Конференции Центра антиковедения СПбГУ


Публикации Центра антиковедения СПбГУ

Главная страница | Конференции |


Л.П. КУЧЕРЕНКО
Цензорская магистратура в сословной борьбе республиканского Рима

Жебелевские чтения-3. Тезисы докладов научной конференции 29–31 октября 2001 года. СПб., 2001, c. 136-140

ПРЕДЫДУЩЕЕ

СЛЕДУЮЩЕЕ


Магистратуры республиканского Рима являлись важнейшим элементом политической системы civitas. Политический вес и значимость этих институтов власти сделали их объектом острой борьбы между патрицианским и плебейским сословиями. С другой стороны, борьба плебеев за доступ к политическим институтам оказала существенное влияние на конституирование самих сословий и прежде всего на сословие плебеев. В V в. до н. э. плебеи начинают играть заметную роль в хозяйственной и общественной жизни Рима. Из их среды выдвигаются все более настойчивые требования политических прав, в том числе и права занимать высшие должности в государстве наряду с патрициями. В период социальных обострений в Риме возникает ряд новых ординарных и экстраординарных магистратур, которые становятся объектом притязаний плебеев. Стремление плебеев получить доступ к управлению государством осуществлялось постепенно. Одним из этапов реализации политических требований плебеев стало исполнение ими цензорской должности. В системе государственных органов Римской республики цензорская коллегия занимала особое положение. Римляне относились к ней с большим пиететом. Цицерон отдавал цензорам предпочтение перед другими магистратами (О законах, III, II). Высоко оценивал значение этой должности Тит Ливий (IV, 8, 2) и Плутарх (Камилл, XIV, 1).

Широта полномочий цензоров давала им возможность принимать активное участие в политической и общественной жизни civitas и влиять на ход событий. Обязанность производить ценз, а на его основе запись в трибы и центурии, позволяла цензорам вносить изменения в социальное устройство общины и давала контроль над голосами избирателей. Цензоры управляли землями в составе ager publicus, решали дела, связанные с задолженностью, производили сдачу откупов. Но наиболее важным были такие обязанности цензоров как составление списка сената и надзор за нравственностью римских граждан. Благодаря этим функциям цензоры контролировали личную жизнь римлян и оказывали влияние на руководящий орган римского государства. К. В. Нич считает также, что на начальном этапе своего существования цензура носила ярко выраженный жреческий характер, поскольку в обязанности цензора входило исполнение люструма по окончании производства ценза.

Цензорная магистратура, учрежденная, согласно Ливию, в 443 г. до н. э. (IV, 8, 5), возникла вначале как чисто патрицианская магистратура. Т. Момзен связывает ее появление с сословной борьбой, считая, что "аристократия раздробила бывшую до сих пор неделимой высшую власть для того, чтобы отдалить время неизбежного поражения, увеличив число позиций для нападения". Уже при создании новой коллегии плебеи могли попытаться получить к ней доступ, но они не видели на тот момент перспектив вновь учрежденной магистратуры (Ливий, IV, 8, 6). К. В. Нич объясняет "уступчивость" плебеев жреческим характером цензуры, подчеркивая, что "государственные sacra оставались по-прежнему в руках одних только патрициев".

Впервые цензорская должность была исполнена представителем плебейского сословия в 351 г. до н. э. (Liv., VII, 22, 7-10). Его избрание подается Ливием как личная инициатива претендента на эту должность, и оно не было легитимным, поскольку отсутствовал закон, который предусматривал бы право плебея на одно из цензорских мест. Сомнительным кажется отмечаемое Ливием единодушие при голосовании в комициях по поводу избрания плебейского цензора, так как для этого периода характерной была бурная реакция патрициев на каждый случай домогательства плебеями государственных должностей. Я. Суолахти предполагает, что за голосованием в пользу плебея стоит поддержка ведущих патрицианских домов. По всей видимости, в лице Марция Рутила, избранного цензором, можно видеть типичного представителя новой плебейской знати. По инерции он еще продолжает пользоваться поддержкой плебеев, но у него есть связи и с патрицианским сословием. У людей такого типа нет жесткого антагонизма с патрицианской знатью. Появление политических деятелей, подобных Марцию Рутилу, является свидетельством постепенного спада напряжения между патрициями и плебеями в сословной борьбе.

В законодательном порядке право плебеев на исполнение цензорской должности было утверждено в 339 г. до н. э. одним из законов диктатора К. Публилия Филона (Liv., VIII, 12, 16; Plut. Cat., XVI). Но наступивший период патрицианской реакции не дал плебеям возможности воспользоваться им. Цензор от плебейского сословия не избирался до 332 г. до н. э. (Ливий, VIII, 17, 11). В дальнейшем в развитии цензорской магистратуры наблюдается тенденция более регулярного избрания плебеев на эту должность.

Таким образом, с достижением плебеями цензорства, магистратура перестала существовать только лишь как патрицианский институт власти, но аристократический характер этой коллегии сохранялся. В рассматриваемый период все кандидаты в цензоры принадлежали к новой знати - нобилитету, доступ к которой давался через консульство даже внезапно выдвинувшимся из плебейского сословия. И. Л. Маяк справедливо замечает, что, возможно, именно в это время патриции перестали олицетворять римское гражданство и стали восприниматься только как знать, а римское общество превращается в патрицианско-плебейскую civitas. Видимо, в это время получили официальное признание плебейские роды, часть их выделяется, и именно она занимает магистратурные должности в политической системе римской республики. Несмотря на знатное происхождение плебейских магистратов, патриции, занимавшие государственные должности, старались всячески унизить своих коллег-плебеев, обращаясь с ними очень высокомерно. Нередко случалось, что какой-нибудь цензор заявлял, что известное дело должно быть передано в его ведение, потому что, пройдя через руки плебея, оно будет осквернено. Плебейских цензоров долгое время не допускали к религиозной церемонии люструма. Ливий сообщает, что лишь в 280 г. до н. э. Гней Домниций первым из плебейских цензоров принес очистительную жертву (Per., XIII). Вместе с тем, ценз и его составляющая - люструм были своего рода "паспортизацией" каждого члена римской общины. Лишь после люструма изменения, сделанные во время переписи, обретали юридическую силу, и с этой точки зрения участие плебеев в принесении очистительной жертвы представляло большое значение.

Первые плебейские цензоры в определенной степени находились в зависимости от своих патрицианских коллег. Убедительным примером тому является исполнение цензорской должности плебеем Плавтием в 312 г. до н. э. Отрицательно оценивая lectio senatus своего коллеги, он не предпринял никаких шагов, чтобы опротестовать его действия. Источники утверждают, что Плавтий в этой цензуре играл весьма подчиненную роль. Неравноправное положение названной пары цензоров закрепилось в истории: дорога в Кампанию и акведук, которые они вместе и достаточно согласовано строили, получили имя патрицианского цензора Аппия Клавдия и до сих пор именуются via Appia и aqua Appia.

Таким образом, к концу IV в. до н. э. плебейское сословие утвердилось в праве иметь своих представителей в цензорской коллегии. Однако участие плебеев в этой высшей магистратуре не следует преувеличивать. Плебейское представительство не носило регулярного характера, кандидаты на должность выдвигались, как правило, от плебейской аристократической верхушки и по сравнению со своими патрицианскими коллегами занимали приниженное положение. Но очевиден тот факт, что допуск плебейской аристократии к цензорской магистратуре благотворно отразился на формировании государственной системы римской республики и на конституировании социальной структуры римской civitas.


Главная страница |
© 2001 г. Л.П. Кучеренко
© 2001 г. Центр антиковедения СПбГУ
© 2001 г. Изд-во СПбГУ