Конференции Центра антиковедения СПбГУ


Публикации Центра антиковедения СПбГУ

Главная страница | Конференции |


В.М. СТРОГЕЦКИЙ
Проблемы официальных коммуникативных отношений в классическом полисе

Жебелевские чтения-3. Тезисы докладов научной конференции 29–31 октября 2001 года. СПб., 2001, c. 93-97

ПРЕДЫДУЩЕЕ

СЛЕДУЮЩЕЕ


Вся письменная античная традиция свидетельствует о том, что получение и распространение информации являлось одной из ключевых функций полиса. Неотъемлемой чертой принадлежности к гражданской общине было участие граждан в распространении информации в этой общине. Поскольку полисы находились в постоянной конкуренции друг с другом из-за территории, ресурсов, престижа, обмен информацией как между полисами, так и внутри них был важным фактором их жизнедеятельности и взаимоотношения между ними.

Исследователи часто подчеркивают, что в античности не были развиты средства передачи информации, и в обществе, где имел место этот недостаток, многое основывалось на молве и слухах. Однако едва ли правильно рассматривать античное общество с точки зрения сравнения с современностью. Речь идет о различных цивилизациях, каждя из которых является sui generis. Вместе с тем для античного общества, в частности для Афин, решающим элементом в распространении информации был монумент героев-эпонимов.

Другая особенность современных исследований заключается в том, что во многих работах имеет место явно гипертрофированное отношение к войне как силовой форме разрешения межполисных противоречий и чрезмерное акцентирование внимания в связи с этим на многообразных способах передачи различных видов военной информации. Это объясняется тем, что в большинстве исторических источников война занимает немаловажное место в повествовании. Тем не менее, едва ли было бы правильным считать информацию военного характера более важной, чем другие виды информации.

Рассмотрение этих видов информации побуждает к исследованию двух проблем: во-первых, изучению официальной информации и способов ее распространения; во-вторых, выявлению особенностей контроля со стороны полиса за поступлением и распространением информации. Как вытекает из "Политики" Аристотеля, роль глашатая как официального должностного лица полиса, с которым связано получение и распространение информации, была велика и многогранна. Глашатай часто встречается в античной литературе, начиная со времени Гомера и Геродота. Фактически никакое событие не совершалось без рассказа о том, как вестник доставлял информацию в город. Вместе с тем глашатай не был единственным должностным лицом, с именем которого связано получение и распространение информации. Полис имел послов, которые, представляя его в решении международных вопросов, доставляли известия из одного государства в другое.

В этом случае необходимо отметить существенное различие между глашатаями и послами. Первые выступали посредниками между государствами в международных делах. Они передавали точное устное сообщение, но не имели права вести переговоры. В военное время глашатай приобретал особое влияние, ибо взаимоотношения между двумя воюющими государствами осуществлялись только через глашатаев. Выражение polemos akeryktos указывает на войну особого характера, когда исключались даже контакты с помощью глашатаев, и перемирие становилось невозможным. В их функции как посредников между полисами входило объявление мира или войны, предложение условий перемирия или капитуляции, требование возвращения пленных и тел погибших. Что же касается послов, то они вели непосредственные переговоры об условиях мира или перемирия.

Стратеги, командиры гарнизонов и другие должностные лица также нуждались в вестниках для установления связи с властями города, от имени которого они несли службу. Тем не менее, Аристотель, характеризуя идеальный полис, называет две важные должности: стратега и глашатая (Arist. Pol., 1326 b, 1-7). В некоторых полисах должность глашатая была наследственной (в Афинах: Pollux, 8, 103; Schol. Aischin., I, 21; в Спарте: Herod., VII, 133-137; VI, 60). Как уже отмечалось, функции глашатая были различны. Внутри полиса он созывал и распускал народное собрание, зачитывал законы и документы в собраниях, сообщал о результатах голосования. Глашатай выполнял также и религиозные функции. Он участвовал в мистериях, провозглашая молитвы и заклинания, осуществлял возлияния, принимал участие в жертвоприношениях. Глашатай пользовался подчас большим авторитетом в городе, и к его помощи прибегали, когда необходимо было успокоить граждан или убедить их поддержать важное решение.

Глашатаи могли быть не только в полисах, но и в более мелких административно-территориальных единицах - в комах и демах. По крайней мере, надписи свидетельствуют, что в семи аттических демах были глашатаи Весьма авторитетной фигурой глашатай был и в армии. Он сообщал приказы начальников и помогал им укреплять воинскую дисциплину (Lysias, 3, 45; Arist. Ath. Pol., 61; A. Tactic. Polior., 27, 11-13; Xenoph. Anab., II, 2, 20; Polyain., 2, 9, 4).

Говоря о способах распространения информации, необходимо отметить, что в классической Греции существовала возможность обращения к массовой аудитории. Имеются в виду олимпийские, пифийские, истмийские, немейские игры, сопровождавшиеся ярмарками и празднествами, где собиралось огромное число людей. Эти фестивали и ярмарки использовались как центры для распространения информации. Она имела различный характер. Это могли быть официальные объявления, политические и неполитические речи ораторов, выступления софистов, поэтов, музыкантов, писателей.

Полисы заботились о том, чтобы известия поступали в город прежде всего официальным путем. Глашатай или вестник не должен был сообщать информацию случайным лицам, но прежде всего властям города. Правда, в этом случае не во всех полисах выдерживался этот принцип. По крайней мере, в Спарте, где в классический период господствовали жесткий порядок и строгая дисциплина, глашатай или вестник сообщал информацию царю, геронтам и эфорам, и она далеко не всегда становилась достоянием остальных граждан. В Афины известия поступали более быстро и часто неофициально, т. е. неконтролируемым способом. При этом, как правило, гражданам становилась доступной как случайно полученная информация, так и официально сообщенная властями города через глашатая или вестника.

Стремление полиса получать информацию официальным путем было обусловлено его заботой об установлении контроля над ней. Способы осуществления контроля были различны. Стратеги, являясь высшими должностными лицами, контролируя информацию, могли скрывать ее от других, руководствуясь конкретными целями как политическими, так и военными, или дезинформировать воинов или в целом граждан, распространяя ложную информацию (Thuc., IV, 3; 30; Xen. Hell., I, 6, 36-37; IV, 3, 13-14; Demosth., 18, 169 sqq.; Diod., XI, 35). В свою очередь, полисная власть могла контролировать информацию, действуя независимо от армии и не ставя в известность ее командование (Thuc., IV, 122). При этом глашатаи или вестники нередко становились проводниками воли стратегов или полисных властей в распространении ложной информации.

В связи с этим возникает вопрос, весьма актуальный и для сегодняшнего дня, насколько оправданы допускаемые властями полиса обман граждан или сокрытие от них информации. При решении этого вопроса необходимо учитывать различие между двумя типами полисов: открытым демократическим и закрытым олигархическим. Примером второго типа являлась Спарта, где, как показывают источники, степень контроля за информацией была достаточно высока, сокрытие ее от граждан и дезинформация их были весьма частыми. Примером открытого демократического полиса были Афины. Согласно античной традиции, афинские власти также старались контролировать получение и распространение информации, но при этом сокрытие ее и дезинформация граждан рассматривались как отрицательное явление, однако в военное время они считались допустимыми.


Главная страница |
© 2001 г. В.М. Строгецкий
© 2001 г. Центр антиковедения СПбГУ
© 2001 г. Изд-во СПбГУ