Конференции Центра антиковедения СПбГУ


Публикации Центра антиковедения СПбГУ

Главная страница | Конференции |


В.В. ДЕМЕНТЬЕВА
Осуществление высшей власти в военной сфере чрезвычайными магистратами ранней Республики

Античное общество V. Тезисы докладов научной конференции 2-3 апреля 2002 года.
Настоящая работа опубликована только в Internet. При цитировании ссылаться на электронный адрес: [www.centant.pu.ru/centrum/publik/confcent/2002-04/dement.htm]


ПРЕДЫДУЩЕЕ

СЛЕДУЮЩЕЕ


Компетенция высших магистратов Рима обозначалась понятиями potestas и imperium, которые отражают специфику римской исполнительной власти, характеризуя должностных лиц как носителей делегированного государственного суверенитета. Potestas - полномочия действовать от имени квиритов, а imperium - власть непосредственно над ними. Potestas включала в себя право принимать и претворять в жизнь акты, регулировавшие отношения в общине и действовавшие в течение должностного срока магистрата. Imperium - власть, сопряженная с правом приказа гражданам и правом их наказания.

На наш взгляд, империй распространялся на все сферы общественной жизни и был неотделим от права публичных ауспиций. Мы считаем неверным понимание империя только как военной власти в противоположность гражданско-административной. Мы считаем также неадекватным римским государственно-правовым реалиям употребление понятий "военный империй" и "гражданский империй". Империй был, по нашему убеждению, единым и неделимым, различными могли быть только сферы его применения, конкретной реализации заключенных в нем полномочий. При этом мы отказываемся от представления о сферах domi и militiae как внутренней и внешней по отношению к померию.

Империй не мог быть "усеченным" с точки зрения правовых его характеристик. Мы делаем этот вывод, убедившись, что полноценный imperium имели даже те из экстраординарных магистратов, для которых он нередко в историографии отрицается или вызывает сомнения - диктаторы imminuto iure, интеррексы, военные трибуны с консульской властью (только для диктаторов optima lege и decemviri legibus scribundis полный империй обычно признается).

Империй был в римском понимании "недробимым", так как у коллегиальных магистратов никогда не было на практике его "кусочка", равного половине, трети, четверти, шестой и пр. части summum imperium. Механизм реализации империя в республиканское время предусматривал "разделение" его между высшими магистратами только в смысле очередности выполнения тяжелых обязанностей, которые из него вытекали.

Противопоставление "высшего" и "меньшего" империя, на наш взгляд, возможно только в случае соотнесения власти двух магистратов cum imperio, один из которых занимал более высокую ступеньку в иерархии должностных лиц (диктатор - начальник конницы; консул - претор). При этом все они наделены были одинаковым империем, а различие состоит в том, что вышестоящий магистрат мог запретить нижестоящему совершать определенные действия, в том числе основанные на империи.

Экстраординарная власть у римлян, согласно построенной нами исторической ее модели, отличалась от ординарной не наполнением (ибо объем полномочий в том и другом случае охватывается понятием imperium), а внешними по отношению к империю факторами, составлявшими механизм его реализации. Эти особые способы осуществления империя определенным образом расширяли возможности его применения, но в чем-то при этом и ограничивали их: изъятие решений магистрата из-под закона о провокации, от воздействия со стороны трибунской или коллегиальной интерцессии, неординарное количество должностных лиц, урезанный срок полномочий.

Итак, следует, на наш взгляд, говорить не о "военном империи", а об осуществлении в военной сфере полномочий, определяемых понятием imperium. Обратимся непосредственно к выполнению военных функций высшей власти чрезвычайными магистратами ранней Республики.

О властных функциях интеррекса в сфере militiae в нашем распоряжении имеется по существу одно свидетельство источников. Относится оно к I в. до н. э., но механизм функционирования интеррегнума на протяжении Республики не менялся, поэтому оно может рассматриваться как репрезентативное. Принадлежит эта информация Саллюстию: "пусть интеррекс Аппий Клавдий вместе с проконсулом Квинтом Катуллом и другими лицами, облеченными империем, обороняют Город..." (Sallust. Hist. I. 2. 22. Перевод В. О. Горенштейна). На языке оригинала употреблен оборот "ceteris quibus imperium est", смысл которого вызывал затруднение исследователей при переводе. Противопоставление интеррекса Аппия Клавдия магистратам с империем усматривал в этом выражении А. Ниссен, делая вывод, что он был sine imperio. Однако никакого противопоставления интеррекса магистратам cum imperio здесь нет. Дело ведь в том, что интеррексу вместе с проконсулом и другими лицами с империем предлагается командовать войсками, а не сражаться рядовым воином.

Для диктаторских правлений отражение внешней агрессии в качестве главной целевой задачи называется Ливием в первой декаде его труда свыше тридцати раз. Еще в шести случаях диктаторы назначались непосредственно в ходе военных действий, и мотивы этого назначения очевидны, хотя Ливий их не формулирует. У него встречается и упоминание о ведении войны как об одной из причин (не главной) перехода к диктатуре (IV. 26. 5). Диктаторы могли назначаться из-за обострения сословной борьбы, но активно воевать: (II. 29. 11; II. 30. 5; VI. 11. 10). Одно событие описано Ливием как потребность в диктаторе для помощи союзникам (VIII. 15. 5). В определении целевого назначения трех диктаторов (были или нет военные мотивы) Ливий сомневался (VIII. 40. 2;VП. 9. 31; IX. 28. 1).

Военная деятельность диктаторов описывается античными авторами преимущественно как успешная (Liv. V. 49. 9; VII. 11. 8; VII. 15. 1; VII. 17. 8; VII. 28. 4; VIII. 36. 8; VIII. 39. 10; IX. 21. 4; IX. 23. 6; IX. 28. 4-5; IX. 39. 5-11; IX. 40. 7-14; X. 1 .9; X. 3. 5 и др.). Диктаторы весьма часто удостаивались триумфов. За период от 435 г. до 350 г. до н. э. более половины диктаторов, назначенных по внешнеполитическим причинам, справляли триумф.

Осуществление единоначалия выдающимся полководцем-диктатором позволяло быстро найти оптимальные способы ведения войны. Даже известие о назначении римлянами диктатора вызывало смятение в стане их врагов (Liv. П. 18;VI. 28. 3). К тому же вера не только в полководческие таланты, но и в магические свойства диктатора, священный трепет перед ним, - это также способствовало привнесению боевого духа в ряды армии. Конечно, диктаторы не были застрахованы от неяркого проведения военных кампаний (Liv. IV. 57. 8; VIII. 12. 3; VIII. 17. 7; XXIII. 22. 4).

Децемвиры также выступали в качестве военных руководителей общины. В том числе они осуществляли набор воинов (Liv. III. 41. 7), командовали войсками при ведении военных действий (Liv. III. 41. 9-10). Ливий описывает полководческую деятельность вторых децемвиров как абсолютно неуспешную: воины, ненавидя узурпаторов, не желали добиваться побед под руководством децемвиров и проигрывали сражения, покрывая позором и себя, и полководцев (Liv. III. 42. 2). Римские войска, возглавляемые децемвирами, потерпели поражения от сабинян и эквов (Liv. III. 42. 3-5).

Анализ источников показывает, что тридцать пять лет из пятидесяти одного года, приходящегося на конституционную жизнь должности tribuni militum consulari potestate, были отмечены военными действиями, т. е. более двух третей всех коллегий данных магистратов руководили походами и сражениями. Относительно мирными годами могут считаться 444, 438, 433, 432, 425, 424, 422, 420, 419, 417, 416, 387 и 384 гг. до н. э. В двух годах из перечисленных консулярные трибуны целенаправленно предотвращали военные действия (444, 425 гг.). Еще как минимум четыре года из приведенного списка могут быть отнесены к тем, когда угроза войны была совершенно определенной (438, . 432, 419 г. 387 гг. до н. э.). Следовательно, из тринадцати мирных лет с консульским трибунатом, шесть характеризуются либо нависшей опасностью войны и подготовкой к ней, либо мерами, предотвращавшими ее. То есть, в совокупности более сорока коллегий консулярных трибунов в той или иной степени и форме были задействованы в сфере militiae.

Военные трибуны с консульской властью часто терпели серьезные поражения (426, 418, 403, 402, 396, 390, 379 гг. до н. э.). Победы же их Ливий обычно характеризует как незначительные (414, 394, 406, 399, 391, 382, 377). Замена консулярных трибунов в роли главнокомандующих на единоличного диктатора имела место свыше десятка раз. Практика показала, что эксперимент консулярного трибуната с точки зрения исхода военных кампаний не дал ожидаемого результата; военная эффективность диктатуры в критических обстоятельствах оказалась несравненно выше, что было одной из причин ее сохранения и упразднения консулярного трибуната.

Таким образом, право осуществлять функции высшей власти в сфере militiae имели все раннереспубликанские чрезвычайные магистраты. Их верховные военные полномочия включали в себя: проведение воинского набора, приведение воинов к присяге, назначение офицеров, проведение ауспиций по поводу военных мероприятий, руководство боевыми действиями в ходе сражений, принятие решений по поводу стратегии, тактики и координации военных действий, право налагать наказания на воинов вплоть до казни (без права обжалования приговора на народном собрании). Эта компетенция ни чем не отличалась от консульской, но действовали экстраординарные магистраты в особых условиях не только внешнеполитической ситуации (она, чаще всего, отличалась крайней остротой), но и публично-правовой. Специфика была в численном составе магистратов, в сроке их полномочий (что влияло на время проведения и характер военной кампании), в отсутствии во время правления диктаторов и децемвиров интерцессии плебейских трибунов (которые, например, могли сорвать проведение набора воинов) и т. д.

Интеррексы в период ранней Республики, обладая правом военного командования, либо совсем не вели военных действий (в силу предельной краткосрочности полномочий), либо просто традиция сведений об этом до нас не донесла. Коллегиальные чрезвычайные магистраты (децемвиры и консулярные трибуны) на военном поприще проявили себя, в целом, не лучшим образом, тогда как единоличные магистраты - диктаторы - вписали в военную историю Рима немало ярких страниц.


Главная страница |
(c) 2002 г. В.В. Дементьева
(c) 2002 г. Центр антиковедения СПбГУ