Конференции Центра антиковедения СПбГУ


Публикации Центра антиковедения СПбГУ

Главная страница | Конференции |


А.П. КУЛАКОВА
О времени основания Синопы

Жебелевские чтения-3. Тезисы докладов научной конференции 29–31 октября 2001 года. СПб., 2001, c. 201-204

ПРЕДЫДУЩЕЕ

СЛЕДУЮЩЕЕ


Проблема датировки основания Синопы является ключевой при определении позиции по целому ряду принципиальных вопросов: о времени проникновения греков в Черное море, о начале ионийской колонизации, о приемлемости ранних датировок античной традиции для припонтийских колоний.

Наиболее ранний керамический материал, полученный при планомерных раскопках, проводившиеся на территории некрополя и собственно городища Синопы в течение трех сезонов (1951-1953), датируется концом VII - началом VI в., однако это отдельные находки, поскольку неповрежденные архаические слои открыты не были.

Поскольку для определения даты основания Синопы материалы этих маломасштабных исследований явно недостаточны, основная задача при решении этого вопроса сводится к оценке достоверности информации, передаваемой нашими основными авторами - Евсевием и Псевдо-Скимном, - и рассмотрению данных, способных эту информацию опровергнуть.

В перипле Псевдо-Скимна о начальном периоде истории Синопы говорится о троекратном заселении Синопы греками. Повествование о легендарных первопоселенцах - Автолике, почитавшемся в Синопе основателем города, с товарищами, - говорит только о том, что, как и многие другие поселения Пропонтиды и Причерноморья, мимо которых пролегал маршрут аргонавтов, Синопа фигурировала в общегреческих мифологических построениях и постаралась "обзавестись" древним славным основателем.

Гораздо большие трудности вызывает вопрос о повторном заселении Синопы милетянином Габроном (это поселение в науке принято называть "Синопа-I"). Согласно Псевдо-Скимну, Габрон был убит киммерийцами, что, по всей видимости, также должно было означать и конец весьма недолгого существования Синопы-I, после чего эта местность была занята киммерийцами. "Хроника" Евсевия называет только одну дату основания Синопы, связанную уже с более удачной попыткой милетских изгнанников: второй год 37 Олимпиады, согласно Иерониму (96 b Helm), или третий, по армянской версии (Vers. Arm., s. 185 Karst), то есть 632/631 или 631/630 г. соответственно.

Итак, Синопа-II была основана в 632/630 г. (или, трактуя эту дату более широко, - в последней четверти VII в.), но при этом в армянском тексте "Хроники" для Трапезунта дается дата 757/756 г. (Vers. Arm., s. 182 Karst). Практически все исследователи видят здесь возможность связать информацию Евсевия с данными Псевдо-Скимна о поселении Габрона. Они основываются на том, что по единодушному свидетельству источников Трапезунт был колонией Синопы, так что во избежание противоречия необходимо признать, что основание последней должно было произойти не позднее середины VIII в.

Однако, на самом деле, положение о связи Синопы-I с Трапезунтом представляет собой не что иное, как историческую аберрацию. Ксенофонт прямо указывает на то, что Трапезунт был основан жителями Синопы "на земле, отнятой у варваров" (Anab., V, 5, 10). Но в данном фрагменте передается речь послов из Синопы, современной автору "Анабасиса", то есть Синопы-II. Также и прочие авторы, называя Трапезунт колонией Синопы, имеют в виду Трапезунт, основанный Синопой-II. Таким образом, оказывается, что Трапезунт, как и Синопа, пережил два основания (условно назовем соответствующие поселения Трапезунт-I и Трапезунт-II). Единственный источник, содержащий упоминание о Трапезунте-I, - "Хроника" Евсевия, причем метрополия этого поселения Евсевием не указывается.

Конечно, единичность упоминания Трапезунта-I, чрезвычайно ранняя датировка его основания и отсутствие каких-либо дополнительных подробностей относительно его ранней истории не могут не внушать определенные подозрения. Однако, на наш взгляд, историчность Трапезунта-I следует все же признать. Датировка Евсевия, может быть, завышена, и достаточно сильно, она, может быть, даже просто ошибочна, но игнорировать ее нельзя. Вопрос о том, является ли Трапезунт старейшей понтийской апойкией, или же Трапезунт-I и Синопа-I были основаны почти одновременно двумя параллельными экспедициями, на современном уровне знаний остается открытым.

Говоря о гибели экспедиции Габрона, Псевдо-Скимн предположительно связывает ее с киммерийцами. Для такого предположения должны были иметься какие-то основания - прежде всего, приблизительное совпадение времени пребывания киммерийцев в районе Синопы и гибели Габрона. Киммерийцы могли оккупировать полуостров Инджебурун в последней четверти VIII - начале VII в.; соответственно, в эти хронологические рамки и должна вписываться экспедиция Габрона.

Что же касается Синопы-II, то сомневаться в ее историчности нет ни малейшего основания. Надо заметить, что и сам автор перипла, говоря об Автолике со спутниками, добавляет - "как рассказывают", а о Габроне - "как представляется". При этом датировки Евсевия и Псевдо-Скимна неплохо согласуются: у Псевдо-Скимна основание Синопы связывается с разорением киммерийцами Азии - здесь должно подразумеваться, конечно же, разрушение номадами Сард, которое античная традиция связывала с седьмым годом правления Ардиса (638 г.). Абсолютные даты, таким образом, получаются довольно близкие. У Евсевия, однако, основание Синопы синхронизируется с 33-м годом правления Ардиса, а не с эпохальным седьмым, но ошибочна ли абсолютная датировка или сам синхронизм - сказать нельзя.

Некоторая путаница возникает в связи с именами и происхождением самих ойкистов. Геродиан, ссылаясь на Флегонта, говорит: "Синопа, славнейший город Понта, поселение Кретина и Кооса, как говорит Флегонт" (I, 21-22 Leutz). Однако Стефан Византийский, ссылаясь на это же место у Флегонта, приводит несколько иную цитату. Также и Евстафий в комментариях к Дионисию Периегету (Comm. ad Dion. Per., V., 772) говорит: "Синопа, согласно некоторым, поселение Крития, косца". Таким образом, милетские изгнанники Коос и Кретин превращаются в уроженца острова Кос Крития. Вне всякого сомнения истинным является вариант Псевдо-Скимна, дающего наиболее развернутый рассказ, и Геродиана. Если же признать основателем Синопы жителя Коса, то придется придумывать объяснение тому, каким образом во главе милетской экспедиции оказался житель дорийского острова. Гораздо проще предположить, что в текст Стефана Византийского вкралась ошибка, которую повторил и усугубил Евстафий.

Плутарх, перечисляя имена ойкистов, выведших свои колонии согласно указаниям Дельфийского оракула, упоминает некоего Кретина (De Pyth. Oracl., XXVII = Mor., 407 f - 408 a). Хотя названия колоний Плутарх не указывает, учитывая, что Кретин - имя довольно редкое, имеются основания отождествлять этого ойкиста с нашим Кретином. В таком случае перед нами уникальное свидетельство обращения милетского ойкиста в Дельфы; игнорирование Кретином Дидимского оракула может быть объяснено тем обстоятельством, что он являлся изгнанником. К сожалению, данными о наличии в Синопе культа как Аполлона Дельфийского, так и Аполлона Дидимского, мы не располагаем, так что оценить достоверность подобного предположения довольно трудно.


Главная страница |
© 2001 г. А.П. Кулакова
© 2001 г. Центр антиковедения СПбГУ
© 2001 г. Изд-во СПбГУ