Конференции Центра антиковедения СПбГУ


Публикации Центра антиковедения СПбГУ

Главная страница | Конференции |


C.C КАЗАРОВ
Соратники Пирра (просопографический экскурс)

Античное общество V. Тезисы докладов научной конференции 2-3 апреля 2002 года.
Настоящая работа опубликована только в Internet. При цитировании ссылаться на электронный адрес: [www.centant.pu.ru/centrum/publik/confcent/2002-04/kazarov.htm]


ПРЕДЫДУЩЕЕ

СЛЕДУЮЩЕЕ


Личность эпирского царя Пирра была настолько яркой и блистательной, что на ее фоне, вольно или невольно, окружавшие его лица оказывались как бы на втором плане. Поэтому не случайно его полководцы и советники мало удостоены вниманием таких авторов, как Плутарх, Аппиан или Юстин. Это, в свою очередь, нашло свое отражение и новейшей историографии: если Пирру посвящана довольно обширная литература, то его соратники удостоились вниманием лишь немецкого ученого Ф.Сандбергера (Sandberger F. Prosopographie zur Geschichte des Pyrrhus. Stuttgart, 1970). Сохранившаяся традиция все же позволяет нам составить общее представление об окружении этого выдающегося полководца.

По традиции сложившейся еще со времен Александра Великого, при дворах эллинистических монaрхов формировался круг доверенных лиц - т.н."друзья", на которых тот или иной правитель мог полностью положиться и которые пользовались у него особым доверием. Не был исключением в этом отношении и Пирр.

Кроме дипломата и оратора Кинея, которому мы посвятили одну из статей ( Казаров С.С. Дипломатическая и политическая деятельность Кинея // Исторические этюды.Вып.2.Ростов-на-Дону, 1997.С.3-8), к числу его лучших стратегов в первую очередь можно отнести Милона.Этот верный соратник Пирра, по словам У.фон Хассела, "выполнял самые неблагодарные задачи".

Перед своим прибытием с главными силами в Италию Пирр направил сюда трехтысячный отряд во главе которого находились Киней и Милон. Если первому предстояло решать чисто дипломатические задачи, то на долю последнего отводились сугубо военные вопросы.

Прибыв в Тарент, Милон предпринял решительные шаги.Он первым должен был увидеть, что войска, обещанные Пирру тарентинцами, существуют только в их воображении и информировать об этом царя. Кроме того, прибытие Кинея и Милона положили конец колебаниям тарентинцев, не оставив им выбора. Милон лично занялся охраной городских стен (Zon.VIII 2,8) Между ним и тарентинцами установились хорошие отношения и его солдаты были снабжены необходимым продовольствием.

Совместно с прибывшими войсками Милона тарентинцы активизировали свои действия против римлян. Милон изгнал консула Луция Эмилия Барбулу из соседних с Тарентом областей Апулии, при этом союзный флот постоянно беспокоил отступающих по побережью римлян.

Об участии Милона в битве при Гераклее, к сожалению ничего неизвестно, но можно предположить, что и он был в числе победителей.

Свидетельством высокого положения Милона при дворе Пирра может служить его участие на Совете после Гераклеи, где обсуждался вопрос о возможном возвращении пленных и о перспективах продолжения войны. Здесь мнения соратников Пирра разделились: если Киней выступал с предложением отпустить пленных и заключить перемирие, то Милон настаивал на полном разгроме побежденного врага.Таким образом, он выступает здесь как сторонник решительных и жестких мер против римлян. Однако на этот раз Пирр взял сторону Кинея.

Когда в 278 г. Пирр переправился на Сицилию, он поручил Милону охрану Тарента и прилегающих к нему областей. Он должен был взаимодействовать с Локрами, где во главе гарнизона был оставлен сын Пирра Гелен, который позднее, однако, был отозван отцом на Сицилию.

Воспользовавшись отсутствием Пирра в Италии, римляне повели наступление на города Великой Греции. Они осадили Кротон, но прибывший сюда из Тарента Милон отбросил их от города. Тогда римляне пошли на хитрость: они сделали вид, что предприняли марш против соседних Локр, и когда эпирский гарнизон покинул Кротон, чтобы прийти на помощь Локрам, римляне вступили в незащищенный город (Front.III 6, 4).

Тяжелой неудачей для Милона была последующая потеря Локр. Восставшие внезапно горожане перебили эпирский гарнизон и открыли ворота римлянам. Однако несмотря на потерю двух городов, Милон четко контролировал ситуацию в Таренте, удержав город до прибытия Пирра.

Покинув Италию в 275 г. во второй раз и уже, как оказалось навсегда, Пирр вновь доверил Милону защиту Тарента, и как и в первый раз, оставил с ним своего сына Гелена. И на этот раз Милон удержал ситуацию под контролем, успешно отбив предпринятую против него атаку части горожан во главе с неким Никоном (Zon.VIII 6, 10-12).

В 273 г.Пирр отозвал своего сына Гелена с частью войск в Эпир, готовясь к решающей схватке с Антигоном Гонатом. По мнению Б.Низе сохранение эпирского гарнизона в Таренте во главе с Милоном свидетельствовало о том, что Пирр не смирился с поражением в Италии и имел серьезные намерения продолжить войну (см. также Paus.I 10, 1).

После гибели Пирра Милон оказался в безнадежном положении. Борьба за город потеряла для него всякий смысл и теперь предстояло с честью выйти из создавшегося положения. Как сообщает Фронтин ( III 3, 1), римский консул Папирий Курсор, подошедший к Таренту, обещал Милону и его воинам полную безопасность с случае содействия в сдаче города. Отправившись лично послом к консулу с согласия тарентинцев, Милон передал гражданам условия римлян, которые и были приняты при его активном содействии. Большинство исследователей, во всяком случае, единодушны во мнении, что Тарент не был захвачен силой оружия. После этих событий, Милон, вероятнее всего, был отозван в Эпир Александром, сыном и наследником Пирра. О его дальнейшей судьбе, к сожалению, ничего неизвестно.

У Плутарха мы узнаем имя еще одного друга и соратника Пирра Мегакла (Plut.Pyrrh.16, 17).В первом эпизоде он сопровождал Пирра, совершавшего осмотр позиций римского войска. Именно к Мегаклу была обращена известная фраза царя "порядок в войсках у этих варваров совсем не варварский, а каковы они в деле - посмотрим". Едва ли, как нам кажется, царь стал бы делиться впечатлениями с простым воином. Скорее всего это был человек из ближайшего окружения царя, причем сведущий в военном деле.

Во втором эпизоде Пирр обменялся с Мегаклом одеждой и оружием, что в конечном итоге спасло жизнь царю: приняв Мегакла за Пирра, на него устремилось множество врагов, и один из них, Дексий, сразил его и сорвал с него шлем и плащ, думая, что убил самого Пирра.

Совершить подобный поступок - рискнуть своей жизнью ради спасения жизни царя и друга мог только очень близкий к нему человек. Не случайно Дионисий Галикарнасский отмечает, что царь был в великой печали за своего "верного и преданного друга", принявшего смерть за него (Dion.Hal. XIX 12, 6). И хотя некоторые исследователи рассматривают этот пассаж в качестве анекдота, не заслуживающего доверия, у нас, как нам кажется, нет оснований сомневаться в его достоверности.

К конникам личной охраны Пирра принадлежал македонянин Леоннант, сын Леофанта. В битве при Гераклее, находясь рядом с царем, он предупредил его об опасности, и в нужный момент спас Пирра от грозного италийца Оплака (Plut.Pyrrh.16; Dion Hal.XIX 12, 1; Zon.VIII 8, 3).

Таким образом, рядом с Пирром находились не только мудрые политики и дипломаты типа Кинея, но и храбрые стратеги и воины типа Милона, Мегакла и Леоннанта.


Главная страница |
(c) 2002 г. C.C Казаров
(c) 2002 г. Центр антиковедения СПбГУ