являлось составление списка сенаторов - lectio senatus- и его оглашение. Э.Перуцци считал, что выражение senatum legere означает чтение вслух списка, в котором имена сенаторов расположены в определенном порядке. Относительно времени появления этой функции в руках цензоров существуют различные мнения. Традиция в лице Тита Ливия и Диодора Сицилийского свидетельствует о деятельности цензоров в этой области, начиная с цензуры Апппия Клавдия Цека и Гая Плавтия (312 г.до н.э.). Т.Моммзен утверждал, что составление списка сената изначально входило в область их компетенции. Я.Суолахти полагал, что вначале цензорская магистратура была слаба и недостаточно авторитетна для того, чтобы senatus lectio был доверен именно ей. Большинство исследователей считает, что цензоры получили право составления сенаторского списка по закону Овиния, который датируется последней четвертью IV в.до н.э. Таким образом, обязанность пересмотра и составления нового списка сената была вменена цензорам спустя более чем столетие после возникновения самой должности. Список сената составлялся примерно так же, как и список всаднического сословия. Я.Суолахти высказал предположение, что, вероятно, именно он послужил моделью для сенаторского списка. О важности этой цензорской функции свидетельствует тот факт, что исполнение своих многочисленных обязанностей цензоры начинали именно с пересмотра старого списка сенаторов. Довольно частыми были случаи задержки с составлением нового списка по причине ссор цензоров из-за неприятия одним из них списка, проект которого составлял коллега. И все же во времена ранней и классической Республики lectio senatus проводились регулярно. Более того, когда в период II Пунической войны возникла крайняя необходимость в пополнении сената, а до цензорских выборов было еще далеко, был экстренно назначен диктатор senatus legendi causa, которому и были приданы цензорские полномочия. Случай этот рассматривается как исключительный, так как нарушался целый ряд законов и установлений.

Согласно закону Овиния, обязанность составлять список сенаторов передавалась от консулов цензорам. Они должны были зачислять в сенат лучших (optimum) из каждого сословия (ex omni ordine). Те, чьи имена пропускались, считались выведенными из сената и преданными бесчестию, опозоренными (ignominiosi). Выражение "еx omni ordine" по- разному понимается исследователями. По-преимуществу, под ordines понимались разряды, зафиксированные в цензорских списках. Некоторые исследователи видят в них только сословия. Т.Моммзен считал, что каждый римский гражданин независимо от богатства и сословия мог претендовать на любую должность и место в сенате. M.Гельцер первым оспорил этот оптимистический взгляд, утверждая, что политическая карьера была открыта только для всадников. Изменения, вносимые цензорами в списки сенаторов, не могли быть чересчур значительными, по крайней мере, для периода Ранней республики, но к концу республики наблюдается тенденция увеличения изгоняемых из сената. Она совпадает с обострением политической борьбы в обществе в период гражданских войн.
Традиция дает возможность рассмотреть основания для выведения из состава сената: неисполнение гражданского долга (от нерадивости в земледельческих работах до предательства Отечества), низкое социальное происхождение, безнравственное поведение, стремление к роскоши и т.д. Причина исключения излагалась в письменном виде. Для вынесения столь сурового вердикта цензорам требовалась информация о поведении и образе жизни этих людей. Действовало правило (о нем упоминает Цицерон), согласно которому магистраты, срок полномочий которых уже истек, должны были сообщать и докладывать цензорам о своей деятельности. Нужно учитывать и тот факт, что в обязанности цензоров входила cura morum и, в большинстве случаев, ограничение в праве быть избранным в сенат или исключенным из него было основано именно на ней. Некоторые исследователи высказывают мнение, что под этим благовидным предлогом цензоры часто устраняли личных врагов. Исключение из сената постепенно становилось, по мнению Я.Суолахти, все более позорным клеймом. Если в IV в.среди цензоров бытовало выражение ex senatu movere, то в дальнейшем они все чаще стали пользоваться выражением ex senatu eicere. Т.Моммзен, однако, был далек от мысли рассматривать эту деятельность как исключительно личное дело цензоров. Начиная с IV в.до н.э., цензоры обязаны были вносить в список сенаторов бывших курульных магистратов. В дальнейшем право свободного выбора цензорами новых кандидатов на сенаторские кресла неуклонно уменьшалось: во II - I вв. право быть зачисленными в сенат получили магистраты низкого ранга. Это обстоятельство существенно ограничило самостоятельность цензоров в отборе претендентов на сенаторское звание.
Возможности, которые получали цензоры при составлении списка сенаторов, постепенно превратили эту почетную обязанность в орудие политической борьбы. Впервые она проявила себя таким образом в цензорство Аппия Клавдия Цека, использовавшего lectio senatus для реализации своей политической программы.


Главная страница |
© 2002 г. Л.П. Кучеренко
© 2002 г. Центр антиковедения СПбГУ