Конференции Центра антиковедения СПбГУ


Публикации Центра антиковедения СПбГУ

Главная страница | Конференции |


А.В. ЕРЕМИН
Диктатура Луция Суллы: характеристика института

Античное общество V. Тезисы докладов научной конференции 2-3 апреля 2002 года.
Настоящая работа опубликована только в Internet. При цитировании ссылаться на электронный адрес: [www.centant.pu.ru/centrum/publik/confcent/2002-04/eremin.htm]


ПРЕДЫДУЩЕЕ

СЛЕДУЮЩЕЕ


Победа Суллы, приведшая к окончанию гражданской войны в Римской республике, дала ему власть, и теперь следовало уйти от условий военного времени и наладить мирную жизнь в стране. Первоочередной задачей на этом пути была легализация своего положения в государстве, наказание врагов, награждение друзей и реформы.

Закон Валерия дал Сулле новый статус и права. Официально его должность называлась "диктатор для внесения законов и упорядочения государства" (App. B.C., I, 99); в латинской традиции название должности не зарегистрировано и историки передают греческое название как dictator legibus scribundis rei publicae constituendae. В этой формулировке отражаются следы, с одной стороны, децемвирата, а с другой- позднейшего триумвирата. Итак, уже на уровне официального титула диктатура Суллы представлялась необычным институтом.

Диктатура Суллы была параллельна диктатуре optima lege. Она имела summum imperium в сфере domi и militiae, но отличалась целевым назначением. Сулла назначался диктатором не ради выполнения какого- то одного конкретного дела, а для проведения целого комплекса масштабных мер (реформирование всей римской конституции). Объемом своих полномочий и сферой особой компетенции новый диктатор гораздо ближе к коллегии децемвиров 451- 450 гг. до н.э. , чем к древних диктаторов. Сулла избирался "для проведения законопроектов, которые он лично сам составит для упорядочения государства" (App. B.C., I, 99) и получал дополнительные полномочия, касавшиеся ведения текущих политических дел (Plut. Sulla, 33).

Власть диктатора изначально не была ограничена ни provocatio (Fest., p.198L), ни intercessio народных трибунов и власть Суллы была свободна от них. По всей видимости сенат, принимавший большое участие в действиях прежних диктаторов, в отношении Суллы был безмолвен. Комиции также были пассивны.

Диктаторы официально назначались на срок в 6 месяцев (Dionys., X, 25), но обычай установил, что полномочия диктатора прекращаются по выполнении той задачи, ради которой он был назначен. Пророгация полномочий диктатора не допускалась. Диктатуры Суллы не была ограничена сроком (App. B.C., I, 98sq.) и это мнение разделяется большинством историков. Однако высказано мнение, что диктатура Суллы имела нормальную продолжительность на 81 г. до н.э., а в следующем году Сулла был уже не диктатором, а консулом. Эта гипотеза сама по себе представляется интересной и позволяет найти объяснение вопросов, связанных с кумуляцией должностей Суллой и его абдикацией. Данные источников не позволяют однозначно высказаться в ее пользу. Отсутствие точного срока на который избирался новый диктатор объясняется не стремлениями Суллы навечно стать владыкой Рима, просто всеобъемлющая задача, которую он должен был решить, не допускала каких- либо временных ограничений.

В архаические времена назначение диктатора означало прекращение функционирования схемы обычных магистратур, но впоследствии магистраты не уходят в отставку, но подчиняются диктатору. Они прекращали самостоятельное ведение дел; консулы рассматривались как исполнителей приказаний диктатора. В момент назначения Суллы в Риме не было высших ординарных магистратов, консулов. "Сулла допустил назначение консулов. Консулами стали Марк Туллий Декула и Гней Корнелий Долабелла. Сам Сулла, как обладающий царской властью и будучи диктатором, стоял выше консулов" (App. B.C., I, 100). Отрывок передает характер отношений между магистратами. Сулла, как полномочный диктатор был единственным полноправным магистратом, а консулы- простыми исполнителями его воли; кроме имен консулов наши источники ничего не говорят о них.

В 80 г. до н.э. мы видим невероятное для римского государственного механизма кумуляцию должностей диктатура и консула (App. B.C., I, 103). Такое совмещение было беспрецедентно и не необходимым; оно послужило прообразом для подобной практики во времена империи.

Другие коллегии магистратов с назначением диктатора не прекращали своего функционирования. Однако данных о какой- либо активной деятельности последних в источниках нет.

Диктатору разрешалось назначить себе спутника и помощника, начальника конницы; интеррекс Луций Валерий Флакк занял этот пост при Сулле.

Римский диктатор пользовался соответствующими его рангу почестями. Частные лица оказывали ему знаки уважения. Сулла имел при себе 24 ликтора даже в самом городе (Liv. Ep., LXXXIX; App. B.C., I, 100).

Процедура отставки диктаторов, либо по истечении срока, либо по досрочному исполнению задания, имела формальный характер. В случае с Суллой отставка зависела от выполнения задания (App. B.C., I, 103sq; Plut. Sulla, 34; de vir. ill., 75, 11). Другой особенностью было совпадение его абдикации с окончанием второго консульства. Сложение Суллой официальных полномочий не означало его уход из власти; в 79 г.до н.э. он, будучи проконсулом, получил провинцию Цизальпинскую Галлию (Licin., p.32F).

Таким образом, Сулла с 82 по 79 гг.до н.э. находился у руля власти в Риме. Желая провести конституционную реформу государства он принимает должность диктатора. Его диктатура не повторяла ни аналогичную древнюю магистратуру, ни какую- либо иную; она была новым, специально созданным Суллой для себя, институтом, в котором соединяются черты древней диктатуры, коллегии децемвиров и отражено влияние времени.


Главная страница |
(c) 2002 г. А.В. Еремин
(c) 2002 г. Центр антиковедения СПбГУ