Конференции Центра антиковедения СПбГУ


Публикации Центра антиковедения СПбГУ

Главная страница | Конференции |


В.И. ШУБИН
Батт-Аристотель - основатель Кирены

Жебелевские чтения-3. Тезисы докладов научной конференции 29–31 октября 2001 года. СПб., 2001, c. 213-215

ПРЕДЫДУЩЕЕ

СЛЕДУЮЩЕЕ


Наиболее ранняя традиция об основателе Кирены представлена рассказом Геродота об основании колонии, содержащимся в IV книге его "Истории", а также IV и V Пифийскими одами Пиндара, написанными в 462 г. до н. э. в честь победителя в состязании колесниц на Пифийских играх киренского царя Аркесилая из династии Баттиадов. Кроме того, сохранился декрет IV в. до н. э., в котором цитируется текст так называемой "Клятвы основателей" - постановления народного собрания, принятого в VII в. до н. э. на Фере - метрополии Кирены накануне основания колонии. Именно в указанной V Пифийской оде содержится в высшей степени любопытное свидетельство, породившее, по нашему мнению, всю дальнейшую полемику вокруг имени основателя Кирены: "Их привел Аристотель, быстрым кораблям открыв моря глубокую дорогу" (Pind. Pyth., 87-88).

Здесь поэт единственный раз называет Батта Аристотелем, притом, что во всех остальных случаях использует первое имя. Свидетельство Пиндара, пожалуй, самого раннего из античных авторов, обращавшихся к личности основателя Кирены, породило в дальнейшей традиции определенную двойственность по отношении его имени. Так Геродот, зная, вероятно, упомянутое высказывание Пиндара, предлагает свою версию появления имени "Батт", основанную на знании им ливийского термина "царь" (Her., IV, 155). Гипотеза Геродота породила, в свою очередь, полемику среди позднейших авторов, отголоски которой сохранились в схолиях к IV Пифийской оде Пиндара (Schol. Pind. Pyth., IV, 1). Автор комментария приводит еще одну версию появления имени "Батт" - "заика".

Следует отметить, что, при всех расхождениях в толковании имени Батта, как Геродот, так и его оппоненты видят в нем скорее некое прозвище, своеобразный "когномен" при подлинном имени Аристотель.

Такое толкование было принято некоторыми авторами нового времени и сохранилось в работах ряда современных зарубежных и отечественных исследователей. При этом попытка реконструкции политической системы Кирены в начальный период ее существования, в частности характера царской власти, предпринятая К. М. Колобовой, привела ее к весьма спорному, на наш взгляд, выводу. Она пишет: "Конечно, установленная здесь царская власть, как указывает самый ливийский царский титул Bavttoх (Her., IV, 155), по-видимому, носила восточный характер". Сходную точку зрения высказали Парк и Вормелл, говоря о заимствовании колонистами вместе с ливийским титулом и соответствующей формы правления.

Как видим, такая интерпретация античной традиции, при которой истинным именем основателя Кирены признается имя Аристотель, а Батт трактуется как возникшее позднее прозвище или титул, может привести к весьма рискованным выводам. Избежать этого можно, если попытаться иначе истолковать сведения древних авторов, в первую очередь Геродота и Пиндара, а также текст "Клятвы основателей".

В ферском варианте предания об основании Кирены, изложенном у Геродота, нет никаких намеков на косноязычие Батта. Оно появляется только в более позднем по происхождению киренском предании. В соответствии с ним, указанный дефект речи с одной стороны объяснял прозвище ойкиста, а с другой - послужил причиной обращения Батта к дельфийскому оракулу, в результате которого тот неожиданно и получает указание об основание колонии в Ливии.

В то же время, если, по мнению Геродота, имя Батт представляло собой титул, позаимствованный у ливийцев, то совершенно непонятно, почему он не перешел вместе с царской властью к сыну и наследнику Батта Аркесилаю. В то же время наследник Аркесилая получил имя Батт. Этот Батт II в свою очередь передал власть Аркесилаю II, а тот опять назвал наследника Баттом. Вся генеалогия изложена Геродотом и, очевидно, что имя Батт практиковалось в царском роду Кирены как обычное имя собственное, наравне с именем Аркесилай. С другой стороны, за каждым из Баттов закреплено определенное прозвище: Батт I - "Основатель", Батт II - "Счастливый", Батт III - "Хромой". Возможно, эта деталь дает ключ к разгадке пиндаровского Аристотеля.

Поэт, излагая в IV и V Пифийских одах легендарную предисторию Кирены, говорит, что Батт получил от Аполлона указание основать колонию в Ливии во исполнение древнего пророчества (Pind. Pyth., IV, 59-63). Батт, будто бы, является прямым потомком одного из аргонавтов - Евфама, которому Медея предрекла быть зачинателем рода, и представитель которого в 17-м колене будет основателем Кирены (Pind. Pyth., V, 5-11). Продолжением и завершением сюжета является упомянутый выше пассаж из V Пифийской оды, где Пиндар и повествует, насколько преуспел Батт в выполнении предначертанной ему миссии (Pind. Pyth., V, 87-95).

Имя Аристотель, таким образом, может быть истолковано, как прозвище Батта. Именно так его переводит М. Л. Гаспаров: Аристотель - "Лучший из совершителей", то есть "тот, кто наилучшим образом исполнил древний завет".


Главная страница |
© 2001 г. В.И. Шубин
© 2001 г. Центр антиковедения СПбГУ
© 2001 г. Изд-во СПбГУ