Конференции Центра антиковедения СПбГУ


Публикации Центра антиковедения СПбГУ

Главная страница | Конференции |


Л.А. ПАЛЬЦЕВА
Питтак Митиленский (к вопросу об эсимнетии в архаической Греции)

Античное общество V. Тезисы докладов научной конференции 2-3 апреля 2002 года.
Настоящая работа опубликована только в Internet. При цитировании ссылаться на электронный адрес: [www.centant.pu.ru/centrum/publik/confcent/2002-04/palz.htm]


ПРЕДЫДУЩЕЕ

СЛЕДУЮЩЕЕ


Одной из наиболее значительных явлений политической истории архаической Греции является эсимнетия - особая форм единоличной власти, которую Аристотель называет "выборной тиранией" (Arist. Polit., III, 9, 5-6, p.1285a 30-b; ср.: III, 10, 1, p. 1285b 25; IV, 8, 2, p. 1295a 10-15). Институт эсимнетии уже не раз привлекал к себе внимание исследователей, в частности, в связи с изучением проблем становления греческого полиса (Г. Глотц, В. Эренберг, Л. Джеффри, Э.Д. Фролов и др.). Цель настоящей работы - попытаться осветить политическую деятельность одного из эсимнетов периода архаики - Питтака Митиленского. Наш интерес именно к этой фигуре не случаен. Питтак - один из немногих исторических персонажей периода архаики, получивших достаточно широкую известность в античной литературе. Правда, интерес к нему имел несколько однобокий характер: Питтак прежде всего интересует античных писателей как один из "семи мудрецов", т.е. как автор метких и поучительных сентенций. В то же время его деятельность в качестве эсимнета и законодателя, представляющая для нас особый интерес, остается как бы в тени. Пожалуй, единственным древним автором, отдававшим должное Питтаку как эсимнету, был Аристотель. Особого внимания заслуживает тот факт, что известная аристотелевская характеристика эсимнетии как формы правления содержит лишь одну историческую ссылку, призванную видимо, подкрепит теоретические постулаты философа. Согласно Аристотелю, эсимнетия - один из видов монархии (т.е. единоличного правления), определяющими качествами которого являются верховенство закона и ненаследственность власти. В качестве источника власти здесь выступает народ, передающий властные полномочия одному лицу либо пожизненно, либо на определенный срок, либо на время исполнения порученного дела. Таким правителем, по мнению Аристотеля, был Питтак, которого граждане Митилены избрали эсимнетом для решения конкретной исторической задачи - защиты города от угрозы возвращения к власти изгнанной аристократической группировки, возглавляемой поэтом Алкеем и его братом Антименидом (Arist. Polit., III, 9, 5-6, p.1285a 30-b). Использование Аристотелем именно этого исторического примера - при том, что другие источники называют имена других эсимнетов архаического периода - может быть вызвано, на наш взгляд, двумя причинами. Прежде всего, очевидно, что Питтак представлялся Аристотелю правителем, в деятельности которого в наибольшей степени проявились черты, характерные для эсимнетии. Кроме того, можно полагать, что личность Питтака, коллизии его жизни, были, видимо, гораздо лучше известны читателям (или слушателям) философа, нежели другие фигуры того же ряда - Тиннонд, Фэбий, Херемон, Аристарх и т.п. Эта известность Питтака, в свою очередь, связана с его деятельностью на политическом поприще (в частности, в качестве эсимнета). Другими словами, можно утверждать, что Аристотель для подтверждения своих выводов о сущности эсимнетии сослался на Питтака как типичного представителя этой формы власти, с одной стороны, и как на фигуру, наиболее известную его современникам, с другой. Исходя из этого, мы полагаем, что обращение к деятельности Питтака (даже в той степени, в какой позволяют это сделать имеющиеся в наличии источники) дает возможность уточнить и конкретизировать ряд моментов, связанных с архаической эсимнетией.

Время жизни и деятельности Питтака можно определить лишь приблизительно. По сообщению Диогена Лаэртского, Питтак умер при архонте Аристомене, в 3-й год 52 олимпиады, прожив более 70 лет (Diog. Laert., I, 79). Это позволяет отнести время жизни Питтака ко второй половине VII - первой трети VI в. до н.э. Данные Диогена Лаэртского в целом согласуются со свидетельствами других источников (Suid. s.v. Pittakos; s.v. Sapfo). Следовательно, Питтак был современником Солона, с которым его иногда сопоставляют, поскольку некоторые обстоятельства их жизни и характер деятельности оказываются действительно сходными.

В конце VII - начале VI вв. до н.э. социально-политическая борьба в Митилене приобрела особенно ожесточенный характер. Основные события этого периода неоднократно привлекали внимание исследователей, поэтому мы ограничимся их кратким обзором, выделяя основные этапы политической борьбы и определяя место Питтака в этих событиях.

После ликвидации царской власти в городе утвердилось правление царского дома Пенфилидов. В конце VII в. до н.э. олигархия Пенфилидов была свергнута. Аристотель, сообщая об этом событии, упоминает в качестве противника Пенфилидов некоего Мегакла (Arist. Polit., V, 8, 13, p. 1311b). Можно, однако, согласиться с мнением В.Г. Боруховича, который предполагает здесь порчу рукописной традиции и предлагает вместо имени "Мегакл" читать "Меланхр". Страбон и Диоген Лаэртский сообщают о Меланхре как о первом тиране Митилены, с которым вели борьбу Питтак, поэт Алкей, а также братья последнего (Strab., XIII, 2,3, p. 617; Diog. Laert., I, 74). Борьба Питтака против Меланхра была для Питтака первым известным для нас опытом политической борьбы, в ходе которой он, человек незнатного происхождения, выступал вместе с представителями аристократического семейства Алкея. Возможно, однако, что уже на этом этапе мотивы борьбы для него были иными, нежели для Алкея. Последний, являясь принципиальным противником единовластия, стремится к восстановлению аристократического правления; в то же время его нападки на знатные митиленские роды Археанактидов и Клеанактидов показывают, что после падения власти Пенфелидов среди митиленских аристократов разгорелась борьба за власть и влияние в полисе. Как справедливо отмечает В.Г. Борухович, эти события не могли не затронуть низшие слои населения города, тех, кого Алкей высокомерно называет "какопатридами". Питтак, принадлежавший к числу этих последних, по мнению большинства исследователей, являлся выразителем интересов именно этого социального слоя. Таким образом, в борьбе против Меланхра были задействованы разные социальные группы, что свидетельствует о слабости социальной базы первого митиленского тирана, о его крайней непопулярности.

В период правления преемника Меланхра Мирсила мы видим Питтака уже в роли сторонника тирана. Это следует из некоторых фрагментов стихов Алкея, который теперь стоит в оппозиции и к Мирсилу, и к Питтаку. О характере правления Мирсила мы практически ничего не знаем, кроме того, что оно имело антиаристократическую направленность. Можно предположить, что новый тиран, желая опереться на средние и низшие слои населения полиса, проводил более гибкую политику, что сделало возможным политический компромисс Питтака и Мирсила, о чем с таким негодованием говорит Алкей. В то же время сам поэт, а также его сторонники, для которых такой компромисс был невозможен, в период правления Мирсила находились в изгнании в Пирре.

Итак, источники позволяют говорить о длительном периоде социальных смут, предшествовавших приходу к власти Питтака. Принимая активное участие в названных событиях, Питтак сумел, видимо, заработать некий политический капитал, который впоследствии, после смерти Мирсила, привел его к власти. Росту популярности Питтака способствовало, несомненно, и его участие в военных действия, которые приходилось вести Митилене в конце VII в до н.э. Мы не знаем, участвовал ли Питтак в войне с Эрифрами, о которой упоминает Алкей, но можно с уверенностью говорить о его выдающейся роли в период войны с Афинами за Сигей и Ахиллий. Первоначально оба города, расположенные в Троаде, контролировались Митиленой. В период социальных смут контроль над внешними владениями, видимо, был утрачен, чем не преминули воспользоваться Афины. Как сообщают Страбон и Диоген Лаэртский, в этой длительной войне ни одна из сторон не имела решающего перевеса. В конце концов дело было решено при посредничестве Периандра, по решению которого Сигей достался Афинам, а Ахиллий - Митилене (Herod., V, 94-95; Strab., XIII, 1, 38, p. 600; Diog. Laert. I, 74; Suid. s.v. Pittakos). Одним из известных эпизодов этой войны было единоборство Питтака с афинским полководцем Фриноном. Победа, одержанная Питтаком, по справедливому замечанию Ф. Шахермайера, могла стать важным основанием его дальнейших успехов на политическом поприще.

Кульминационной точкой в политической карьере Питтака явилось исполнение им функций эсимнета. Избрание Питтака эсимнетом означало вручение ему чрезвычайных полномочий, фактически, по признанию Аристотеля, тиранической власти, предполагающей принятие единоличных решений по важнейшим вопросам (Arist. Polit., III, 9, 5-6, 1285a-b). Согласно Аристотелю, основной задачей, которую ставили перед Питтаком граждане Митилены, была защита города от представителей аристократической оппозиции, находившихся в изгнании и не оставлявших, видимо, надежд на возвращение. Источники отмечают, что Питтак был избран при полном одобрении народа (Arist., Eth. Nic., IX, 6, 1167a; Arist. Polit., III, 9, 5-6, 1285a - со ссылкой на Алкея; Diog. Laert. I, 75; Plut. Sept. sap. conv., II, 147b-c), из чего следует, что Питтак уже ранее (видимо, при Мирсиле) приобрел репутацию борца против аристократов. К сожалению, деятельность Питтака в период его эсимнетии известна нам лишь отчасти. По сообщению Страбона, Питтак использовал данную ему единоличную власть для уничтожения влияния знатных родов (Strab., XIII, 2, 3, p. 617). Питтак известен также как законодатель (номофет). По-видимому, созданные им законы были первыми писаными законами в истории Митилены (Arist. Polit., II, 9, 9, 1274b; Diod., IX, 11, 1; Cic. De leg., II, 25, 66; Plut. Sept. sap. conv., XIII, 155f; ср. Diog. Laert., I, 79; Suid. s.v. Pittakos). Данные Аристотеля, Плутарха и Цицерона позволяют установить лишь ничтожную часть законов Питтака. В сущности, мы можем говорить лишь об отдельных особенностях этого законодательства и общей его направленности. Важно отметить сам факт обращения Питтака к сфере законодательства - он показывает, что писаный закон был важнейшим орудием в руках эсимнета, перед которым стояла задача общественного переустройства и защиты города от раздирающих его смут. Общую оценку деятельности Питтака в качестве эсимнета дает Диодор, который, видимо, с полным на то основанием заявляет, что Питтак освободил отчизну от трех величайших зол - тирании, гражданских распрей и войны (Diod., IX, 11, 1). О высокой оценке древними общественно-политической деятельности Питтака говорит и то, что он был включен в канон семи мудрецов (Plat. Protagor., p. 343a ff.; Diog. Laert., praef., 13). Для современного исследователя фигура Питтака интересна, в частности, возможностью выявить сходства и различия в положении тирана и эсимнета.


Главная страница |
(c) 2002 г. Л.А. Пальцева
(c) 2002 г. Центр антиковедения СПбГУ