Конференции Центра антиковедения СПбГУ


Публикации Центра антиковедения СПбГУ

Главная страница | Конференции |


М.Ю.Владимирский
Фукидид сын Мелесия и Гетерии в Афинах

Античное общество-3 Тезисы докладов научной конференции 22-23 марта 1999 г..

Изначально политические группировки аристократов представляли собой небольшие неформальные объединения, не имевшие четко разработанной программы, действующие по обстоятельствам. Гетерии, эти своеобразные клубы, создавались скорее по принципу личной дружбы, родовых, семейных или же религиозных связей. Конечно, далеко не все аристократические гетерии являлись синомосиями-кружками заговорщиков. С другой стороны, страх, который испытывали афиняне перед гетериями (Aristoph. Equit. 257, 475, 860; Vesp., 345, 483, 507,953), был, возможно, и преувеличенным, но не безосновательным.

По сути дела, попыткой узкой группы гейтаров-заговорщиков захватить власть была знаменитая Килонова смута. Убийство Эфиальта в 461 г. до н. э. с большой долей вероятности можно приписать представителям какого-нибудь из тайных обществ, и если убийство в 514 году до н.э. Гиппарха Гармодием и Аристогитоном было продиктовано личными мотивами, то культ тираноубийц, сложившийся вокруг их имен в аристократической среде говорит о многом.

Официальная политика Афинского государства была тесно связана с политикой выдающихся родов и гетерий, которые активно принимали тайное или явное участие в общественно-политической жизни. На характер этого участия указывает интересная находка американских археологов, сделанная при раскопках 1937 года на северном склоне афинского Акрополя - 190 остраконов с именем Фемистокла, написанных не более чем четырнадцатью разными людьми. Как полагают специалисты, это был остаток партии остраконов, приготовленных врагами Фемистокла для распространения между неграмотными и сомневающимися во время остракизма. Вероятнее всего эта находка - след операции одной из афинских гетерий.

В V-м веке до н.э., особенно со второй его половины в деятельности гетерий появляются новые черты, они начинают объединяться между собой, их влияние и активность сильно возрастают. Теперь социально-политические группировки, берущие свое начало от прежних, традиционных гетерий, превращаются в динамичные объединения, обретающие четкую политическую ориентацию, а иногда призванные поддерживать определенного человека.

Деятельность этих сообществ сводилась главным образом к взаимопомощи при выборах и на суде: во-первых, всячески старались воздействовать на нужных людей личным влиянием, лестью, угрозами обещаниями; поддерживали перед судом выступая в качестве защитников или со обвинителей; доставали свидетелей, удовлетворяли обвинителей деньгами. Андокид в речи "Против Алкивиада" (4. 4.) утверждает, что, являясь членом гетерии гораздо легче было избежать остракизма.

При этом следует помнить, что как олигархический, таки демократический политик мог иметь собственную группу сторонников, хотя для нас сейчас наиболее важно то, что, по-видимому, именно традиционные аристократические гетерии стали тем ядром, вокруг которого сформировалась в 40х гг. Vв. До н.э. олигархическая партия в Афинах, возглавляемая Фукидидом сыном Мелесия.

Согласно Плутарху именно в процессе борьбы Перикла с Фукидидом, афинский гражданский коллектив раскололся на "народ" и "немногих" (Plut. Per. 11.) "Люди, имеющие большой имущественный достаток, чаще всего бывают и более образованными, и более благородного происхождения. Сверх того представляется, что люди состоятельный уже имеют то, ради чего совершаются правонарушения; и уже одно это упрочивает за ними название безукоризненных и знатных" (Aristot. Pol. IV,6,2 1293b 35 пер. С.А. Жебелева - А.И.Доватура). То же самое, почти слово в слово говорит автор олигархической "Афинской политии", добавляя, что все важные дела должны решать "благородные", не допуская "простых" не только в совет, но и выступать или даже участвовать в народном собрании. (Ps.-Xenoph., 1,5; 1,9). Таково кредо олигархов: бросается в глаза смена приоритетов с традиционного аристократического комплекса добродетелей, на богатство.

Фукидид сын Мелесия, родственник и приемник Крития, сумел собрать "прекрасных и хороших" в единый кулак, действительно создав нечто похожее на партию, связанную единством взглядов и целей и выступающую как монолитная сила, преследуя при голосовании только свою выгоду. Плутарх пишет, что Фукидиду удалось восстановить, на время, равновесие сил между обоими движениями; во всяком случае, олигархи впервые сумели оказать демократам организованное сопротивление на их собственной территории - в народном собрании (Plut. Per. 11). Вероятно, Фукидиду удавалось удачно сочетать парламентскую борьбу с привычной для гетерий тактикой заговорщиков и даже одержать ряд локальных побед.

Помимо извечной проблемы власти, наиболее спорными вопросами были: внешняя политика, взаимоотношения с союзниками и строительная программа. Именно вокруг последней произошло генеральное сражение, которое сторонники Фукидида проиграли. Олигархи просто не смогли предложить никакой равноценной замены перикловой социальной программе строительства. Спор решился остракизмом и Фукидид сын Мелесия был изгнан (ок. 443 г. до н. э.); а власть прочно взял в руки Перикл и его группировка.

После остракизма активность оппозиции резко падает, что заставляет признать ее большую зависимость от организаторского и политического таланта Фукидида, однако, это отнюдь не означает, что оппозиция вообще исчезла. Гетерии, конечно, продолжали существовать после его изгнания , а созданная им партия тоже могла сохраниться, возможно, сократившись в числе, ведь в принципе ничто не могло помешать соратникам Фукидида по прежнему собираться в народном собрании единой группой. Последующие события подкрепляют предположение о сохранении структуры оппозиции.

В заключении надо сказать, что если демократическая партия, возглавляемая Периклом, является переходным звеном между умеренной демократией Клисфена и радикальной демократией Клеона то деятельность Фукидида сына Мелесия тоже составляет переходный этап между политикой Кимона которого вполне можно назвать идеальным аристократом, и жестким, уже совершенно олигархическим режимом Четырехсот.