Конференции Центра антиковедения СПбГУ


Публикации Центра антиковедения СПбГУ

Главная страница | Конференции |


С.М. ЖЕСТОКАНОВ
Олигархия Бакхиадов

Жебелевские чтения-3. Тезисы докладов научной конференции 29–31 октября 2001 года. СПб., 2001, c. 75-78

ПРЕДЫДУЩЕЕ

СЛЕДУЮЩЕЕ


Переход от монархии к аристократии в Коринфе был осуществлен в рамках царского рода. Клан Бакхиадов, претендовавший на происхождение от легендарного правителя Бакхиса, после свержения в 747 г. до н. э. последнего царя Текста монополизировал власть в своих руках, отстранив от управления представителей других знатных фамилий (Diod., VII, 9; Paus., II, 4,4). Исключительное право Бакхиадов на власть подчеркивалось брачными ограничениями, запрещавшими браки своих членов за пределами правящего рода (Hdt, V, 92).

Политическое устройство раннеархаического Коринфа вследствие скупости сообщений источников можно представить лишь в общих чертах. Главы отдельных семейств правящего рода составляли совет, который, по-видимому, состоял из 200 членов. Собственно в традиции нет упоминаний о совете Бакхиадов, но сообщения о коллективном управлении рода (Diod., VII, 9; Str., VII, 6, 20) и наличие подобных органов в других ранних полисах Греции предполагают его существование.

Ежегодно из своей среды Бакхиады выбирали высшего магистрата-притана (Diod. loc. cit; Paus., II, 4, 4). Возглавляя правящий род и государство, притан был ограничен в исполнении своих полномочий годом, но в течение этого времени он обладал неограниченной властью. Диодор сообщает, что коринфский притан имел положение царя. Это подтверждает и Николай Дамаскский, используя для характеристики правления последнего Бакхиадского притана глагол basileuvw (Fgr. Hist., 90 F 57, 1, 6).

Другим важным должностным лицом в раннем Коринфе, по сведениям Николая Дамаскского, был полемарх. Главная обязанность этого магистрата, исходя из этимологии термина и первоначальных функций полемарха в Аттике, заключалась в руководстве военными силами государства. Наряду с этим коринфский полемарх был наделен некоторыми полицейскими и фискальными полномочиями (Nic. Dam. Fgr. Hist., 90 F 57, 5). В сообщении Николая Дамаскского о полемархии упоминается об осуждениинесостоятельных должников в суде (dikasthvrion), это указывает на наличие в Коринфе определенной судебной коллегии. Возможно она составлялась из членов совета.

Наряду с правящей аристократией в Коринфе существовал слой свободных граждан, обладавших определенными правами. Об этом свидетельствуют сообщения Николая Дамаскского. Рассказывая о деятельности Кипсела в должности полемарха, автор подчеркивает, что в отличие от Бакхиадов будущий тиран не заключил под стражу ни одного гражданина (loc. cit.). В другом месте Николай Дамаскский сообщает, что Кипсел после захвата власти возвратил в Коринф изгнанников, а также вернул права тем гражданам, которые были лишены их во время правления Бакхиадов (Fgr. Hist., 90 F 57, 7).

Свободные коринфяне, в состав которых, по-видимому, входила не только не-Бакхиадская знать, но и какая-то часть зажиточных земледельцев и ремесленников, определенно обладали некоторым минимумом прав. В противном случае Бакхиадам нечего было их лишать. Вероятно, рядовые коринфяне пользовались правом личной свободы, собственности на наделы земли и движимое имущество, правом свободного брака и участия в военном ополчении города.

В политической структуре раннего Коринфа продолжало функционировать, остоявшее из свободных граждан, народное собрание, корни которого уходят в Гомеровское время. В народном собрании, вероятно, решались вопросы о даровании и лишении гражданских прав. Некоторые намеки на это сохранились в поздней традиции. В сообщении Схолиаста Аполлония Родосского о даровании гражданских прав аргосцу Мелиссу названы коринфяне в целом, хотя в этом же тексте упоминаются и собственно Бакхиады. В другом фрагменте Схолиаст рассказывает о лишении коринфянами гражданских прав ойкиста Херсикрата, отправившегося на Керкиру (IV, 1216). В рамках народного собрания, по-видимому, происходили выборы должностных лиц. Об этом свидетельствует сообщение Николая Дамаскского об избрании коринфским демосом Кипсела басилеем (Fgr. Hist., 90 F 57, 6). Впрочем, народное собрание в раннем Коринфе, по крайней мере до начала социальных смут в VII в., вряд ли обладало собственной инициативой. Скорее всего, оно время от времени собиралось должностными лицами (возможно, пританом) для формального утверждения решений, принятых ранее членами совета и магистратами. Правом на выступление в народном собрании, вероятно, обладали только должностные лица.

Режим, установленный Бакхиадами, будучи аристократическим по своей социальной природе, носил ярко выраженный олигархический характер в политическом аспекте. Подтверждения данного вывода можно найти в традиции.

Аристотель в качестве признаков олигархии указывает на: концентрацию власти в руках немногих (Pol., III, 4, 1, 1278 b; IV, 5, 1, 1292 b; 12, 8, 1299 b; 12, 12 1300 a-b) и наличие в государстве одного высшего магистрата (V, 1, 6, 1301 b). Все эти признаки, как мы показали выше, были присущи раннему Коринфу.

Геродот, характеризуя государственный строй Бакхиадского Коринфа, прямо называет его олигархией (V, 92), а сами Бакхиады в оракуле, приведенном "отцом истории", именуются мужами монархами (ibid). Аналогичным образом Страбон называет членов правящего клана тиранами: "Бакхиады, будучи тиранами, удерживали власть почти 200 лет" (VIII, 6, 20).

Не возникает сомнений, что именно такую систему управления имел в виду Аристотель, указывая на существование крайних форм олигархии, подобных тирании среди монархических форм власти (Pol., IV, 5, 1, 1292 b; II, 6, 1298 b).

В современной историографии политические системы, подобные режиму Бакхиадов, обычно называют аристократией царского клана, видя в ней наиболее раннюю форму аристократического управления. Аналогичные режимы с исключительной властью царского рода существовали в период ранней архаики и в других полисах Греции. Так, в Митилене монополией на власть пользовался царский род Пенфелидов, в Милете - Нелеиды, в Эфесе и Эрифрах - Басилиды, в городах Фессалии подобную роль играли Алевады в Ларисе и Скопады в Кранноне.

В большинстве государств данная форма аристократии была лишь первым этапом в развитии политического строя. Постепенно круг лиц, участвовавших в управлении, расширялся, включая в себя представителей других знатных родов. Такое расширение правящей верхушки можно наблюдать на примере досолоновской Аттики. Первоначально власть в Афинах была сосредоточена в руках царского рода Медонтидов, имевших монопольное право на занятие высшего государственного поста - архонтата. Но уже с 713 г. к замещению высшей должности были допущены члены других аристократических фамилий (Paus., IV, 5, 10).

В Коринфе, в отличие от Аттики и других полисов, потомки Бакхиса сохраняли монополию на власть вплоть до утверждения тирании Кипселидов (Diod., VII, 9, 6; Str., VIII, 6, 20; Paus., II, 4, 4).


Главная страница |
© 2001 г. С.М. Жестоканов
© 2001 г. Центр антиковедения СПбГУ
© 2001 г. Изд-во СПбГУ