Конференции Центра антиковедения СПбГУ


Публикации Центра антиковедения СПбГУ

Главная страница | Конференции |


А.Б. ЕГОРОВ
Цезарь, Август и римский сенат

Античное общество V. Тезисы докладов научной конференции 2-3 апреля 2002 года.
Настоящая работа опубликована только в Internet. При цитировании ссылаться на электронный адрес: [www.centant.pu.ru/centrum/publik/confcent/2002-04/egorov.htm]


ПРЕДЫДУЩЕЕ

СЛЕДУЮЩЕЕ


В историографии, посвященной проблемам отношений основателей Римской Империи и сената, достаточно разработанной является тема отношений сената и Августа и сенатских реформ первого принцепса. Во многих исследованиях, посвященных этой теме (труды Т. Моммзена, О. Карловы, Эд. Мейера, Г. Ферреро, Кл. Мипуле, П. Уайзмена, Д. Мак Алиндона, М. Гельцера, А. Маделена, М. Гранта, А. Джоунза, Р. Сайма, М. Хэммонда, Р. Тальберта и других ученых), а также в трудах отечественных ученых (Н.А. Машкина, И.П. Портнягиной и Я.Ю. Межерицкого) достаточно исчерпывающе показаны различные аспекты той сложной политики, которую проводил основатель Империи. Даже при наличии столь различных и зачастую противоречивых концепций как теория "диархии" Т. Моммзена, теории монархии и превращения сената в элемент республиканского "фасада", теории "подавления сената", "теории соглашения" и "разделении властей" или все более утверждающегося мнения о стремлении Августа превратить сенат в хотя и послушный, но полноценно действующий орган, исследователи в той или иной мере показали исключительно сложные, меняющиеся и основанные на сложном сочетании взаимодействия, противостояния и сотрудничества отношения, которые были характерны для августовского принципата. Более или менее общим местом в исследованиях, посвященных Августу, остается то, что принцепс безусловно учитывал значение сената и сенаторов и стремился к конструктивному сотрудничеству и даже опоре на сенатские структуры.

Значительно меньшее внимание уделяется в этом плане сенатской политике Юлия Цезаря и ее связи с политикой его наследника. В ряде исследований Цезарь представляется оппозиционером, превратившимся в монарха, стремящегося к подавлению сената, в других его сенаторская политика просто не принимается во внимание и представляется как вольное или невольное стремление к игнорированию "сенатского фактора". В известной степени, на этом положении основаны многие различные теории, в позитивном или негативном плане противопоставляющие "абсолютную монархию" Цезаря и более "конституционные" варианты "принципата Помпея" или "сенатской" и "республиканской" монархии Августа (разные варианты этих теорий представлены Т. Моммзеном, Эд. Мейером, Ж. Гаже, М. Гельцером и другими учеными), а также - мнения исследователей, видящих в деятельности Цезаря достаточно консервативные, умеренные и исходящие из потребности конкретной ситуации тенденции политики (Дж. Бальсдон, С.Л. Утченко), которые при этом также не склонны уделять существенное внимание действиям Цезаря в отношении сената.

Вместе с тем, ряд фактов свидетельствуют как о большом значении, придаваемом Цезарем сенату и сенатской политике, так и о проведении им политического курса, достаточно сходного с политическим курсом августа, тем более, что деятельность Цезаря, как и деятельность практически любого римского политика, неизбежно проходила в рамках сената и во взаимодействии с ним.

На протяжении всего раннего периода политической деятельности Цезаря именно сулланский и постулланский сенат был его основным противником. Практически все действия Цезаря в 70-60-е гг. отмечены оппозицией к сулланской верхушке сената, а его успехи стали возможны благодаря комициям, оказывавшим лидеру популяров неизменную политическую поддержку. Практически все предвыборные кампании будущего диктатора в 68, 65, 63 и 62 гг. до н.э. были ситуациями конфликта между комициями и сенатом, а выбирая Цезаря в консулы на 59 год, народ фактически вполне осознанно проголосовал за слом сулланской и постсулланской системы, обширную программу реформ и перемены во внешней политике. Вместе с тем, хотя в программе Цезаря были действия, направленные против сената (публикация сенатских отчетов, расширение роли комиций в чрезвычайных назначениях, борьба против senatus consultum ultimum и др.), целью его политики было не подавление сената как властной структуры, а борьба с господствовавшими в нем оптиматами и сулланцами и проводимая при поддержке его электората крупномасштабная сенатская реформа.

Первый этап реформы начался в 60-59 гг. до н.э., когда, заключив союз с Помпеем и Крассом и получив консульство, Цезарь при поддержке своих союзников создал известное равновесие оптиматами и достаточно разнородным блоком сторонников триумвиров, популяров и нейтральных сенаторов, сохранявшийся до середины 50-х гг. и обеспечивший ему тыл во время завоевания Галлии. К концу 50-х гг. оптиматам и Помпею удалось добиться перемен, обеспечившим им господство в сенате и особенно - в его руководстве.

Вместе с тем, это господство было далеко не безусловным. События 49-45 гг. до н.э. показали значительное расслоение в сенате и даже преобладание цезарианцев среди его младшей части (трибуниции, эдилиции, квестории), что давало им определенную перспективу. В начале войны римская аристократия была расколота, а в 49-48 гг. фактически на равных существуют два примерно равных сената, цезарианский и помпеянский. Создание нового цезарианского сената начинается после Фарсала.

Второй этап реформы происходит уже в период диктатуры Цезаря. Важнейшим ее элементом стало значительное увеличение числа сенаторов до 900 человек (Dio., XLIII, 47), т.е. почти вдвое. Хотя большую часть нового сената составляли сторонники диктатора и лояльно настроенные к нему люди, целью реформы было не только создание большинства для своих сотрудников, но и стремление сохранить фактически распавшуюся сенатскую структуру. Стремлением сохранит сенат было вызвано возвращение в него уцелевших оптиматов и помпеянцев, а также - всех политических изгнанников независимо от их "партийных" убеждений (Suet. Div. Iul., 75, 4). Просопографичсекие исследования показывают, что большинство "новых сенаторов" были всадниками и выходцами из италийских муниципиев, а изменение консулярной элиты привело к преобладанию в сенате легатов Цезаря, хотя и оставляло место для других групп.

Ряд фактов показывает, что Цезарь видел в новом сенате полноценный работающий орган и был готов сотрудничать с оппозицией. На ближайшие после 44 г. намечалось выдвижение достаточно большой группы людей, в той или иной степени приверженных республиканским идеалам и традициям, но лично не связанных с помпеянцами (Гирций, Панса, Оппий, Азиний Поллион, Планк, а несколько позже - Октавиан, Агриппа и др.), которые могли бы создать равновесие между бывшими противниками в гражданской войне. Намерение Цезаря надолго покинуть Рим с целью проведения крупных военных кампаний показывает его готовность оставить управление новому сенату, поскольку никакой иной управленческой структуры в Риме не было, и диктатор, в общем, не форсировал ее создание. Наконец, упорное стремление сохранить именно диктатуру, т.е. статус чрезвычайного магистрата, и четкое разделение внешне - и внутриполитических функций показывает, по большому счету, ту же модель отношений, которую позднее установил Август.

Заговор против Цезаря и последовавшая после этого борьба различных группировок в сенате привела к тому, что спустя 15 лет Август был вынужден проводить сходную реформу и устанавливать близкую и даже, возможно, более жесткую модель отношений, чем та, которая начинала создаваться при Цезаре еще до нового этапа кровопролитных гражданских войн и репрессий. Не исключено, что в случае мирного развития событий, несколько лет бескризисного течения реформы Цезаря могли бы, как это произошло позднее при Августе, создать эффективно действующую управленческую структуру.


Главная страница |
(c) 2002 г. А.Б. Егоров
(c) 2002 г. Центр антиковедения СПбГУ