Конференции Центра антиковедения СПбГУ


Публикации Центра антиковедения СПбГУ

Главная страница | Конференции |


А.К.Нефедкин
К вопросу о происхождении фаланги гоплитов

Жебелевские чтения-I (научные чтения памяти академика С.А.Жебелева). Тезисы докладов научной конференции 28-29 октября 1997 г.

Первоначальное состояние, из которого стала развиваться фаланга, мы обнаруживаем в "Илиаде", представляющей военное дело греков в IX-VIII в. до н. э. Тут глубокие племенные отряды состоят из неплотно построенных ополченцев. Во фронте такого отряда обычно сражался вождь со своими спутниками-дружинниками, а также представители военной знати племени. Именно эти воины, как наиболее состоятельные, были вооружены лучше, чем остальные ополченцы. Судя по позднегеометрической вазописи, воины, в основном, имели шлем, дипилонский щит и пару копий, которые, как свидетельствует Гомер, в основном, метались (Hom. Il., V, 655 - 662; XI, 359 - 358; XXII, 273 - 276). Кроме того, на дипилонских вазах изредка видим и щитоносцев, имеющих три копья, без сомнения, метательных, как можно судить по историческим параллелям (Tacit. Germ., 6; Amm., XIV, 2, 7). Знатные воины в силу своего статуса и для поддержания своей репутации должны были сражаться на передовой и, следовательно, они являлись промахами. Слово provmaco" , очевидно, одновременно являлся обозначением места в строю и, соответственно, таким образом и статуса воина. Некоторые из подобных бойцов имели колесницы в качестве средства транспорта к полю и на поле боя. Как справедливо замечает английский исследователь Х. ван Веес, сражение гомеровских греков состояло, в основном, из метательного боя, переходящего подчас в рукопашную схватку. Данный период развития военного дела принадлежал "героической эпохе", т.е. обществу стоящему на предгосударственной ступени развития.

Дальнейшее развитие военного дела эллинов тесно связано, с одной стороны, с прогрессирующим расслоением общества, а, с другой, - с развитием всаднического искусства. В начальный период архаической эпохи усиливается имущественная диференсация между землевладельческой аристократией и основной массой населения. В силу развития аристократического этоса, в первой половине VII в. до н.э. знатные воины всё чаще сражаются в рукопашную, перейдя к этому виду боя от более естественного для человека метательного сражения (ср.: Tyrt., 6 - 9; Archiloch., 3 Diehl). При этом хуже вооруженные ополченцы были оттеснены на второй план. Состоятельные бойцы с последней четверти VIII в. до н.э. стали экипироваться гоплитским вооружением. Изображения на протокоринфских вазах показывают нам гоплитов еще имеющих пару копий. Если судить по этно-историческим параллелям, то подобные копья должны быть метательными (Procop. Bel. Vand., II, 11, 27), по крайней мере, одно из них. Однако на изображениях эти копья не метаются. Даже сражающиеся в рукопашную и раненые держат пару копий. Следовательно, второе копье, которое гоплит держит в левой руке, - запасное. Очевидно, это особенность греческого вооружения. Очевидно, сначала подобных знатных бойцов было немного и они ставились на наиболее важных участках боевой линии (Paus., IV, 7, 8 - 12; 16, 1 - 4). Возможно, первоначально подобные гоплиты строились в одну шеренгу, как это нам представляет вазопись (ср.: Isocr., VI, 99). Именно столкновение таких знатных воинов и решало исход битвы. Вероятно, данная фаза являлась начальной в процессе образования фаланги в её классическом виде. Во время столкновений подобных армий, при прочих равных возможностях, победу могла одержать та сторона, которая имела более глубокий строй. Поэтому количество шеренг постепенно растет. Так, на вазе из собрания Киджи мы наблюдаем уже две шеренги у обеих сторон (после 650 г. до н.э.).

По мере развития процесса демократизации, в полисах растет количество представителей среднего состоятельного класса, способных иметь паноплию (ср.: Aristot. Ath. pol., 4, 2). Вследствие этого увеличивается количество гоплитов и число шеренг в фаланге. Исчезает второе копье у гоплитов, некоторые элементы защитного вооружения, характерные для индивидуального боя. Число шеренг в фаланге достигает восьми, очевидно, это наиболее рациональное количество шеренг, выработанное опытным путем (ср.: Thuc., V, 68, 3). Верховые гоплиты, впервые атрибутированные на вазовых изображениях немецким исследователем В. Гельбигом, прямо не упоминаются в письменных источниках. Конь служил этим гоплитам лишь средством транспорта к полю боя, т.е. в данном контексте он лишь сменил колесницу в функции "такси". Возможно, первые немногочисленные тяжеловооруженные воины и были такими верховыми гоплитами, которые, спешившись, составляли шеренгу.1 Также, вероятно, что и легковооруженные всадники-пажи могли действовать в бою против врага, метая в него дротики.

В тоже время могли существовать и немногочисленные настоящие всадники, которые в бою не играли практически никакой роли, а выполняли, в основном, различные вспомогательные функции: разведка, перенос писем, патрулирование, внезапные набеги и т.д. (Paus., IV, 7, 4; 8, 12; 12, 4). Очевидно, что именно такие функции были возложены и на 96 всадников, поставляемых в VII в. до н. э. афинскими навкрариями (Poll., VIII, 108). Однако развитие боя между фалангами, неразвитость всаднического искусства и неудобства территории не позволили в южной Греции развиться коннице. Легковооруженные пехотинцы даже в классическую эпоху господства фаланги на поле боя были более многочисленными, чем гоплиты (Hdt., IX, 29 - 30; Thuc., IV, 93, 3 - 4; 94, 1). В бою псилы обычно играли второстепенную роль. Стоя за шеренгами гоплитов, они метали в противника камни и дротики - именно такое было обычное оружие легковооруженных (Hom. Il., XIII, 721 - 722; Tyrt., 8, 35 - 38; Paus., IV, 11, 3; VIII, 18, 4). Впрочем легковооруженные играли ведущую роль во время осад, неожиданных налетов, засад, охране военной стоянки и т.д. (Paus., IV, 11, 3 - 7; 19, 4). В аристократическом обществе у архаических греческих воинов, как и в средневековой Европе, господствовал героический этос ближнего боя и, соответственно, презрение к лучникам проявляется уже у Гомера (Hom. Il., XI, 385; 390). Эта тенденция находит своё логическое завершение в договоре между Халкидой и Эретрией, заключенным во время Лелантийской войны, согласно которому в военных действиях запрещалось использовать "дальнобойные снаряды" (Strab., X, 1, 12).

Таким образом, господство тяжеловооруженной аристократии на поле боя согласуется с её идеологией. Альтернативный фаланге путь развития - это путь развития конницы. Еще Аристотель (Pol., IV, 10, 10) отметил связь олигархической формы правления и господства конницы на поле боя. Кроме того, такому развитию военного дела способствуют и другие условия, как то наличие удобных пастбищ, влияние соседнего населения. Господство конницы на поле боя в архаический период мы можем наблюдать на Евбее (Халкида, Эретрия), в Фессалии и Македонии, на западном побережье Анатолии (Колофон, Магнезия на Меандре), в Великой Греции (Кимы, Сибарис). Вместе с тем, в этих же полисах существовали и тяжеловооруженные пехотинцы, которые на поле боя всё же играли второстепенную роль (ср.: Plut. Amat., 17, 4 - 7).

Итак, самую общую схему развития фаланги в южной Греции можно представить следующим образом. Первоосновой для развития фаланги послужили родовые отряды. Это - первая фаза развития. В первой половине VII в. до н.э. знатные тяжеловооруженные пехотинцы оттесняют легковооруженных ополченцев на второй план. Такие немногочисленные гоплиты ехали до поля боя на конях, но сражались пешими, составляя при этом одну шеренгу. Это - вторая фаза эволюции. Ведь еще Аристотель отметил, что было время, когда существовали гоплиты, но еще не было фаланги (Arist. Pol., IV, 10, 10). Количество шеренг в отрядах гоплитов постепенно растет и, очевидно, в VI в до н. э. фаланга окончательно оформляется как линейное построение пехотинцев в паноплиях из несколько шеренг.


1 Вероятно, что подобные апобаты имеются в виду в постановлении Фидона о том, чтобы каждый гражданин содержал коня (Aristot. frg., 611.39). Альтернативно можно предположить, что все войско состояло из конницы.