Конференции Центра антиковедения СПбГУ


Публикации Центра антиковедения СПбГУ

Главная страница | Конференции |


А.К. НЕФЁДКИН
Изучение древнегреческой конницы в историографии нового времени

Жебелевские чтения-3. Тезисы докладов научной конференции 29–31 октября 2001 года. СПб., 2001, c. 221-226

ПРЕДЫДУЩЕЕ

СЛЕДУЮЩЕЕ


В данном обзоре я остановлюсь лишь на исследованиях монографического характера, которые существенно продвинули наше понимание различных аспектов, связанных с конницей древних греков. Кроме монографий существует еще целый ряд статей и глав в различных книгах, которые рассматривают отдельные сюжеты, касающиеся нашей темы.

Первая сводная работа по теме, выполненная на уровне современных научных требований, принадлежит французскому исследователю Ф. Мартену, собравшему и обобщившему сведения нарративных античных источников об афинских всадниках, включая эпоху эллинизма (Martin A. Les cavaliers atheniens. Paris, 1886). Обращение именно к истории Аттики было вызвано тем, что по данному вопросу имеется большее количество данных (хотя и фрагментарны), чем по другим областям Греции.

На рубеже XIX-XX вв. лидерство в мировом антиковедении окончательно перешло от французской школы к немецкой. Одной из тем, активно разрабатываемой германскими учеными, было военное дело. В русле оживления интереса к вопросам военного дела и следует рассматривать появление в 1904 г. работы немецкого археолога В. Гельбига, который, впрочем, сначала оставался в стороне от чисто военных споров (Helbig W. Les hippeis athйniens // Memoires de l'Institut National de France. T. 37. 1904. P. 157-264). Изучив большое количество архаической аттической вазовой живописи и сопоставив ее со свидетельствами античных источников, В. Гельбиг пришел к выводу о том, что архаическая греческая конница в VII-V вв. до н. э., за исключением фессалийской и македонской, представляла собой ездящих гоплитов, т. е. воины использовали лошадь лишь как средство транспорта к полю и с поля боя, оставляя животное на время своему конному оруженосцу. На появление данной гипотезы повлияла тактика гомеровских героев, которые спешивались для боя, позднее эта практика перешла и к верховым воинам, на что указывал уже О. Росбах (Rossbach O. Zum altesten Kriegswesen // Philologus. N. F. 5. Bd. 51. 1892. Hf. 1. S. 10). Хотя работа В. Гельбига подвергалась критике различными исследователями, в настоящее время ее следует признать классической и даже, в целом, актуальной.

Две мировые войны и чистки, произведенные фашистами, значительно ослабили германскую историографию, отодвинув ее на второй план. Во второй половине XX в. лидирующее место заняла англо-американская историография. В 1961 г. появляется работа калифорнийского антиковеда Дж. Андерсона о греческом всадническом искусстве (Anderson J. K. Ancient Greek Horsemanship. Berkeley; Los Angeles, 1961). В книге, на основе трактатов Ксенофонта, рассматриваются не только породы коней, конструкция узды, методы управления, но и исследуется развитие конницы в архаический и классический периоды, с привлечением письменных и археологических источников.

В 1964 г. в Принстоне была написана работа А. Альфёльди, первая часть которой посвящена анализу древнегреческой конницы (Alfoldi A. Herrschaft der Reiterei in Griechenland und Rom nach dem Sturz der Konige // Gestalt und Geschichte. Bern, 1967. S. 13-33). Автор выступает с критикой теории верховых гоплитов и доказывает, что они в реальности не существовали. Хотя многие положения работы А. Альфёльди нельзя поддержать, но глубина анализа и альтернативный взгляд на изображения приводят нас к лучшему пониманию процесса развития древнегреческой конницы, тем более, что автор совершенно справедливо признает наличие у конницы греков "большого разнообразия местных типов и ступеней развития" (Ibid. S. 17).

Вместе с тем и в германской историографии в послевоенный период также появляются работы по нашей теме. Так, в 1968 г. в рамках серии "Archaeologia Homerica" была опубликована монография немецкого исследователя Й. Виснера, посвященная развитию колесничества и всадничества в микенской и гомеровской Греции (Wiesner J. Fahren und Reiten (Archaeologia Homerica. Bd. I. Kap. F). Gottingen, 1968). В работе проводится комплексный анализ свидетельств линейного письма Б, греческой эпики и археологии и рассматриваются сохранившиеся данные о езде верхом и о всадниках в микенское, гомеровское и архаическое время. В книге был собран практически весь материал по теме, известный к тому времени.

Защитником и продолжателем гипотезы В. Гельбига в 1973 г. выступил кейптаунский исследователь П. Гринхол (Greenhalgh P. A. L. Early Greek Warfare: Horsemen and Chariots in the Homeric and Archaic Ages. Cambridge, 1973). Он разобрал типы всадников, которые встречаются на архаической коринфской и аттической вазописи и поддержал идею своего немецкого предшественника о верховых гоплитах, посчитав даже, что Гомер в целях архаизации повествования перенес практику конных апобатов на более древних колесничих. Вместе с тем автор не отрицал и существования c VI в. до н. э. настоящей конницы, которая сражалась, неспешиваясь.

В последнее время интерес к данной теме опять обострился. Это связано, в первую очередь, с общей тенденцией усиления интереса в западной историографии к военному делу древности. Американский антиковед Г. Бью посвятил свою монографию исследованию истории и социального статуса афинских всадников (Bugh G. R. The Horsemen of Athens. Princeton, 1988). В работе автор рассматривает развитие всадников в Афинах и на основании письменных и археологических свидетельств доказывает, что уже в архаику здесь существовали настоящие всадники.

В 1993 г. появилась фундаментальная монография австралийского исследователя Спенса, выполненная им на базе своей диссертации, также посвященная лучше известной афинской коннице в V-IV вв. до н. э. (Spence I. G. The Cavalry of Classical Greece: A Social and Military History with Particular Reference to Athens. Oxford, 1993). Автора интересуют две сферы: военная и социальная, тактика и набор. Он определяет компоненты, на которых базировалась сила греческой конницы: мобильность, наступательное оружие и защитное снаряжение, руководство, обученность, численность и мотивация (Ibid. P. 35). Причем конница, по его мнению, играла второстепенную роль на поле боя не вследствие своих низких боевых качеств, но из-за господства у греков гоплитского этоса (Ibid. P. 170-172). При работе автор использовал метод исследования, разработанный английским полемологом Дж. Кигеном, основанный на широком сопоставлении схожих явлений военного дела древности и Нового времени, что позволяет лучше понять способ сражения древних.

В 1994 г. выходит в свет книга вашингтонского исследователя Л. Уорли, видевшего свою задачу в изучении роли конницы на полях сражений древний Греции, начиная от микенского периода и заканчивая восточным походом Александра Македонского (Worley L. J. Hippeis: The Cavalry of Ancient Greece. Boulder; San Francisco; Oxford, 1994). В данной работе, которая велась тем же методом Дж. Кигена, автор делит развитие конницы на три основных этапа согласно способу использования наездниками коня: 1) конь - средство транспорта (микенский и гомеровский периоды); 2) конь - площадка для воина (V в. до н. э.); 3) эпоха кавалерии, атакующей пехоту и конницу врага (IV в. до н. э.). Если сопоставить данную работу с предыдущей, то следует признать ее меньшую фундированность.

Мы видим, что конница периода эллинизма не анализировалась в отдельной специальной работе. Это, на наш взгляд, связано с несколькими обстоятельствами. Во-первых, это - разнообразие источников, значительная часть из которых нелитературная (эпиграфика, нумизматика, иконография, папирология). Во-вторых, разбросанность материала по территории различных древних государств. В-третьих, сложность с определением стержня, вокруг которого может базироваться данное исследование. В-четвертых, информация о коннице данного периода не была еще собрана в отдельное издание, что облегчило бы дальнейшее исследование. Поэтому различные сюжеты, связанные с конницей, рассмотрены либо в книгах, посвященных отдельным армиям, либо военному делу периода в целом. Естественно, о коннице идет речь в книгах об армиях эпохи эллинизма англичанина В. В. Тарна и в монографии француза М. Лонея (Tarn W. W. Hellenistic Military and Naval Development. Cambridge, 1930; Launey M. Recherches sur les armees hellenistiques. T. I-II. Paris, 1949-1950). Израильский исследователь Б. Бах-Кохва рассматривает конницу как часть Селевкидской армии, а англо-польский антиковед Н. Секунда - как часть войск Селевкидов и Птолемеев (Bar-Kochva B. The Seleucid Army: Organisation and Tactics in the Great Campaigns. Cambridge, 1976; Sekunda N. V. Seleucid and Ptolemaic Reformed Armies 168-145 B. C. Vol. I-II. Dewsbury, 1994-1995). В контексте развития тяжеловооруженной конницы древности рассматривает развитие катафрактов в период эллинизма польский археолог М. Мельчарек (Mielczarek M. Cataphracti and Clibanarii: Studies on the Heavy Armored Cavalry of the Ancient World. 1993). Из всего блока работ, связанных с конницей данной эпохи, хочется выделить книгу английского исследователя Д. Хеда (Head D. Armies of the Macedonian and Punic Wars 359 B C to 146 B. C. Goring-by-Sea, 1982). Хотя работа и написана в обычном для западной историографии научно-популярном жанре, без ссылок, но качество исследования весьма высоко. Здесь по регионам собраны сведения об армиях различных эллинистических государств второй половины IV - середины II вв. до н. э., среди которых информация о коннице занимает не последнее место.

Таким образом, прекрасно видно, что на современном этапе исследование конницы ведется с двух точек зрения: с социальной (набор, социальный состав и организация) и военно-исторической (история развития, вооружение, тактика). При этом используются все виды источников, в первую очередь, литературные, археологические, эпиграфические, нумизматические, что позволяет посмотреть на тему с разных сторон. Наряду с традиционным методом анализа источников военные историки в последнее время все чаще прибегают к реальному сравнительно-историческому методу, к сопоставлению сходных явлений военного дела древности и времен более близких и лучше известных нам. Надо признать достаточно хорошо разработанными сюжеты, касающиеся всадников микенского, гомеровского, архаического и классического периода, тогда как периоду эллинизма не посвящено ни одной монографии, а есть лишь исследования отдельных родов конных войск или информация по коннице отдельных стран.


Главная страница |
© 2001 г. А.К. Нефёдкин
© 2001 г. Центр антиковедения СПбГУ
© 2001 г. Изд-во СПбГУ