Конференции Центра антиковедения СПбГУ


Публикации Центра антиковедения СПбГУ

Главная страница | Конференции |


ФРИБУС Т.Ю.
Роль письменных формул в психологии и политике римлян.

Жебелевские чтения-4. Тезисы докладов научной конференции 30 октября –1 ноября 2002 года. СПб., 2001


Исторический процесс складывается из параллельно идущих процессов в разных областях: политики, культуры, психологии и др. Как правило, эти процессы тесно переплетаются и, чтобы понять явление в одной области, необходимо выявить его связь с рядом явлений в других областях. В настоящее время активно ведутся исследования по выявлению взаимосвязей политической истории с массовыми психическими состояниями. Между тем, история античности представляет нам обширный материал для обнаружения и других, более интересных связей.
Мы поставили задачу на материале истории древнего Рима выявить связь между особенностями развития письма, массовой психологией политической системой.

Латинское письмо на твердом материале является предметом изучения эпиграфики. Специалисты отмечают, что одной из самых примечательных его особенностей является обилие сокращений, столь затрудняющее расшифровку надписей. Практика сокращать слова, как известно, сложилась у римлян еще в архаическую эпоху. Постепенно, в процессе свободного, никем специально не регулируемого процесса развития письма, утвердился способ записывать общеизвестную фразу в виде формулы, состоящей из начальных букв. Письменные формулы высекались на камне и металле, традиционно служившими материалами для письма, помещались на стены и фасады зданий, на алтари и пьедесталы, на триумфальные арки и надгробия. Они увековечивали имена, перечисляли заслуги того или иного лица, напоминали о важнейших (или причисляемых к таковым) событиях. Зададимся вопросом: не могло ли их столь широкое распространение оказать влияние на формирование коллективной психологии римского народа?
Известно, что в психологии масс словесной формуле как таковой отводится особая роль. Приведем две цитаты из трактата С. Московичи: "Кто знает формулу, тот, кажется, владеет ключом к пониманию и решению самых сложных проблем наиболее простыми средствами. Сведенные к нескольким элементарным предложениям, часто и долго повторяемые, они воздействуют на глубинные мотивы нашего поведения и автоматически его запускают. Именно такова функция лозунгов, призывов, выраженных в наиболее краткой форме" [1].
"Искусно обработанные формулы получают действительно ту магическую силу, которая им приписывалась некогда адептами магии. Они могут возбудить в душе толпы самые грозные бури, но умеют также и успокаивать их. Ни рассудок, ни убеждение не в состоянии бороться против известных слов известных формул" [2].

Думается, тезис о том, что идея, выраженная в виде формулы, становится более доступной массам, не требует специальных доказательств. Во все времена политики апеллировали к массе при помощи кратких, односложных, часто повторяющихся формулировок. Следует иметь в виду, что утверждение, записанное в виде формулы, легче усваивается и зрительной памятью. Для массового восприятия, несомненно, имеет значение и материал, на котором произведена запись: так, камень ассоциируется с вечностью, незыблемостью; металл - с силой и прочностью. Надпись на камне и металле, надо полагать, воспринимается массами совершенно иначе, нежели на бумаге, стеклянной витрине или рекламном щите из фанеры и ткани. Таким образом, у римлян в процессе естественного развития письма стихийно были выработаны способы облекать мысль в наиболее удобную для восприятия форму. Можно предположить, что данное обстоятельство в значительной степени способствовало тому, что этот народ в своей массе отличался высокой внушаемостью, психологической податливостью и восприимчивостью.

Вышеназванная особенность массовой психологии римлян в ее связи со спецификой латинского письма, как представляется, явственно обнаружили себя в драматический, переломный период римской истории - период принципата. Этот политический строй, как известно, являлся весьма специфической системой, при которой элементы монархического правления закреплялись прежде в умах современников, нежели в законодательных актах. Службу, которую сослужили этой системе письменные формулы, трудно переоценить.
Так, формула ROM ET AVG должна была вызывать ассоциацию имени властителя со всем римским государством, пожалуй, более эффективно, чем самая пламенная речь. Звучный титул Pater Patriae и его частое написание в сокращенном виде (P * P) закрепляли восприятие принцепса массами как всеобщего патрона, покровителя и благодетеля. Формула D * F (Divi Filius) не позволяла согражданам забывать о связи их властителя с божеством. Перечисление в надписи всех должностей и титулов императора, его родственных связей и заслуг в виде формулы должно было способствовать тому, чтобы уважение к нему закреплялось у сограждан в подсознании. О том, в какой степени сознание римлян было обработано этими формулами, говорит комедийный эпизод из "Сатирикона" Петрония: на пиру подают кушанье, из которого брызгают струи шафрана. Поскольку сок этого растения должен применяться при религиозных церемониях, все присутствующие вскакивают и восклицают "Да здравствует божественный Август, Отец Отечества!". Даже с учетом того, что произведение Петрония - сатира, эпизод позволяет сделать определенные выводы.

Вышеупомянутые примеры исследователи обычно приводят, говоря о средствах и методах официальной пропаганды в период принципата. Как правило, мнения авторов сходятся в том, что искусство воздействовать на массы было в рассматриваемый период доведено пропагандистским аппаратом до совершенства. Мы же делаем акцент на то, что в приведенных примерах официальной пропаганде не требовалось прилагать особых усилий, изобретая средства воздействия на умы современников.

Искусство кратко выражать мысль, традиция записывать распространенные словосочетания в виде устойчивой формулы, использование камня (в том числе, стен и фасадов каменных зданий) и металла в качестве материала для письма - все это являлось органической частью римской культуры, следствием свободного протекания никем специально не регулируемых процессов. Возможно, именно поэтому пропагандируемые идеи воспринимались психологически податливыми массами с такой легкостью, что, безусловно, в данном случае способствовало прочности политической системы. Итак, связь между развитием письма и коллективной психологией несомненно, существует, и порой протекание процессов в этих двух областях может тесно переплетаться с процессом политического развития государства. Однако исследования в этой области следует вести очень осторожно. Далеко не всегда и не везде эта связь может проявить себя именно так, как это было в Римском государстве.
Современные политики порой, призывая на помощь психологов, трудятся над тем, чтобы облечь свои идеи в формулы, легко воспринимаемые зрительной и слуховой памятью. Современная психология рекламы учит упрощать и оттачивать мысль, высказываться просто и прямо, используя краткие предложения - формулы. Однако эффект, который при этом достигается, совершенно не сравним с тем, который достигался при помощи высеченных на камне письменных формул в древнем Риме. Чтобы понять, почему это происходит, требуются новые исследования в области истории, психологии и ряда смежных наук. Думается, результаты их могут быть небезынтересны и небесполезны.


[1] Московичи С. Век толп: Исторический трактат по психологии масс / Пер. Т. П. Емельяновой, Г. Г. Дилигенского. М., 1998. С. 138.
[2] Там же. С. 183.

Главная страница |
© 2002 г. Т.Ю. Фрибус
© 2002 г. Центр антиковедения СПбГУ