Конференции Центра антиковедения СПбГУ


Публикации Центра антиковедения СПбГУ

Главная страница | Конференции |


М.В. БЕЛКИН
Историческая традиция о численности и этапах формирования сената в древнем Риме

Жебелевские чтения-3. Тезисы докладов научной конференции 29–31 октября 2001 года. СПб., 2001, c. 131-136

ПРЕДЫДУЩЕЕ

СЛЕДУЮЩЕЕ


Римский сенат с первых лет республики был олицетворением римского государства для иностранцев и гарантом внутренней стабильности для собственных граждан. На протяжении V - III вв. до н. э. государственной строй Рима - система магистратур и народных собраний - подвергся кардинальным изменениям, но сенат это затронуло в наименьшей степени. Конечно, происходила эволюция внутреннего состава сената, замена родовой аристократии на служилую, патрициата на нобилитет, однако важнейшим фактором стабильности служило постоянство количественного состава. Достигнув, по представлению римлян, цифры 300 еще в царскую эпоху (в VI в. до н. э.), сенат сохранял эту численность до I в. до н. э.

I в. до н. э., период гражданских войн, вновь на повестку дня поставил вопрос об изменении государственного строя республики. То же обстоятельство, что на этот раз изменения непосредственно затронули сенат и, прежде всего, его численность, т. е. важнейший фактор стабильности республики, может быть еще одним доказательством, с одной стороны, фундаментальности преобразований, с другой - обреченности республики. За 50 с небольшим лет сенат по меньшей мере трижды кардинально менял свой численный состав!

Первым, кто осуществил реформу сената, был Луций Корнелий Сулла. Начало было положено в 88 г. до н. э. после государственного переворота. Сулла отчетливо осознавал, что его вооруженный захват Рима, безусловно, вызвал недовольство и возмущение подобными действиями у большинства сенаторов. Однако поддержка сената была крайне необходима Сулле, уже тогда представившему контуры будущих реформ, поэтому он решил увеличить количество своих сторонников в нем за счет введения большого числа новых людей. Предполагалось, что ряды сената пополнят сразу 300 человек (App. B. C., I, 59). Но события развивались столь стремительно, что вынудили Суллу быстро покинуть Рим. Поэтому есть все основания предполагать, что заявленная программа преобразований, в том числе и в отношении сената, осталась нереализованной. Таким образом, мы полагаем, что увеличение численности сената было не принципиальной идеей Суллы, а тактическим ходом для решения конкретной политической ситуации, возникшей в 88 г. до н. э.

К реализации широкомасштабной программы реформ Сулла смог вернуться только на рубеже 82-81 гг. до н. э. Сенат к концу 82 г. до н. э. представлял из себя жалкое зрелище - в горниле гражданской войны и проскрипций погибли 2/3 сенаторов (App. B.C., I, 88-89; 93-95; 103; Liv. Ep., 86; 88-89). Сулла пополняет ряды сената большим количеством новых людей (приблизительно 300 (App. B. C., I, 100). Сулла не создал никакого точного числа членов сената (например, 600), "революционность" преобразований Суллы заключалась в другом - во-первых в том, что вводя большое количество своих сторонников в сенат, он не ограничивал себя традиционными рамками в 300 сенаторов, а словно снял навсегда орел святости с этой цифры, легко и смело значительно превысил ее в своих интересах; во-вторых, Сулла создал совершенно новый механизм комплектования сената, который не только должен был надежно обеспечить восполнение естественной убыли среди сенаторов, но и предопределил возможный рост численности сената (за счет ежегодного пополнения 20 квесторами (Tac. Ann., XI, 22). Таким образом, в результате сулланских нововведений впервые в истории сената наступил период, когда его численность постоянно варьировалась и невозможно говорить ни о каком стабильном количестве сенаторов - ни о 300, ни о 600. Такая ситуация сохранялась в течение приблизительно 60 лет, до lectio senatus 18 г. до н. э.

Резкое увеличение количества сенаторов, отчетливо зафиксированное традицией, связано с реформами Гая Юлия Цезаря во время его диктатуры 48-44 гг. до н. э. Однако в общих чертах можно проследить колебания численности сената и между двумя диктатурами - в 70-50-е гг. до н. э.

70-е годы были относительно спокойными для римской республики, без серьезных внутренних потрясений. Очевидно, что не было никакой массовой гибели сенаторов. Поэтому, даже учитывая естественную убыль среди членов сената, надо полагать, что к концу десятилетия в его состав входило 400-450 человек. Но в 70 г. до н. э. была восстановлена цензура, и одним из первых действий избранных цензоров стал пересмотр списка сената. Согласно сообщению Ливия, "цензоры Гней Лентул и Муций Геллий сурово производят чистку сената, исключив 64 человека" (Liv. Ep., 98). Эта суровая мера, по-видимому, коснулась как сенаторов, введенных в курию Суллой, так и экс-квесторов, ставших членами сената между 81 и 70 гг. до н. э. Причиной подобных действий может быть только одно - несоответствие этих людей высокому статусу сенатора (Cic. P. Cluent., 45, 127; 47, 130-132; Sall. Cat., 23).

Следующей заметной вехой в жизни сената явилась цензура 61 г. до н. э. По словам Диона Кассия, "в тот год цензоры внесли в список сената всех, кто исполнял магистратуру, даже сверх числа" (Dio., XXXVII, 46, 4). Сопоставляя это свидетельство с данными Цицерона о присутствии на заседании в 61 г. до н. э. 415 сенаторов (Cic. Att., I, 14, 5), а в 57 г. до н. э. - 417 (Cic. Post red. in sen., X, 25-26), можно предположить, что на рубеже 60-50-х гг. до н. э. численность сената колебалась в пределах 500 человек. 50-й год оказался последним годом внутреннего мира для римской республики и относительно спокойной жизни для сената, с 49 г. до н. э. началась длинная череда гражданских войн, не прекращавшихся по сути дела в течение 20 лет.

На первых порах в этот период численность сената неуклонно возрастала. Так Цезарь увеличил сенат до 900 человек. Эту цифру указывает Дион Кассий (XLIII, 47, 3), и, насколько нам известно, никто из исследователей не ставит ее под сомнение. И дело здесь не только в прямом указании источника, а в том, что какой бы огромной она не казалась на первый взгляд, она легко объясняется логикой развития событий в 49-45 гг. до н. э. В ожесточенной гражданской войне погибли десятки сенаторов-помпеянцев, однако эта гражданская война, в отличие от войн Мария и Суллы, не сопровождалась массовой резней противников, к тому же осуществляемой обеими сторонами, не вывешивал Цезарь и проскрипционные списки, напротив, объявил амнистию практически всем своим врагам. Вместе с тем Цезарь стремился иметь в своем распоряжении более или менее лояльный сенат, а так как понимал, что далеко не ото всех его старых членов мог ожидать такого отношения к себе, должен был уравновесить скрытую или явную оппозицию большим количеством своих сторонников. С этой целью он ввел в сенат 300-400 своих приверженцев. Конечно, одновременно с помощью этой процедуры Цезарь стремился добиться и другой цели - уменьшить значение сената, его роль в управлении государством, нанести удар по auctoritas сената. Это достигалось не только невероятно огромным численным составом, но неаристократическим, низким происхождением тех людей, кто становился сенатором. Цезарь вносил в список сената помимо всадников и жителей муниципий значительное количество ветеранов, детей вольноотпущенников, даже провинциалов (Suet. Caes., 41, 76, 80; Dio Cass., XLII, 51, XLIII, 47).

В 44-43 гг. до н. э. безнадежная попытка сената вернуть свою былую auctoritas и возродить в Риме сенаторскую республику закончилась грандиозными проскрипциями триумвиров - Антония, Октавиана и Лепида - во много раз превзошедшими сулланские проскрипции. По словам Аппиана, они стоили жизни 300 сенаторам (App. B.C., I, 137). Однако, перевернув эту трагическую страницу в своей истории, сенат очень быстрыми темпами стал восполнять огромные потери, да так, что к 30 г. до н. э. достиг небывалых размеров в 1000 человек (Dio Cass., LII, 42; Suet. Aug., 35). Опять же и эта цифра не вызывает подозрений, так как очевидны, по меньшей мере, два источника пополнения сената в эти годы - во-первых, ежегодный прирост за счет 40 квесторов, количество, установленное Цезарем, во-вторых, желание и воля триумвиров, вводивших в сенат своих ставленников. Вот с таким сенатом, который, как пишет Светоний (Aug., 35), "давно уже разросся и превратился в безобразную и беспорядочную толпу", и пришлось иметь дело Октавиану Августу после своей победы в гражданской войне.

Надо признать, что Октавиан справился со своей задачей и в данном случае блестяще. Он провел чистку сената с присущей ему осторожностью, неспешно, но в то же время твердо и неуклонно. Сам Август пишет, что "пересматривал сенатский список трижды" (R. G. D. A., VIII, 2). Важнейшими и решающими были два первых пересмотра списка сената - в 29 г. до н. э. и в 18 г. до н. э. Для каждого случая была своя особая процедура. Так в 29 г. до н. э., как рассказывает Дион Кассий, император предложил сенаторам, которые сами считают себя недостойными места в курии, не являться более на заседания сената и таким образом добровольно сложить с себя это звание. Таких нашлось всего 50 человек, что Август посчитал недопустимо малым числом и сам вычеркнул из списка сената еще 140 человек (Dio Cass., LII, 42). В 18 г. до н. э. была придумана очень замысловатая процедура, подробно описанная все у того же Диона Кассия (LIV, 13-14). В результате в сенат сократился до 600 человек (Dio Cass., l. c.) и больше уже не менял свою численность. Таким образом, Август завершил период пертурбаций в истории сената I в. до н. э. и вновь установил пос ожить, снова представлялось необходимым гарантом стабильности государственного строя, теперь уже строя Римской империи.


Главная страница |
© 2001 г. М.В. Белкин
© 2001 г. Центр антиковедения СПбГУ
© 2001 г. Изд-во СПбГУ