Конференции Центра антиковедения СПбГУ


Публикации Центра антиковедения СПбГУ

Главная страница | Конференции |


Н.Н. БОЛГОВ
Отечественная историография о проблеме континуитета истории позднего Боспора

Жебелевские чтения-3. Тезисы докладов научной конференции 29–31 октября 2001 года. СПб., 2001, c. 216-220

ПРЕДЫДУЩЕЕ

СЛЕДУЮЩЕЕ


Научные исследования по истории позднего Боспора появились достаточно поздно по причине отсутствия полных и надежных источников. По определению характера позднего периода истории Боспора (конец III - начало VI вв.) в отечественной науке существовало два основных мнения: это идея континуитета, т. е. продолжения существования и преемственности форм материальной и духовной культуры, а отчасти и государства, и идея дисконтинуитета, исходившая из признания факта уничтожения Боспора как отдельного самостоятельного государства и очага античной цивилизации в результате гуннского нашествия в конце IV в.

Подготовительным этапом, необходимым для накопления материала и первых исторических выводов, стали раскопки и публикация археологического материала в конце XIX - начале ХХ вв. Первая попытка общеисторической интерпретации финала боспорской истории принадлежит перу Ю. А. Кулаковского. Автор высказал мнение о том, что гунны быстро и беспрепятственно прошли через Боспорский пролив на запад в конце IV в., а в Таврике утвердились лишь после смерти Аттилы и распада его державы. Гунны, как и другие варвары, не вселялись в Пантикапей и другие города и поэтому "не вызвали каких-либо изменений в культурном облике его обитателей". "Центры древней культуры на обоих берегах пролива, Фанагория и Боспор, уцелели в эту грозную годину и сохранили за своими стенами свое население". Таким образом, Кулаковский впервые в отечественной науке выдвинул идею континуитета материальной и духовной культуры (но не государственности) позднего Боспора. Политический статус последнего определяется им так: "Боспор в течение V в. стоял, по-видимому, вне зависимости от империи. Но за своими стенами он хранил старое население, сохранившее свой греческий язык, свою церковную связь с Византией, свои обычаи и традиции".

Византинисту I-ой половины ХХ в. А. А. Васильеву принадлежит обоснование идеи о том, что основная часть гуннского нашествия в конце IV в. миновала Боспор. Другая же, "несравненно меньшая", перешла через Боспорский пролив и, оттеснив в горы готов, прошла в южнорусские степи, где и соединилась с основной ордой. С начала VI в., как считает историк, Боспор попадает в руки гуннов, что вызывает реакцию Византии (на основе Proc. Caes. B. P., II, 3). Итак, исследователь считал, что история Боспора IV-VI вв. определялась прежде всего не внутренними, а внешними силами. В целом, Васильев фактически отказывает Боспору IV-VI вв. в самостоятельном, независимом существовании.

Для периода 30-х - 70-х гг. характерна концентрация внимания на отдельных частных проблемах истории Боспора. Развернутого исторического обоснования той или иной концепции на новом уровне сделано не было. Однако, официальная советская концепция исходила из факта гуннского разгрома Боспора как основного очага античной цивилизации в Северном Причерноморье в конце IV в. Принять данное событие за конец эпохи рабовладельческого в регионе было очень удобно. Дело даже дошло до признания "прогрессивности" гуннского разгрома. Уцелевшие малые города Боспора и Херсонес считались лишь жалкими остатками прежней эпохи и периферией Византии. Все исследователи волей-неволей должны были догматично привязываться к данной концепции. Так, В. Ф. Гайдукевич самостоятельный позднеантичный период для Боспора не выделяет. Гуннское нашествие, в соответствии с официальной концепцией, считается концом истории античного Боспора.

Крупнейший исследователь Боспора и античного мира в целом В. Д. Блаватский последовательно показывает процесс постепенного угасания Боспора. Факт гуннского разрушения им не отрицается, но вместе с тем утверждается, что "после гуннов город не прекратил существования". На вхождении в Боспора в состав Византии "завершается более чем тысячелетняя история Боспорского государства". Таким образом, В. Д. Блаватский взвешенно и сдержанно признавал, с одной стороны, факт гуннского разгрома, а с другой стороны - продолжение жизни государства. Время после гуннов он именует раннесредневековым, но считает его продолжением позднеантичного.

Н. И. Сокольский - один из самых убежденных приверженцев идеи гуннского разгрома Боспора, на что в значительной мере повлияли его раскопки в Кепах.

Подходы Д. Б. Шелова отличаются от мнений некоторых других специалистов тем, что он не дает однозначных общих выводов, а целиком опирается на факты материальной культуры. Для него не важно, как назвать период IV-V вв. для Танаиса; термин "раннесредневековый", однако, он не употребляет, предпочитая говорить о сильно варваризованном античном образе жизни.

А. Л. Якобсон отмечает, что в указанное время "Боспор... начал оживать и возрождаться... Это оживление было проявлением именно внутренних процессов в жизни края и определялось не Византией". Сам же столичный город "хирел и сокращался в размерах". Период V-VIII вв. Якобсон называет раннесредневековым. "Раннее средневековье" для автора - понятие хронологическое, а "античный" - понятие типологическое. Якобсон показывает, что принципиальной разницы между поздней античностью и ранним средневековьем нет. Видимо, условной гранью для автора служит рубеж IV-V вв. С именем А. Л. Якобсона обычно связывают окончательное оформление концепции гибели античного Боспора в результате гуннского нашествия.

В 80-е гг. ХХ в. появляются первые работы, обозначившие сдвиг в историографии позднего Боспора. Постепенно возрождается идея о континуитете истории Боспора на протяжении IV-VI вв. Ее смысл заключается, с одной стороны, в продолжении раскопок, где открылись более полно сохранившиеся позднеантичные слои; с другой стороны, началась передатировка слоев боспорских городов и поселений, ранее более жестко привязывавшихся к гуннскому нашествию конца IV в., и передатировка отдельных категорий материальной культуры (амфор, краснолаковой посуды и др.), исходя из широких мировых аналогий.

На сегодняшний день выводы Сазанова наиболее полно представлены в его докторской диссертации (1999). Исторический очерк, однако, не учитывает всех опубликованных материалов, местами вторичен и потому не может претендовать на исчерпывающую полноту, так как выводы построены автором на основании прежде всего его (небесспорных) разработок по керамике (ср. критику со стороны К. Домжальского и Д. В. Журавлева). В последних работах Сазанов счел проблему континуитета на Боспоре уже неактуальной и даже надуманной, отсылая читателей к литературе по византийскому континуитету.

Сегодня очевидно, что в историографии конца XIX-XX вв. далеко не все так строго и механически сводилось к противопоставлению "континуитет-дисконтинуитет". Все ученые так или иначе отмечали факт продолжения жизни на Боспоре после гуннов. А вот выяснение конкретных обстоятельств этого процесса в дальнейшем зависело от схемы. До нынешнего дня нет и точности в употреблении терминов: используются и "позднеантичный", и "ранневизантийский". Действительно, эти термины хронологически одновременны, но обозначают различные по типологической принадлежности и направленности явления и процессы. В дальнейшем исследователям следовало бы быть более точным в дефинициях. Сторонниками континуитета сегодня являются такие исследователи, как А. А. Масленников и В. М. Зубарь.

Попытка современного общеисторического осмысления жизни Боспора конца III-VI вв. как позднеантичной была сделана нами в 1996 г. Было подвергнуто критике стремление Ю. Г. Виноградова в духе этатизма доказать наличие сильного государства на Боспоре в V в., были обобщены многочисленные свидетельства континуитета материальной и духовной культуры.

Сегодня необходима разработка проблемы континуитета по трем направлениям - в области материальной культуры, в области социально-политической и в области культурно-идеологической. Только такое комплексное исследование поможет раскрыть проблему с необходимой полнотой. Представляется, что Боспор являет нам особый, периферийно-византийский вариант континуитета, ждущий своего всестороннего исследования.


Главная страница |
© 2001 г. Н.Н. Болгов
© 2001 г. Центр антиковедения СПбГУ
© 2001 г. Изд-во СПбГУ