Конференции Центра антиковедения СПбГУ


Публикации Центра антиковедения СПбГУ

Главная страница | Конференции |


М.П. МИЛЮТИН
Проблема интерпретации Большой Ретры в современной историографии

Жебелевские чтения-3. Тезисы докладов научной конференции 29–31 октября 2001 года. СПб., 2001, с. 10-14

ПРЕДЫДУЩЕЕ

СЛЕДУЮЩЕЕ


Несколько строк из жизнеописания Ликурга (Plut. Lyc., 6, 2), известные под названием "Большой Ретры", неоднократно привлекали к себе внимание антиковедов. Запутанное развитие и итоги историографической дискуссии по проблеме ее интерпретации не могут не вызвать чувства растерянности у каждого, кто обращается к Ретре как историческому источнику. В конце XIX в. ряд исследователей (У. Виламовиц, Э. Мейер, Г. Бузольт) пришел к выводу о фиктивном характере Ретры: будучи частью политической пропаганды Спарты, она была воспринята греческими мыслителями IV в., заполнив пробел в знании древних о происхождении спартанской эвномии, интерес к которой в то время был очень высок. Любопытно, что К. Ю. Белох считал неосновательными сомнения в подлинности традиции о тексте Ретры, последовательными звеньями которой являются: поэтический пересказ Ретры Тиртеем (fr. 4, 1-6 West = Plut. Lyc., 6, 10); "Лакедемонская полития" Аристотеля, из которой Плутарх заимствовал оригинальный текст с комментариями; вариант фрагмента "Эвномии" Тиртея у Диодора Сицилийского (VII, fr. 12, 6); пересказ Ретры у Элия Аристида (Panath., 192). Основательность традиции привела к победе позитивного взгляда на проблему аутентичности текста Ретры. На рубеже XIX-XX вв. И. Тепффер, А. Тойнби, Т. Леншау считали Ретру очень древним документом, указывая на архаичность ее лексики и пересказ содержания Тиртеем как terminus ante quem. Впрочем, рецидивы недоверия к историчности Ретры появляются и позднее (см. работы Т. Майера и Р. Сили), поскольку сторонники ее аутентичности зачастую ограничиваются общей декларацией мнения о древности Ретры, а попытки конкретизации привели к появлению нескольких гипотез, каждая из которых вызывает серьезные возражения.

Первая из них формируется в 1920-е гг. и связана, прежде всего, с работами Г. Вейд-Джери, который рассматривает Ретру в качестве политической составляющей структурного переворота в Спарте на рубеже VII и VI вв. Проблема ее авторства мало интересует английского исследователя, считавшего всю традицию о Ликурге сказкой. Взгляды Вейд-Джери представляют собой "второе издание" гиперкритических оценок, поскольку Ретра оказывается поздней политической мистификацией, призванной заполнить легендарное прошлое Спарты. Явное противоречие античной традиции привело к тому, что датировка, предложенная Вейд-Джери, была в 1930-е гг. отвергнута такими сторонниками теории "переворота VI в", как В. Эренберг, Т. Леншау, С. Я. Лурье, которые отмечали, что Ретра отражает ранний этап формирования единой спартанской общины, связанный, с началом ее внешней экспансии. Эти замечания, однако, не имели самостоятельного значения, продолжая дискуссию с представителями гиперкритического направления. В результате, и позже гипотеза Вейд-Джери продолжала иметь многих последователей (Г. Стаббс, А. Эндрюс, Г. Рудольф, А. Тойнби), и была воспроизведена в сборнике работ этого английского исследователя.

Тем не менее, в 50-е - 60-е гг. она неуклонно теряет доминирующее положение в историографии. Основные положения новой гипотезы были сформулированы Г. Хаксли и В. Форрестом. 1) датирующие факторы: а) распространение алфавитного письма; б) широкая политическая активность дельфийского оракула; в) гоплитская реформа, получившая непосредственное отражение в Ретре. Их сочетание указывает на рубеж VIII-VII вв., то есть на кризисную ситуацию в Спарте после I Мессенской войны. 2) авторство: Дополнение (Plut. Lyc., 6, 8) изначально было составной частью Ретры. Авторы Дополнения, цари Феопомп и Полидор, были и авторами Ретры, действующими лицами "Эвномии" Тиртея. 3) попытка конкретизировать датировку Ретры, соотнося ее появление с реорганизацией Карнейского празднества в 676/5 г. Гипотезу Хаксли-Форреста приняли многие исследователи (А. Джонс, Л. Джеффри, П. Кэртлидж, О. Мюррей).

В послевоенный период оформляется и третье влиятельное историографическое направление, первоначально связанное с реабилитацией предания о Ликурге. К. Краймс и Н. Хэммонд датировали составление Ретры концом IX в., связывая ее, прежде всего, с реорганизацией герусии, "первым и самым важным" из дел Ликурга (Plut. Lyc., 5, 10), что вызвало критику за излишне прямолинейный подход к традиции и слишком раннюю датировку реформы. Со временем позиции приверженцев ранней датировки приобретают менее определенные формы. Так, В. ден Боэр и Ф. Кихле относят составление Ретры к первой половине VIII в., возрождая предположение о связи Ретры с военной экспансией Спарты в Лаконии; П. Олива и В. Паркер считают, что историческое существование Ликурга, а, тем более, его авторство для Ретры, не может быть доказано; в изложении Л. Г. Печатновой акцент вообще смещается на удар по родовой аристократии, который нанесла Ретра, установив верховную власть народного собрания.

Противоречий по частным вопросам достаточно много даже в рамках одной гипотезы (инициатора издания Ретры видят в Ликурге, некоем анонимном законодателе, действующем от его имени или даже группе государственных мужей, царях и т. д., а первоначальную форму Ретры - в изречении оракула, договоре между субъектами спартанского социума [например, спартанскими комами, царями и аристократией, аристократией и народом и т. д.], или законодательном постановлении апеллы). Чрезвычайно широк спектр предположений уже по проблеме датировки: на хронологическом отрезке от конца IX до начала VI в., пожалуй, не найдется такой даты, которая не называлась бы в качестве времени составления Ретры. Между тем, на протяжении этих 250-ти лет Спарта прошла огромный путь от изолированной дорийской общины в предгорьях Тайгета до крупнейшего в греческом мире территориального государства. В результате, все большее значение приобретает скептическое направление. Однако можно ли считать плодотворным игнорирование Ретры при исследовании ранней истории Спарты (Ю. В. Андреев), или рассуждения о значении ее установлений без конкретизации их датировки и авторства (Э. Леви, Ф. Руже, В. П. Яйленко и др.)? На наш взгляд, развитие историографической дискуссии показывает кризис традиционного подхода к исследованию Ретры в контексте проблемы ликургова законодательства, при котором в ее установлениях видят законодательную реформу на одном из переломных этапов истории архаической Спарты: уравнительные демократические преобразования после II Мессенской войны (Вейд-Джери), гоплитскую реформу после I Мессенской войны (Хаксли-Форрест), синойкизм Спарты в ходе завоевания Лаконии (Хэммонд-Кихле). Главная альтернатива - вынесение Ретры за рамки ликурговых преобразований, возможность которого, без ущерба для признания аутентичности ее текста, признавали многие антиковеды (К. О. Мюллер, Г. Гильберт, Т. Леншау, В. Эренберг, С. Я. Лурье, Ю. В. Андреев), пока не была детально разработана в современной историографии.
 


Главная страница |
© 2001 г. М.П. Милютин
© 2001 г. Центр антиковедения СПбГУ
© 2001 г. Изд-во СПбГУ