Конференции Центра антиковедения СПбГУ


Публикации Центра антиковедения СПбГУ

Главная страница | Конференции |


БУТЯГИН А.М.
К проблеме боспорского войска VI-V вв. до н.э.

Жебелевские чтения-4. Тезисы докладов научной конференции 30 октября –1 ноября 2002 года. СПб., 2001


В отечественном антиковедении представлено немного работ посвященных военному делу греческих колонии на северном берегу Черного моря. Наиболее значительные из них к настоящему времени устарели, как из-за появления нового археологического материала, так и в связи со значительным продвижением в изучении истории причерноморских городов. Со времени появления книги В.Д. Блаватского и диссертации Н.И. Сокольского появлялись исследования, обращенные только к частным вопросам военного дела в регионе. Некоторый прогресс в этой сфере наблюдается в самое последнее время. За рубежом вышла в свет книга М. Мельчарека, защищена диссертация Д.В. Григорьева о военно-политической истории и военном деле Боспора VI-II вв. до н.э. В последней работе делается попытка на основании всего имеющего комплекса письменных, нумизматических и археологических источников проследить развитие военного дела и военной истории античных городов на берегах Боспора Киммерийского.

Наиболее темным периодом истории Боспора является архаическое и раннеклассичесское время, до сложения в 438 гг. государства Спартокидов. При изучении данного периода исследователь сталкивается с молчанием письменной традиции и весьма разрозненным археологическим материалом. Между тем, как представляется, даже существующее состояние археологического исследования памятников данного периода вполне позволяет сделать некоторые выводы о раннем боспорском войске.
В послевоенной литературе, да и в некоторых современных работах о вооружении и тактике этого времени говорится немного. Не вызывает сомнения тезис о том, что войско в колониях комплектовалось из свободных граждан по тому же принципу, как это было принято в метрополии. Предполагалось, что основу войска составляла фаланга состоятельных граждан, беднейшие граждане образовывали отряды легковооруженных, а конница была немногочисленна. Постепенно, последний тезис претерпел существенные изменения. Е.В. Черненко пришел к выводу о том, что на самом раннем этапе вооружение воинов античных колоний приобрело скифский облик. Гоплитская паноплия исчезает, а некоторые ее части переходят на вооружение всадников. Мастерские колоний ориентируются на выпуск оружия скифского образца. В первую очередь, автор ориентировался на анализ оружия из погребений некрополя и раскопок мастерской оружейника в Пантикапее.

На основании изучения того же материала, Д.В. Григорьев приходит к полностью противоположным выводам, которые были опубликованы им отдельной статьей. Известно, что в 12% могил пантикапейского некрополя VI-V вв. до н.э. содержалось оружие. Автор подробно анализирует погребения различных городов Боспора, выделяя те, в которых сочетаются меч и копье, которые считает характерными для гоплитов. Сочетание этих видов оружия со стрелами интерпретируется как принадлежащее легковооруженным воинам (по отдельности) или всадникам (вместе). На этом основании делается вывод об увеличении доли легкой пехоты и конницы, сосуществующих с гоплитской фалангой. Представляется, что имеющиеся данные не дают возможности для таких выводов. В первую очередь, следует отметить то, что большинство погребений с оружием относится к первой половине V в. до н.э., а в более раннее время они практически не встречаются. Таким образом, изменение обряда происходит в период интенсивного военного конфликта (как представляется, с номадами) и, скорее всего, под варварским влиянием. Значительный интерес представляет оружие, которое открыто в ранних боспорских некрополях. Мечи и стрелы представлены исключительно скифскими формами. Однако, этого, как представляется, мало для констатации "варваризации" военного дела боспорских городов. Следует отметить, что почти все мечи местного типа открыты в погребениях, в то время как на городищах, в т.ч. и разрушенных в результате боевых действий, их находки крайне редки (Героевка-1). Не исключено, что они попадали в могилы не как личное оружие погребенных, а как трофеи, или еще по какой-нибудь причине. Нет никаких оснований видеть в этих гробницах варварские захоронения, так как остальные детали обряда ничем не отличают их от одновременных греческих.

Если мы обратимся к тем немногочисленным типам вооружения, которые были найдены на территории античных памятников, то увидим несколько иную картину. Мечи будут представлены почти исключительно находками изогнутых клинков "махайр". Кроме того, найдено некоторое количество железных наконечников копий, уступающим по размерам одновременным скифским, и многочисленные бронзовые трехлопастные наконечниками стрел. Открытый в Пантикапее фрагмент чешуйчатого доспеха сделан в скифской традиции. Любопытно широкое распространение "махайр" в Северном Причерноморье, где они встречаются, похоже, с 3-ей четв. VI в. до н.э., в то время, как их распространение в материковой Греции датируется началом следующего столетия. Скорее всего, это связано с малоазийским происхождением большинства греческих колонистов.
Следует обратить внимание на полное отсутствие греческого оборонительного вооружения и широкое распространение лука. Как представляется, с самого появления колоний местные поселенцы отказались от применения фаланги, сменив паноплию на более легкую систему вооружения. Помимо найденного оружия, следует учесть незначительное число поселенцев в боспорских городах, которые при всем желании не могли составить сколько-нибудь значительную фалангу из своих граждан, среди которых, вероятно, немногие могли даже при желании позволить себе полный набор гоплитского вооружения.
В настоящее время многие вопросы ранней боспорской военной истории нельзя прояснить, в связи с явно недостаточным количеством источников. Только новые раскопки могут дополнить или даже существенно изменить имеющуюся картину.


Главная страница |
© 2002 г. А.М. Бутягин
© 2002 г. Центр антиковедения СПбГУ