Конференции Центра антиковедения СПбГУ


Публикации Центра антиковедения СПбГУ

Главная страница | Конференции |


Е.В. НИКИТЮК
Стелы Никомаха: к вопросу о религиозном законодательстве V в. до н.э.

Жебелевские чтения-3. Тезисы докладов научной конференции 29–31 октября 2001 года. СПб., 2001, c. 78-83

ПРЕДЫДУЩЕЕ

СЛЕДУЮЩЕЕ


Традиционно считается, что для сакральной сферы был характерен консерватизм, который проявлялся, кроме всего прочего, в преимущественном использовании устного права. Однако источники свидетельствуют об использовании значительного количества кодифицированных религиозных установлений, которые регулировали исполнение обрядов и, прежде всего, жертвоприношений. Важным источником для сюжета, связанного с кодификацией религиозного права является речь Лисия "Против Никомаха". И хотя он утверждает, что для обеспечения процветания необходимо совершать жертвоприношения по традициям предков, тем не менее, дважды, по крайней мере, - в 411/410 и в 403/402 гг. до н. э. в Афинах возникала необходимость кардинального пересмотра всех действующих законов и, в том числе, законов, относящихся к сфере культа.

Никомах участвовал в работе двух комиссий по пересмотру законов. Первая действовала, начиная примерно с 411/410 г. (точнее не определить), в течение 6 лет до прихода к власти Тридцати тиранов, т. е. до 404/3 г. Можно предположить, что какая-то работа велась как в сфере светского (например, над законом о триерархии), так и в сфере священного права (например, над различными предписаниями и перечнями жертвоприношений для отдельных праздников).

Вторая комиссия была создана по декрету, предложенному Тисаменом, в год архонства Евклида, т. е. в конце 1 четверти или 1 половины 403/2 г.; истек же срок ее полномочий в конце года. Таким образом, хотя у Лисия речь идет о 4-х годах, реально она могла функционировать чуть больше 3-х лет. В речи Лисия говорится о выдвижении против Никомаха исангелии по трем пунктам: во-первых, за то, что он, будучи членом комиссии, распределил расходы на жертвоприношения таким образом, что было введено много "новых" жертвоприношений, так что за последние два года было дополнительно израсходовано по 6 талантов; во-вторых, некоторые из традиционных жертвоприношений были пропущены, в частности, в прошедшем году на сумму в 3 таланта (определения "новые" и "старые" даны для условного обозначения аттических жертвоприношений, из которых "новые" - это те, которые вошли после пересмотра законов в обязательный список, а "старые" - это те, которые не были включены в новый перечень со старых солоновских триб); третьим пунктом обвинения было то, что Никомах не сдал отчета после окончания срока его полномочий. Рассмотрим первые два обвинения, имеющие отношение к культу.

Хотя юридически обвинение было выдвинуто, по-видимому, только против него одного, он, конечно же, не был единолично ответственен за изменение порядка жертвоприношений, впрочем, с другой стороны, степень его личной вины определить невозможно. Очевидно, суть обвинения Никомаха сводилась не к асебии, а к присвоению казенных денег, поскольку манипуляции с "новыми" и "старыми" жертвоприношениями производились им не по собственной инициативе, а были результатом выработки этой комиссией нового священного календаря, представленного затем для одобрения булевтов и номофетов. Круглые, да к тому же большие суммы (3 и 6 талантов) с первого взгляда подозрительны, и мы не можем сказать, они сильно преувеличены или только округлены. Предположительно средняя сумма цен государственных жертвоприношений - это 40 талантов в год. Таким образом, в принципе, сумма в 6 талантов в год вполне возможна, особенно если учесть, что как первая комиссия 411/410 г., так и вторая 403/2 г., о которой в данном случае и идет речь, начинали работу по пересмотру законов после восстановления демократического правления в Афинах, когда режим становился еще более радикальным, поэтому введение большого количества "новых", если можно так сказать, более "демократических" жертвоприношений, т. е. праздников, справлявшихся подавляющим числом граждан Афин и Пирея, могло соответствовать царившему тогда в городе общественному настроению.

Поскольку Лисий говорит, что за 2 года дополнительно было израсходовано по 6 талантов в год, таким образом, постановления относительно введения "новых" жертвоприношений были приняты на 2-м году работы комиссии и затрагивали 3 и 4 год. О пропущенных "старых" жертвоприношениях речь идет только в течение 1 года, т. е. решение об их исключении из списков было принято, по-видимому, на 3-м году работы комиссии и затрагивало, соответственно, 4-й год ее работы. Из этого можно сделать вывод, что разрабатываемый комиссией список официальных жертвоприношений, во-первых, вполне определенно выглядит как систематический календарь, т. е. своеобразный график совершения жертвоприношений не только на 1 или несколько праздников, но на один год или даже два года; во-вторых, календарь не был единым, но состоял из частей, достаточно автономных, чтобы быть одобренными и введенными в действие отдельно друг от друга, о чем косвенно свидетельствуют различные почерка резчиков не только на разных стелах, но даже на одной, т. е. законы дописывались постепенно (подробнее об этих стелах будет сказано позже); в-третьих, что именно над такими частями и работал Никомах, коль скоро его обвиняли в манипулировании "новыми" и "старыми" жертвоприношениями. Поскольку они были законно утверждены и введены в действие, то Никомаха можно было обвинить не в превышении полномочий, а в составлении неудачного проекта отдельных частей календаря. В общих чертах хронологию деятельности комиссии 403 г., в которую входил и Никомах, можно восстановить следующим образом:
год 1-й - 403/2 - комиссия начинает работу после 12 Боэдромиона (так как именно в этот день в Афинах отмечали восстановление демократии) и, следовательно, первый год по продолжительности был меньше календарного; в использовании находится старый календарь жертвоприношений.
год 2-й - 402/1 - старый календарь еще в действии, но принимается некий новый перечень жертвоприношений, предложенный членами комиссии и официально принятый с тем, чтобы вступить в силу в следующем году; этот календарь предусматривал большее количество "новых" жертвоприношений по сравнению с действующим.
год 3-й - 401/400 - в начале этого официального года новый календарь с "новыми" жертвоприношениями вошел в силу; принимаются какие-то поправки относительно "старых" жертвоприношений.
год 4-й - 400/399 - календарь с "новыми" жертвоприношениями продолжает действовать в этом году и предполагается его использование и в дальнейшем; в конце года истекает срок полномочий Никомаха.

В 399/398 г. против Никомаха выдвигается обвинение в том, что за последние два года на жертвоприношения было дополнительно израсходовано из государственной казны по 6 талантов на каждый год; кроме того, в течение прошедшего года на 3 таланта было выделено меньше на проведение жертвоприношений из числа традиционных.

Документальным подтверждением пересмотра письменного священного права могут служить эпиграфические памятники, в том числе так называемые стелы Никомаха. Было обнаружено 11 фрагментов мраморных стел конца V в. до н. э. Впервые в научный оборот они были введены еще в 30-е гг. ХХ в. В. Фергюсоном и Дж. Оливером. Впоследствии их тщательно исследовал С. Доу (Hesperia, 10, 1941, p. 31-37; Historia, 9, 1960, Hft. 3, S.270-293 Hesperia, 10, 1941, p. 31-37; Historia, 9, 1960, Hft. 3, S. 270-293), работы которого, посвященные этому сюжету, до сих пор не потеряли своего значения. Все 11 фрагментов относятся к двум широким плитам различной толщины; одна - 92-95 мм., другая - 120 мм. На верхней части каждой из них были предположительно полоски венчающего их орнамента, который не сохранился, и поэтому можно говорить только о его толщине. Стелы были покрыты надписями с обеих сторон - на одной стороне старыми аттическими буквами, использовавшимися до 403/2 г. (сторона А), на другой - ионическим письмом, введенным в Афинах после 403/2 г. (сторона В). К сожалению, стелы дошли в очень плохом состоянии. Всего сохранилось около 350 строк, однако это, по-видимому, лишь 1/10 часть оригинального текста. В целом, учитывая обе стороны стел, можно выделить 26 пассажей - впрочем, и они не дают контекстной информации.

Фрагменты, выполненные ионическим письмом, (т. е. сторона В), достаточно точно определяются, как остатки календаря жертвоприношений, возможно даже, именно того, который составлял Никомах в 403 г. Фрагменты с аттическим письмом (сторона А) сохранились гораздо хуже, и можно только предполагать, что хотя бы часть из них имеет сакральный характер, не исключено также, что на них начертан жертвенный календарь, а частично они содержат светский закон о триерархии. Было выдвинуто предположение, что это остатки свободностоявшей некогда стены, сделанной из скрепленных и выровненных между собой стел, покрытых с обеих сторон надписями, расположенными колонками. Возможно, что эти стелы содержали результаты работы комиссий анаграфеев, начатой в 410 г., прерванной в 404 г. и возобновленной в 403 г. Именно на подобной стелах, как свидетельствует Андокид (I, 82), и надлежало начертать пересмотренные законы по декрету Тисамена, и поставить их в Царской стое.


Главная страница |
© 2001 г. Е.В. Никитюк
© 2001 г. Центр антиковедения СПбГУ
© 2001 г. Изд-во СПбГУ