Конференции Центра антиковедения СПбГУ


Публикации Центра антиковедения СПбГУ

Главная страница | Конференции |


З.С. ХИБРИКОВА
Деятельность Августа в Испании

Античное общество V. Тезисы докладов научной конференции 2-3 апреля 2002 года.
Настоящая работа опубликована только в Internet. При цитировании ссылаться на электронный адрес: [www.centant.pu.ru/centrum/publik/confcent/2002-04/khibr.htm]


ПРЕДЫДУЩЕЕ

СЛЕДУЮЩЕЕ


В истории романизации Испании время конца республики считается особым периодом. Едва ли найдется эпоха, принесшая более многочисленные и значительные преобразования в испанские провинции. Обычно деятельность Цезаря и Августа рассматривают как единый этап в процессе романизации Иберийского полуострова, уделяя Августу, тем не менее, гораздо больше внимания. Это, несомненно, имеет основания, поскольку именно Августу принадлежит то административное деление Иберийского полуострова на провинции, которое существовало без особых изменений в течение всего расцвета империи.

Только после удачного завершения предпринятой Августом Кантабрийской военной кампании (29 - 19 гг.) и приведении под римский контроль племен, населявших север и северо-запад Испании, стало возможным помыслить об Иберийском полуострове как о едином целом в составе Римского государства. Однако, чтобы эффективно управлять этим целым, следовало разумно разделить его, основываясь на реальных факторах, которые помогали бы поддерживать новое устройство и гарантировать его успешное функционирование. Этими факторами в первую очередь являлись колонии, муниципии, свободные города и города-федераты, а также общины-стипендиарии, то есть весь спектр урбанистических элементов и отношений, сложившихся к моменту окончательного покорения полуострова.

По данным Плиния (NH IV, 117; III, 7; III, 18), уже в начале правления Августа в Испании было 26 римских колоний, 24 римских и 48 латинских муниципиев. Помимо этого, существовало 4 города-федерата, 6 свободных городов и 291 община-стипендиарий. Трудно различить, какие города обязаны своим существованием Цезарю, а какие - Августу, однако известно, что в собственно колонизационной политике, как и в предоставлении муниципальных прав, он был весьма сдержан.

При этом ветераны легионов, принимавших участие в Кантабрийских войнах, оседали как в новых, основанных с этой целью Августом колониях, так и в уже существовавших, в том числе основанных Цезарем или обязанных ему этим статусом. Так, в Кордубе осели ветераны II и X легионов, причем им была разрешена чеканка монеты с намеком на божественное происхождение Юлиев [1, III, CXVIII, 1, 3].

Еще до окончания Кантабрийских войн, после 26 - 25 гг., Август основывает Emerita Augusta (совр. Мерида) для своих ветеранов. Здесь он действует в рамках методов прошлых лет (основывая ветеранскую колонию), и следует старым стратегическим интересам, поскольку Emerita Augusta находилась как раз между процветающей и самой романизированной провинцией Бетикой, бывшей излюбленным местом для выведения колоний, и дикой областью еще не покоренных лузитан, издавна совершавших набеги на богатую Бетику. Так Цезарь, чтобы защитить северную границу Бетики у р. Тага, создает на рубеже Дальней Испании две колонии полувоенного типа: Colonia Praesidium Iulium Scallabis и Colonia Caesarina Norba.

Однако Август не ограничивается основанием Emerita Augusta и, в связи с приобретением новых северных земель, для их охраны и освоения создает Lucus Augusti (совр. Луго) и Asturica Augusta (совр. Асторга). Кроме того, следуя укоренившемуся обычаю, Август основывал колонии на юге провинции Тарракона (здесь появилась Сaesaraugusta - колония, занимавшая важное административное положение на берегах Ибера) и в Бетике (Astigi и Tucci, обе созданные в интересах бывших легионеров). Barcino, лежащему на средиземноморском побережье провинции Тарракона, он даровал статус колонии.

В 27 г. до н. э., в разгар Кантабрийского похода, Август разделил территорию империи на сенатские провинции и императорские. Такое разделение провинций на два типа затронуло и Иберийский полуостров (Dio. Cas. LIII, 12, 4). Впоследствии, предварительно внеся изменения в границы прежних испанских провинций и создав одну новую (с помощью выделения Лузитании из Дальней Испании), Август возьмет на себя управление двумя из них - Тарраконой (бывшей Испанией Ближней) и Лузитанией, где после войн с кантабрами и астурами находилась большая часть войск, особенно в северных районах.

Такое распределение официально объяснялось необходимостью поддерживать порядок в недавно замиренных областях. Однако Тарракона не была самой дикой из римских провинций, ее юго-восточное побережье давно было освоено не только римлянами, но еще раньше греками и карфагенянами.

Тем не менее, изменение границ между испанскими провинциями коснулось именно этой цивилизованной части. Границы между сенатской Бетикой и императорской Тарраконой были изменены так, что внутри Тарраконы оказались рудники Сьерры-Морены (Castulo) и юго-восточная область приблизительно до совр. Альмерии, также представлявшая собой район горных разработок [2, P. 403]. Таким образом, вместе с богатой золотыми и другими рудными месторождениями Астурией Август брал под свой контроль наиболее важные в отношении полезных ископаемых территории Испании.

Так продуманное (хоть и субъективно) разделение испанских провинций стало первым шагом к унификации управления полуостровом. На уровне этих трех провинций (Бетики, Лузитании, Тарраконы) особенное значение приобрели города, превратившиеся в их столицы (Corduba, Emerita Augusta, Tarraco соответственно). Получив сильнейший стимул к развитию, они взяли на себя, в дополнение к прежним муниципальным функциям, функции провинциальные. Это видно на градостроительном материале: хорошо известны существовавшие обособленно муниципальный и провинциальный форумы Тарракона [3, P. 19].

Однако это была не единственная административная система, введенная Августом в Испании. Каждая из вышеназванных провинций делилась на юридические округа, называемые conventus. Столицы этих conventus, где наместники провинций вершили правосудие, позже приобрели административное значение. Эта дополнительная, более мелкая административная сетка способствовала не только более оперативному управлению провинциями, но и подъему городов, сделанных столицами conventus, что, в свою очередь, облегчало романизацию.

В провинции Тарракона было образовано семь юридических conventus, названных по их столицам: Tarraco, Carthago Nova, Caesaraugusta, Clunia, Asturica Augusta, Lucus Augusti и Bracara Augusta. Лузитания состояла из conventus Emerita Augusta, Scallabis и Pax Julia. Бетика делилась на четыре conventus: Corduba, Gades, Hispalis и Astigi. Обретя особое административное значение, эти города знаменовали собой новый, более эффективный этап урбанизации, хотя не все из столиц conventus имели статус колоний. Военные форпосты северо-запада, такие, как Asturica Augusta, Lucus Augusti и Bracara Augusta, вплоть до времени Флавиев состояли в статусе перегринных общин. Gades, получивший римское право при Цезаре, оставался муниципием [4, P. 75].

К вопросу о статусе городов примыкает проблема так называемых fora, то есть форумов. На Иберийском полуострове, особенно на севере, не слишком урбанизированном в доримские времена, зафиксировано значительное число таких fora: Forum Bibalorum, Forum Limicorum, Forum Iriensium, Forum Narbasorum, Forum Gigurrorum и т. д.

Очевидно, эти форумы нельзя назвать ни городами, ни даже поселениями в полном смысле слова. Очевидно, представители соседних сельских общин собирались обычно в определенных местах для обмена товарами, заключения договоров и решения общих вопросов. Эти места римлянами были названы "fora" [5, P. 52].

За отсутствием настоящих городских центров римляне взяли эти более или менее фиксированные точки сбора населения за административный ориентир, который в дальнейшем мог эволюционировать в город, хотя такое происходило не всегда. Для Испании это в полной мере не прослежено, хотя на Forum Gigurrorum и отчасти на Forum Limicorum и Forum Iriensium в ходе археологических раскопок были найдены мозаики, монеты, римская керамика и канализация.

Очевидно, что, раз римской администрации для осуществления ценза, фиска и наборов в армию мог служить административной единицей такой сомнительный в урбанистическом смысле элемент, как fora, то, очевидно, не все упомянутые Плинием общины-стипендиарии были в действительности городами; скорее они выполняли роль условной административной единицы. В то же время ничто не заставляет думать, что колонии, муниципии, города-федераты и свободные города не были городами в настоящем смысле этого слова.

Подобная ситуация балансирования между понятием муниципия (или реального города с любым другим статусом) как достаточно самостоятельного полиса, и структурно-административными интересами обширного государства, когда выбор нередко делается в пользу целого, могла иметь место только в условиях принципата. Иллюстрацией может служить использование римлянами туземных сходок-форумов, ставшее возможным не только из-за покорения Августом северных районов Испании, населенных дикими и неурбанизированными племенами, но и в силу изменения задач, которые ставила перед собой власть.

Август, задумавший вовлечь провинции в единую систему мощного государства, пошел по пути подчинения местного самоуправления централизованной административной структуре. Предоставление муниципальных прав при нем замедлилось, наряду с тем, что множество общин получило возможность осуществлять функции управления провинциями или юридическими conventus под надзором центральной власти.

Примечания

1. Vives y Escudero A. La moneda hispanica. Madrid, 1926.
2. Vigil M. Edad Antigua// Historia de Espana Alfaguara. T. 1. Madrid, 1975.
3. Tarragona Romana/ T. Hauschild, J. - V. M. Arbeloa i Rigau. Barcelona, 1993.
4. Blazquez Martinez J. M. Estado de la romanizacion de Hispania bajo Cesar y Augusto// Emerita, XXX, 1, 1962.
5. Mangas Manjarres J. Aldea y ciudad en la antiguedad hispana. Madrid, 1996.


Главная страница |
(c) 2002 г. З.С. Хибрикова
(c) 2002 г. Центр антиковедения СПбГУ