Конференции Центра антиковедения СПбГУ


Публикации Центра антиковедения СПбГУ

Главная страница | Конференции |


А.А. ПОПОВ
Династия Диодотидов в Греко-Бактрии

Античное общество V. Тезисы докладов научной конференции 2-3 апреля 2002 года.
Настоящая работа опубликована только в Internet. При цитировании ссылаться на электронный адрес: [www.centant.pu.ru/centrum/publik/confcent/2002-04/popov.htm]


ПРЕДЫДУЩЕЕ

СЛЕДУЮЩЕЕ


Проблемы бактрийского эллинизма волнуют ученых еще с XVIII века. Основными источниками по данной теме являются произведения античных авторов: Полибия, Страбона, Юстина, а также нумизматика. Первую крупную работу по этой теме написал Т. З. Байер (Historia regni graecorum Bactriani. Petropoli, 1738), опираясь на вышеперечисленные источники. Однако наиболее значимые исследования по истории Греко-Бактрии были написаны учеными XX века. Самые крупные из них: сочинения В. В. Тарна (The Greeks in Bactria and India. Chicago, 1985) и А. К. Нарайна (The Indo-Greeks. Oxford, 1957).

Как передает нам античная письменная традиция, около 256 г. до н. э. на территории Бактрии создается независимое государство, во главе которого становится сатрап Бактрии Диодот, вскоре принявший царский титул (Strab. XI, 9, 3; Just. XLI, 4, 5). Одновременно с Бактрией становится независимой и Парфия, которая, по-видимому, отложилась от Селевкидов при Андрагоре, правившим ей еще до Аршакидов (Just. XLI, 4, 3-5).

Характерно, что Диодот в монетной чеканке сначала "провозгласил" свое отложение заменой типа обратной стороны на золотых и серебряных монетах (его "говорящий" тип - шагающий Зевс), но сохранил при этом в легенде имя Антиоха II и его титул. Следующий шаг Диодота I, уже означающий его окончательный разрыв даже с номинальной зависимостью от Селевкидов, - помещение им на монетах своего имени и принятие царского титула. Этот акт, вероятно, связан со смертью Антиоха II в 247 г. до н. э. Не исключено, что, как и в Бактрии, открытому разрыву с Селевкидами предшествовал период фактической независимости Андрагора от селевкидского трона. Ведь Андрагор не носил царского титула. Тем не менее, исходя из данных нумизматики, печатал золотую и серебряную монету, хотя право выпуска золотой и серебряной монеты целиком принадлежало царю державы Селевкидов. Можно только догадываться, что Парфия и Бактрия - в момент отложения и непосредственно после него - оказались в сходном положении и, возможно, составили нечто вроде союза, основой для которого должна была стать их антиселевкидская направленность.

В итоге Бактрия остается эллинистическим государством примерно на сто лет, а в Парфии власть греков была уничтожена кочевниками - парнами во главе с Аршаком (Just. XLI, 4, 5). Диодот I начинает войну в союзе с Селевком Каллиником против парфян. Парфянскому царю Аршаку, атакованному с двух сторон, было нанесено поражение. Возможно даже, Диодот I получил за свои благодеяния в адрес Селевкидов признание от них права на царское достоинство. На монетах же Диодот I изображается в царской диадеме и впоследствии получает от своих благодарных последователей на греко-бактрийском троне эпитет "Спаситель" или "Бог". Действительно, этот человек заслуживал такого звания. Ведь он не только сделал Бактрию независимой, опираясь на эллинскую верхушку этого региона и местную знать, но и сумел добиться для Бактрии прекрасных результатов во внешней политике.

После смерти Диодота I Диодот II рвет союзнические отношения с Селевкидами и заключает союз с парфянами. Объединенная парфяно-бактрийская армия побеждает войска Селевкидов, а парфяне даже учредили в честь этой победы праздник, что стало началом самостоятельного правления Парфии (Just. XLI, 4, 5). Диодота II убивает Евтидем из Магнезии, который истребил и все семейство Диодота II (Polyb. XI, 34, 2-3). Очевидно, что Диодот II был убит из-за недовольства сближением с парфянами со стороны, прежде всего, эллинов, которые стремились к ослаблению Парфии и к новым территориальным приобретениям. Не зря, впоследствии Диодот II признавался предателем общеэллинского дела. К тому же можно предположить, что недовольна сближением с парнами, скифами, по своему происхождению, была местная бактрийская и согдийская знать, так как они видели явную угрозу со стороны степняков, которые захватили территорию Парфии и основали там свое государство. Эта участь могла постичь и Бактрию с Согдианой, что нанесло бы удар не только по господству эллинов, но и местной аристократии, чьи минимальные интересы были соблюдены еще со времен Александра.

Однако помимо общепринятых вех в истории Греко-Бактрии существуют оригинальные взгляды на некоторые этапы истории этого государства. "Первоисточники позволяют усомниться не только в датах правления первых греко-бактрийских царей, но даже и в общепринятой последовательности их правлений. И в данном случае вовсе не надо искать каких-то новых свидетельств. Достаточно проанализировать и сопоставить уже известные", - пишет Д. В. Бирюков. Д. В. Бирюков предлагает свою историю создания Греко-бактрийского царства. Прежде всего, он предлагает новую датировку "отложения" греко-бактрийских правителей от Селевкидов: "промежуток между 239 и 228 гг. до н.э.". На основе противоречивых данных нумизматики и свидетельства Страбона о том, что "Евтидем и его сторонники, прежде всего, склонили к восстанию Бактриану и всю ближайшую страну" (XI, 9, 2), Д. В. Бирюков считает Евтидема подлинным родоначальником Греко-бактрийского царства. При этом не исключается значительная роль в антиселевкидском выступлении Диодота I, но на вторых позициях после Евтидема, который обладал более широкими властными полномочиями, чем Диодот I. При этом Диодот I, участник "повстанческой коалиции", не был царем, а первоисточники ошибочно именуют его таким титулом, путая Диодота I с Диодотом II, его сыном. Именно Диодот II, сын селевкидского ставленника Диодота I, был "правителем тысячи городов", принял титул царя, и он стал первый из Диодотов печатать монету с эпитетом "царь". Помимо этого, именно Диодот II отложился от Селевкидов во время парфянского похода Селевка II в 231 г. до н.э. Однако Евтидем, "которому, по-видимому, селевкидским царем было подчинено несколько сатрапий (в том числе и бактрийская), имел формальное право на царский титул по селевкидской административной номенклатуре". И в связи с этим он "не замедлил расправиться" с Диодотом II, который присвоил себе царский титул "вопреки желанию Евтидема". Евтидем же, поначалу, был правителем Согдианы и только впоследствии, как предполагает Д. В. Бирюков, получил более широкие властные полномочия. Вот как видит Д. В. Бирюков раннюю историю Греко-Бактрии, все же отмечая, что ограниченный материал первоисточников "не в состоянии в достаточной степени обосновать" занятую им позицию (От "Артава" до "Африга" или становление традиционного облика древнехорезмийской монеты //Нумизматика Центральной Азии. Сб. ст. Под ред. Э. В. Ртвеладзе, вып. 2, Ташкент, 1997, с. 37-40).

Следует высказать ряд замечаний, критикующих позицию Д. В. Бирюкова. У нас нет информации об участии Евтидема в войне с парфянами в союзе с Селевкидами. Хотя о его якобы подчиненном Диодоте I имеются такие сведения. Странным выглядит вообще самостоятельность внешней политики Диодотов. Получается, что один из приближенных Евтидема Диодот I играет значительную роль в борьбе с парнами. А Диодот II не только выигрывает войну с Селевкидами в союзе с парфянами, но и должен был бы при этом, по крайней мере, нейтрализовать Евтидема. Таким образом, с позиций Д. В. Бирюкова сложно объяснить, что Евтидем, по данным Полибия, истребил семью Диодота II и его самого. Хотя первоначально Диодот II не только возвысился в Бактрии над Евтидемом, своим сюзереном, но и сумел победить при этом сильного врага, державу Селевкидов.

Таким образом, Д. В. Бирюков игнорирует всю литературную традицию по ранней истории Греко-Бактрии. При этом он использует противоречивое свидетельство Страбона об отпадении Евтидема и его сторонников, в то же время подвергая критике сведения Страбона о царствовании Диодотов. Действительно, пассаж Страбона о восстании Евтидема и его сторонников очень интересен, но он легко объясним в связи с традиционным взглядом на царствование первых греко-бактрийских царей.

Евтидем, как известно, был третьим греко-бактрийским царем, не имевшим первоначально признания своего царского титула со стороны Селевкидов. Он уничтожил семью Диодота II и его самого. При этом можно сказать, что его поддержали бактрийские эллины и местная знать. Почему именно ему была оказана поддержка, а не Диодоту II, их правителю? Очевидно, из-за внешней политики Диодота II, который сблизился с парфянами. Евтидем должен был происходить из эллинской верхушки, чтобы получить поддержку и эллинов. Поэтому резонно предположить, что Евтидем был одним из сподвижников Диодота I и возвысился во время антиселевкидского восстания.

Скорее всего, Евтидем был ставленником Диодота I в Согдиане, потому что нумизматические находки в Согдиане связаны с именем Евтидема и многие ученые связывают его с этой страной. Поэтому Страбон, который использует произведения своих предшественников мог написать об "Евтидеме и его сторонниках", так как Евтидем играл не последнюю роль в антиселевкидском восстании, а Диодот I был не только его сюзереном, но и его "сторонником". К тому же в Согдиане находились эллинские поселения еще со времен Александра, на которые мог опереться Евтидем в борьбе за власть. Нельзя забывать, что в Согдиане эллинам постоянно приходилось удерживать натиск кочевого мира скифских степей. Поэтому согдийские эллины составляли сильные в военном отношении контингенты, так как им постоянно приходилось отстаивать Согдиану с оружием в руках. Причем, когда победа над парнами была уже близка и Селевкиды в союзе с бактрийскими и согдийскими эллинами одерживали верх, политика была резко изменена Диодотом II в сторону сближения с парфянами, согдийские эллины могли первыми восстать против этой политики во главе своего лидера Евтидема из Магнезии, так как они до этого постоянно сдерживали натиск кочевников, защищая границы Согдианы и, соответственно, Бактрию, а их собственный правитель предал их дело. К тому же, хотя прямых сведений об этом нет, Селевкиды, чтобы сблизиться с центральноазиатскими эллинами и получить от них поддержку для борьбы с парнами, все же должны были бы признать царскую власть восставшего Диодота I. Поэтому эллины Бактрии и Согдианы, получив независимость и верховную власть в этих странах, боялись все это потерять из-за перемены внешней политики, которая могла оказать влияние на политический статус эллинов данного региона. Ведь селевкидская держава была еще очень сильна, что было показано походом на Восток Антиоха III Великого.


Главная страница |
(c) 2002 г. А.А. Попов
(c) 2002 г. Центр антиковедения СПбГУ