Конференции Центра антиковедения СПбГУ


Публикации Центра антиковедения СПбГУ

Главная страница | Конференции |


В.Р. ГУЩИН
Архидам и Перикл в "Истории" Фукидида

Жебелевские чтения-3. Тезисы докладов научной конференции 29–31 октября 2001 года. СПб., 2001, c. 64-68

ПРЕДЫДУЩЕЕ

СЛЕДУЮЩЕЕ


Рассказывая о подготовке к войне между Афинами и Спартой, Фукидид вольно или невольно сопоставляет две ключевые фигуры первого этапа войны - Архидама и Перикла. Первоначально мы видим их рассматривающими перспективы грядущей войны (речь Архидама - Thuc., I, 80-85; речь Перикла - I, 140-144). И тот, и другой, выступая перед согражданами, демонстрирует глубину мысли и прозорливость, и тот, и другой стремится развеять господствующие стереотипы.

Архидам говорит, что будущая война может стать серьезным и продолжительным военным конфликтом, который, возможно, будет передан в наследство детям (Thuc., I, 80, 2; ср.: 81, 6). Силы сторон в данное время, по его мнению, не равны: "против пелопоннесцев и ваших соседей мы располагаем равными с ними силами и можем быстро появиться на любом пункте. Но как можно с легким сердцем начинать войну против народа, который живет далеко от нас, к тому же чрезвычайно опытен в морском деле и все остальное имеет в большом избытке: частные и государственные капиталы, флот, лошадей, вооружение и столь многолюдное население, как ни в одной из эллинских областей, против народа, у которого, кроме того, множество союзников, платящих дань?" (Thuc., I, 80, 3; здесь и далее перевод Ф. Мищенко).

Архидам настойчиво повторяет, что у Спарты нет ни флота, ни денег, столь необходимых для победы над врагом, обладающим тем и другими (Thuc., I, 80, 3-4). Он заявляет, что "война ... зависит не столько от вооруженных сил, сколько от денежных средств, c помощью которых вооруженные силы только и могут принести свою пользу, особенно война континентальной державы против морской" (Thuc., I, 83, 2).

В этой войне лакедемоняне намеревались использовать опустошительные набеги на территорию Аттики, прежде всего опираясь на свое численное превосходство. Они полагали, что в результате набегов афиняне либо выполнят требования спартанцев, либо вынуждены будут вступить в открытое сражение. Спартанцы считали, напишет позднее Фукидид, что, разоряя страну, они за несколько лет сокрушат могущество афинян (Thuc., V, 14, 3). Тогда многие в Греции полагали, что при вторжении пелопоннесцев, афиняне в лучшем случае продержатся два-три года (Thuc., VII, 28, 3). На памяти у всех были события 446 г. до н. э., когда спартанский царь Плистоанакс вторгся в Аттику, что в сущности и заставило Афины капитулировать.

Иного мнения придерживался Архидам: "Быть может, кто-нибудь полагается на то, что мы превосходим афинян хорошо вооруженными силами, - говорит он, - и потому можем часто делать набеги на их землю и опустошать ее. Но во власти афинян много другой земли, все же нужные запасы они могут доставлять себе морем" (Thuc., I, 81, 1). Во время набегов, считает Архидам, следует как можно дольше удерживаться от разорения полей - с тем, чтобы "не доводить врагов до отчаяния и тем не вселять в них более упорное сопротивление" (Thuc., I, 82, 4). Но и опустошение земли вряд ли может быть эффективным, поскольку "до такой степени правдоподобно, что афиняне при их гордости, не пожелают быть в зависимости у своих полей и что они не испугаются войны подобно людям неопытным" (Thuc., I, 80, 2; 81, 6).

А теперь обратимся к ситуации в Афинах. Перикл в своей речи на народном собрании, где обсуждались выдвинутые лакедемонянами требования о предоставлении эллинам автономии (Thuc., I, 139, 3), излагает свое видение перспектив будущей войны (I, 140-144). "Перикл, - скажет позднее Фукидид, - утверждал, что афиняне выйдут из войны победителями, если будут держаться спокойно, заботиться о флоте, не стремиться в войне к расширению своего владычества, не подвергать город опасности" (Thuc., II, 65, 7; ср.: I, 144, 1). Историк был уверен, что предложенная Периклом стратегия могла принести афинян победу, если бы не ошибки самих афинян. "Афиняне, однако, - продолжим его мысль, - во всем этом поступили как раз наоборот" (Thuc., II, 65, 7).

В упомянутой Перикл рекомендует афинянам полагаться на свое преимущество на море и предлагает им укрыться за стенами Афин, избегая битвы с пелопоннесцами. "Следует и теперь мысленно ставить себя возможно ближе к такому положению, - говорит он, - покинуть свои поля и жилища, оберегать море и город и, хотя бы это способно было вселить раздражение, не давать все-таки битвы пелопоннесцам, превосходящим нас численностью. Ведь даже в случае победы мы снова будем иметь дело с неприятелем не менее многочисленным, а при поражении мы потеряем сверх того и союзников, которые составляют нашу силу: они не останутся спокойными, раз мы не будем в состоянии идти на них войною... Если бы я рассчитывал убедить вас, то посоветовал бы вам самим опустошить вашу землю и покинуть ее и тем показать пелопоннесцам, что из-за этого вы не покоритесь им" (Thuc., I, 143, 5). В этом вкратце выражена суть предложений Перикла. Правда, в отличие от Архидама он не считает, что война будет длительной.

Итак, перед нами два эпизода (и две речи), которые, по-видимому, задуманы Фукидидом как параллели. И Архидам, и Перикл предлагают нечто новое, не свойственное характеру обоих народов. Правда, результативность выступлений оказывается иной. Что касается Архидама, то эфор Сфенелаид сумел склонить большинство присутствовавших на свою сторону (Thuc., I, 86). Состоявшееся сразу после обмена речами голосование показало, что в большинстве были те, кто высказывались за войну (Thuc., I, 87, 3). А вот решение Перикла принимается, хотя и не сразу. Последнее позволяет некоторым исследователям заявить о единодушной поддержке афинянами Перикла.

С какой целью Фукидид сопоставляет эти эпизоды? Р. Люджинбилл полагает, что историк сравнивает два типа политических лидеров, демонстрирующих один из важнейших навыков лидера - искусство убеждения. Если это так, то на первый взгляд Перикл в данном компоненте явно превосходит Архидама. Действительно, судя по результатам голосования, его предложение не проходит. Однако до начала военных действий еще далеко. Несмотря на принятое решение, лакедемоняне решают вопросить Дельфийский оракул относительно перспектив войны (Thuc., I, 118, 3). После этого они еще раз собирают союзников, желая вновь поставить на голосование вопрос об объявлении войны (Thuc., I, 119). Хотя и тогда большинство из присутствовавших высказалось за войну, лакедемоняне опять-таки не спешат с ее началом. "В необходимых приготовлениях до вторжения в Аттику и открытого начала военных действий, - сообщает Фукидид, - прошло около года" (Thuc., I, 125, 2). За всем этим, возможно, скрывалось стремление Архидама и его сторонников разрешить кризисную ситуацию мирным путем (Plut. Per., 29).

А что же Перикл? Действительно ли ему удалось убедить афинян принять его стратегию? Афиняне, согласившись с многим из того, что было сказано Периклом, не торопились покидать насиженные места. Если данное обсуждение должно было иметь своим результатом голосование, то нежелание перебираться в город, по-видимому, означало, что большинство проголосовало против предложения Перикла, а может и против предложенного им плана ведения войны.

И все же позднее эвакуация состоится. Узнав о том, что пелопоннесцы, возглавляемые Архидамом, собираются на Истме для вторжения в Аттику, афиняне, по словам Фукидида, вновь "выслушали Перикла и приняли его предложение" (Thuc., II, 14). Это, по-видимому, означает, что в результате проведенного голосования принимается решение об эвакуации жителей Аттики. Пока только решение, поскольку создается впечатление, что афиняне тянули до последнего. Они стали перебираться в город лишь тогда, когда Архидам уже осаждал Эною. А сама эвакуация выглядела скорее как поспешное бегство от врага.

Итак, очевидно, что между принятием решения и эвакуацией прошло немало времени. Поэтому упомянутое решение могло быть принято не только в результате убеждения Перикла, но было естественным следствием вторжения противника на территорию Аттики. Так было и прежде - например, в период нашествия персов, когда эвакуировавшееся из Аттики население частью было посажено на военные корабли, частью отправлено в Трезену и другие безопасные места.

На наш взгляд, анализируемые эпизоды имеют еще один аспект. Общеизвестно отношение Фукидида к Периклу. Эта тема неоднократно обсуждалась в литературе. Сказанное ораторами призвано подчеркнуть превосходство Афин, с одной стороны, и преимущества стратегии Перикла - с другой. Именно об этом говорит Архидам, подчеркивающий превосходство афинян на море, об этом же говорит и Перикл. Такова, наконец, и мысль самого Фукидида, выраженная в Археологии. Итак, Архидам в данном случае является частью увертюры, за которой следует основная тема - тема Перикла.


Главная страница |
© 2001 г. В.Р. Гущин
© 2001 г. Центр антиковедения СПбГУ
© 2001 г. Изд-во СПбГУ