Конференции Центра антиковедения СПбГУ


Публикации Центра антиковедения СПбГУ

Главная страница | Конференции |


М. Ю. Лаптева
Эфесский тиран Пифагор в позднеантичной традиции

Жебелевские чтения-I (научные чтения памяти академика С.А.Жебелева). Тезисы докладов научной конференции 28-29 октября 1997 г.

Архаическая греческая тирания, условия ее породившие, оценка ее исторической роли продолжают оставаться одной из самых волнующих тем для историка античности. В то время, как старшие тирании Балканской Греции изучены достаточно обстоятельно, тиранические режимы восточной периферии греческого мира - Ионии - редко попадали в поле зрения исследователей. Между тем античная традиция сохранила память более чем двадцати ионийских тиранах архаического времени, причем об одиннадцати из них имеются подробные сведения. Это: Амфитрет, Фрасибул, Гистией, Аристагор из Милета, Поликрат, Силосонт, Эак из Самоса, Ортиг, Гер и Эсхар из Эрифр и, наконец, одна из самых мрачных и колоритных фигур - Пифагор из Эфеса.

Рассказ о тирании Пифагора в Эфесе принадлежит Батону Синопскому, о котором известно, что он был автором ряда исторических произведений (в том числе по истории Персии) и литературно-исторических биографий. Афиней (VII, 289c) сообщает, что у Батона было историческое сочинение о тирании в Эфесе. Произведение это сохранилось во фрагментах, один из которых цитирует Афиней (ibidem). Пифагор, рассказывает Батон, коварно (diV ejpiboulh'") свергнул власть правителей в Эфесе династии Басилидов и стал "жесточайшим" тираном (tuvranno" pikrovtato") . Впрочем, демосом он был любим, так как одних "обнадеживал обещаниями" (ejpelpivzwn uJposcevsesin) , другим- "подбрасывал немного добычи" (uJpospeivrwn... olivga kevrdh) . Одновременно он алчно грабил и конфисковывал имущество у богатых и благородных.

Пифагор, говорит Батон, был жесток и скор на расправу, безжалостно убивал своих противников, безрассудно затевал споры с близкими людьми. Он совершал нечестивые поступки: приказывал убивать жертвенных животных прямо в храмах, не пощадил дочерей своих врагов, которые бежали в храм к алтарям. Он не решился силой увести их из храма, но пытался уморить их голодом, пока девушки не наложили на себя руки. Вскоре, завершает свой рассказ Батон, в государстве начались болезни и неурожаи. "Взволнованный этим", Пифагор отправил послов в Дельфы и вопросил об исбавлении от несчастий. Он получил в ответ требование построить храм и совершить погребение мертвых. "Это произошло до времени правления Кира Великого", завершает цитату из Батона Афиней.

Рассказанная Батоном Синопским история тирании Пифагора доставляет нам выразительный дополнительный материал для суждения о феномене ранней тирании в целом. Прежде всего, обращают на себя внимание типичные черты этого правления, роднящие его с другими архаическими тираниями: приход к власти в результате заговора, "хитрости" (diV ejpiboulh'") , демагогия как средство завоевания и удержания власти, беззакония, попрание всех нравственных, религиозных норм. Тиран, подобно многим другим тиранам времени архаики, отличался властностью и дурным характером. Вместе с тем, и это своеобразная черта эфесской тирании, Пифагору не чуждо было представление о сдерживающей мере, общепризнанной норме: когда на город обрушились беды, Пифагор, потрясенный этим, вопрошает Дельфийский оракул, который в архаический период был авторитетным координатором всех начинаний, а потом (судя по данным археологии) послушно выполняет его волю: строит знаменитый храм Артемиды Эфесской.

Отметим также, важные на наш взгляд, косвенные свидетельства о восточных влияниях на Пифагора, которым, вероятно, тирания Пифагора была обязана своим особо мрачным колоритом. Преемник Пифагора Мелас, которого Л. Джеффри и Г. Хаксли считают сыном его, был женат на дочери мидийского царя Алиатты. Предположение о родстве Меласа и Пифагора не лишено, как нам кажется, оснований. В фундаменте храма Артемиды Эфесской (датируемом концом VII в. до н. э.) найдены монеты с изображением голов львов (геральдический знак лидийской династии Мермнадов), а одна- с именем Алиатты, тестя Меласа, возможного сына Пифагора. Можно предположить, что в трудное для Эфеса и самого Пифагора время, он породнился с мидийским царским домом, женил сына на одной дочерей Алиатты, компенсировав этим потерю сторонников среди знати и демократической массы, придав своей власти вид легитимности. Может быть благодаря поддержке мидийцев в Эфесе утвердилась наследственная власть (Пифагор- Мелас- Пиндар). Во второй половине VI в. до н. э., как сообщает Свида, (s. v. iJppw'nax) и Климент Александрийский (Strom. I, 65, 4), в Эфесе правят еще три тирана: Комас и Афинагор, а затем Меланкома. Правление последнего связано с возрастанием активности эфесского народа, уставшего от всесилия знати и столетнего господства тиранов, но в то же время не способного выдвинуть собственных вождей. Эфесяне обращаются к знаменитому философу Гераклиту (из рода Басилидов) с просьбой написать для города законы. Гераклит, обиженный за друга Гермодора, изгнанного эфесянами, отказался это сделать, но убедил Меланкому сложить с себя власть.

Эфес, так же как и другие полисы архаической Греции, стремился к преодолению тирании. Однако, специфические для города (впрочем как и для всей Ионии) обстоятельства (могущество и многообразное влияние ионийской знати во всех сферах жизни, ее связь с варварскими династиями и аристократией, поддержка тиранических режимов персами) помешали реализовать демократическую тенденцию.

Время демократии наступает для Ионии позднее - в V в. до н. э.