Конференции Центра антиковедения СПбГУ


Публикации Центра антиковедения СПбГУ

Главная страница | Конференции |


Г.С. САМОХИНА
К характеристике источников времени диадохов: Плутарх и его "Параллельные жизнеописания"

Жебелевские чтения-3. Тезисы докладов научной конференции 29–31 октября 2001 года. СПб., 2001, c. 249-251

ПРЕДЫДУЩЕЕ

СЛЕДУЮЩЕЕ


Автора этого небольшого исследования интересует ценность некоторых из "Жизнеописаний" Плутарха как исторических источников по истории раннего эллинизма, а именно: на основе каких данных написаны эти биографии, каким образом он их использует, или, иначе говоря, каково его отношение к своим источникам, насколько полно представлена у Плутарха интересующая нас эпоха диадохов, можно ли на основании их восстановить полностью канву исторических событий, и каково место его "Биографий" среди источников по истории раннего эллинизма.

Ученые давно отметили, что политические идеалы Плутарха - в далеком прошлом Греции, что и нашло свое отражение в подборе им героев "Сравнительных жизнеописаний". Лишь 10 из 24 дошедших до нас биографий греческих политических деятелей связаны с эллинистическим периодом, при этом и в них доброе слово у него получают те герои, чьи поступки и свойства характера могут быть соотнесены с качествами идеальных, в его глазах, полисных греческих политиков. Оценка им политических деятелей эпохи диадохов и власти эллинистических монархов вообще по большей части резко отрицательна, что связано с его собственным пониманием идеальной монархии и идеального носителя монархической власти, проблемой, приобретшей особую актуальность в период правления Антонинов.

Для нас особое значение имеют 6 из этих 10-ти биографий: заключительные главы биографии Александра, соответствующие разделы из жизнеописаний Демосфена и Фокиона, три очерка из жизни современников и, частично, соратников Александра - Эвмена, Деметрия Полиоркета, эпирского царя Пирра.

Прекрасно понимая разницу между историческим сочинением и биографией, Плутарх, однако, подобно истинному писателю-историку, уделял пристальное внимание своим источникам.

Для анализируемых нами 6-ти биографий можно выделить несколько типов источников: 1) исторические сочинения современников описываемых им событий времени Александра и диадохов, большинство из которых для нас утрачено; 2) работы авторов эллинистического биографического жанра, о которых мы также по большей части знаем мало, труды эллинистических философов, географов, поэтов; 3) широк круг тех данных, которые мы ныне называем документальными; прежде всего, это речи его героев и речи о его героях; 4) затем нужно упомянуть письма персонажей его биографий и лиц, с ними связанных; 5) в жизнеописании Деметрия Полиоркета и других героев даются ссылки на постановления народного собрания и другие эпиграфические данные, с которыми мог познакомиться Плутарх и прямо вычитать у тех авторов, которыми он пользовался; 6) в биографии Александра им подробно исследуются "Эфемериды" ("Дневники") Александра - источник, вызвавший в свое время множество споров о своем характере, который, видимо, правомерно считать дворцовым дневником македонского завоевателя Востока; 7) наконец, во многих случаях Плутарх вполне сознательно опирается на исторические анекдоты, которые были им почерпнуты из различных источников, в том числе из соответствующих сборников или коллекций и из риторических корпусов исторических примеров.

Использует свои источники Плутарх по-разному: 1) чаще всего это рассказ о каком-либо событии, поступке, высказывании или черте характера своего героя со ссылкой на источник без всякого комментария Плутарха; 2) но он не забывает показать и расхождения в своих данных; чаще всего это связано с цифровыми данными или географическими сведениями; 3) наконец, Плутарх критикует некоторые свои источники, не соглашаясь с оценкой отдельных политических деятелей, останавливаясь на географических неточностях и высмеивая тех, кто склонен рассказывать о чудесах, преувеличивать последствия тех или иных исторических событий.

Разумеется, было бы неверно на этом основании видеть в Плутархе историка-исследователя, равного таким античным авторам, как, например, Фукидид или Полибий. Но нельзя не отметить, что он пытался в меру своих сил и возможностей и в силу поставленной перед собой задачи критически оценивать свои данные.

Вместе с тем, Плутарх, во-первых, что называется, "всеяден", то есть не строг в отборе своих источников. Во-вторых, нам представляется, что в иных случаях он не сумел полностью избавиться от влияния тех работ, что легли в основу его биографий. В-третьих, биографии Плутарха, конечно, не позволяют восстановить в полной мере последовательность исторических событий эпохи диадохов.

Однако давать на основании этого последнего пункта биографиям Плутарха как источникам по истории раннего эллинизма негативную оценку, как это делают некоторые современные исследователи, по нашему мнению, вряд ли правомерно, ибо, во-первых, он и не ставил своей задачей рассказать о всех событиях этого времени и всех деяниях своих героев, а, во-вторых, на наш взгляд, его жизнеописания обладают другим бесценным достоинством. Используя исторические анекдоты, передавая высказывания своих героев, Плутарх не только выполняет поставленную им самим перед собой задачу - более точно рисует характер своих героев, - но и знакомит нас таким образом с картиной эпохи диадохов, далеко не безоблачной и для Греции, и для завоеванного Александром Востока.


Главная страница |
© 2001 г. Г.С. Самохина
© 2001 г. Центр антиковедения СПбГУ
© 2001 г. Изд-во СПбГУ