Конференции Центра антиковедения СПбГУ


Публикации Центра антиковедения СПбГУ

Главная страница | Конференции |


Д.А. ЩЕГЛОВ
Географическая концепция Гиппарха Никейского: перспективы реконструкции*

Жебелевские чтения-3. Тезисы докладов научной конференции 29–31 октября 2001 года. СПб., 2001, c. 39-43

ПРЕДЫДУЩЕЕ

СЛЕДУЮЩЕЕ


Гиппарху принадлежит наиболее весомый вклад в развитие античной географии в период между Эратосфеном и Марином Тирским. В своём труде "Против географии Эратосфена" Гиппарх выдвигает программу создания качественно новой географической науки, которая бы опиралась на астрономические вычисления широт и строгие геометрические построения. Результатом реализации этой программы стали работы Марина Тирского и Птолемея. Вопрос о том, в какой мере самому Гиппарху удалось реализовать свою программу, весьма сложен и всецело зависит от избранных методов анализа источников. Сочинение Гиппарха до нас не дошло, и единственным источником, передающим его содержание, является труд Страбона. С другой стороны, многие идеи Гиппарха, известные из Страбона, находят свое отражение в поздних компилятивных источниках, из чего можно сделать вывод об их (очевидно, не прямой) зависимости от Гиппарха и попытаться с их помощью реконструировать его географию. В зависимости от того, на какие из этих источников будет сделан упор, можно предложить две различные реконструкции географии Гиппарха: "негативную", основанную на данных Страбона и представляющую труд Гиппарха с отрицательной стороны, и "позитивную", основанную на косвенных данных и демонстрирующую его преимущества.

Судя по данным Страбона, попытка Гиппарха математизировать географию оказалась неудачной. Призыв опираться на астрономические наблюдения остался лишь декларацией. Собственно, только два исправления карты Эратосфена основаны на астрономических данных. Во-первых, Гиппарх, опираясь на наблюдения Пифея, помещает Византий и Никею на широте Массалии, что является грубой ошибкой, и во-вторых, используя наблюдения Селевка, критикует Эратосфена, который помещал Вавилон на параллели Александрии, и переносит Вавилон на 2500 стадий на север, что соответствует действительности. Никаких новых географических сведений Гиппарх не задействовал, а главным образом занимался произвольными геометрическими манипуляциями с данными, почерпнутыми у Эратосфена (известные отрезки расстояний он принимает за параллельные или перпендикулярные прямые и считает их лежащими на соответствующих параллелях и меридианах), и на этом основании делал весьма категоричные, но неубедительные выводы. Стремясь опровергнуть выводы Эратосфена, Гиппарх отдает предпочтение данным одних источников перед другими (например, в описании Индии: Деймаху и Мегасфену перед Патроклом) и апеллирует к авторитету неких "древних карт". Мотивов такого хода мысли Гиппарха Страбон не проясняет. Апелляция к "древним картам" на фоне общей программы, выдвинутой Гиппархом, вовсе вызывает недоумение. Выводы, к которым приходит Гиппарх, совсем абсурдны: например, Бактрия, Согдиана и часть Индии у него оказываются на широтах севернее Британии и Иерны.

Однако Страбон явно предвзято относится к Гиппарху и часто неверно передает его мысли, что выдаёт также его недостаточную компетентность в геометрии. Так, пересчитывая положение часовых поясов Гиппарха из градусов в стадии, Страбон допускает три ошибки в вычислениях. Страбон неправильно понимает идею Гиппарха о широтном положении Индии: Гиппарх, судя по всему, увеличивал протяжённость Индии преимущественно в южном направлении, а не только в северном, как пытался доказать Страбон.

Поэтому при реконструкции географии Гиппарха нельзя ограничиваться сведениями Страбона. Многие идеи Гиппарха, расходящиеся с взглядами Эратосфена и других географов, находят свое отражение в поздних географических источниках: 1) Византий и Никея расположены на параллели Массалии (Strab., I, 1, 12; 5, 40; Plin., VI, 217; Ptolem. Geogr.); 2) Вавилон находится севернее Александрии (Strab., I, 1, 36; Plin., VI, 213; Ptolem. Geogr.); 3) координаты основных рубежей Сарматии у Птолемея имеют соответствия в таблице часовых поясов Гиппарха (параллели Гиперборейских гор, Рипейских гор и истоков Танаиса, побережья Балтийского моря, южной границы Сарматии, устья Танаиса; Strab., I, 1, 18; Ptol., III, 5, 1-2, 14, 15, 27; 6-7; V, 8, 13; VIII, 2, 43); 4) идея о том, что известные моря не обязательно является частями единого мирового Океана, окружающего со всех сторон сушу, Эритрейское море, возможно, является замкнутым, а, следовательно, Ливия простирается на юг за экватор, находит воплощение в труде Птолемея (Strab., I, 1, 10; ср. Mela, III, 44-45, 90-91; Plin., II, 167-171); 5) на севере хребет Тавр смыкается с Кавказом (Strab., I, 1, 29; Mela, I, 109; Plin., V, 97-99; VI, 15); 6) Тавр представляет собой не прямую линию гор, а ломанную и его восточные части изгибаются на север (Strab., II, 1, 4, 11; Plin., V, 97-98; VI, 56, 60, 64); 7) Инд течёт не на юг, а на юго-восток (Strab., I, 1, 34; Plin., VI, 71); 8) Персида принадлежит ко второй сфрагиде (Ариана), а не к третьей (Strab., I, 1, 34; Plin., VI, 137); 9) территория между верхним Индом, Кофеном и Парапамисом относится к Индии, а не к Ариане (Strab., I, 1, 14; Plin., VI, 78-79); 10) остров Тапробана лежит не на параллели Страны Корицы, а на экваторе и, возможно, является началом южного континента (Mela, III, 70; Plin., VI, 81).

Все это показывает, что поздние источники в значительной степени зависят от труда Гиппарха, и что, вероятно, многие другие сообщаемые ими сведения также могут восходить к нему. Это позволяет попытаться реконструировать географию Гиппарха путем выделения общего пласта сведений, лежащего в основе указанных поздних источников. Значительные результаты на этом пути достигнуты И. В. Пьянковым, который воссоздаёт контуры этого пласта сведений на материале Средней Азии. Некоторые сведения, касающиеся Индии, Африки и северной Европы, также можно связать с Гиппархом. В реконструируемой таким путём картине намечаются совсем иные черты географии Гиппарха, выгодно отличающие ее от взглядов Эратосфена и других древних авторов. Отметим наиболее яркие из этих черт. Гиппарх оказывается единственным географом, который правильно оценил факт значительной протяженности Индийского полуострова на юг и, возможно, Африка простирается на юг еще дальше, за экватор. Гиппарх оказывается единственным автором, отнёсшимся с полным доверием к сведениям Пифея о Северной Европе, что позволило ему максимально отодвинуть на север границу известного мира. Гиппарх, в отличие от Эратосфена, знал о том, что Сырдарья впадает в озеро, а не в Каспийское море, что Каспийское море не сообщается с океаном, и что Тавр на востоке разделяется на две горные цепи Эмод и Имай (Тянь-Шань и Гималаи), между которыми расположена Серика.

Все эти факты тем любопытнее, что Эратосфену и Гиппарху был доступен один и тот же круг источников. Можно предположить, что причина отмеченных преимуществ географии Гиппарха определялась его критерием отбора источников, а именно специфическим интересом к описаниям астрономических явлений. В результате те источники, которые другие географы игнорировали по причине содержащихся в них фантастических сведений (например, одноглазые аримаспы у Пифея, собакоголовые люди у Мегасфена и т. д.), Гиппарх, напротив, брал за основу своих построений, доверяя их астрономическим данным. Таким образом, труд Гиппарха, несмотря на свои недостатки и заблуждения, может считаться достаточно успешной реализацией выдвинутой в нем научной программы.

Главная проблема заключается в наличии резкого контраста между двумя возможными реконструкциями географии Гиппарха, которые нуждаются в согласовании. Труд Гиппарха, судя по фрагментам, представлял собой рецензию на сочинение Эратосфена, обособлено рассматривающую отдельные его положения, и не содержащую какого-либо общего описания географии мира. Поэтому, скорее всего, поздние источники зависели не непосредственно от сочинения Гиппарха, а от неких его переработок, адаптированных для широкого читателя и, вероятно, дополненных новыми описательными материалами. Реконструкция этих утраченных звеньев традиции открывает полностью неизвестную страницу в развитии античной географии.

* Работа выполнена при поддержке РГНФ. Грант № 000100228а; «Восточная Европа по географии Клавдия Птолемея»).


Главная страница |
© 2001 г. Д.А. Щеглов
© 2001 г. Центр антиковедения СПбГУ
© 2001 г. Изд-во СПбГУ