Конференции Центра антиковедения СПбГУ


Публикации Центра антиковедения СПбГУ

Главная страница | Конференции |


И. П. Портнягина
Сенека и Нерон. Философ в политической жизни общества

Интеллектуальная элита античного мира. Тезисы докладов научной конференции 8 - 9 ноября 1995 г.

Общественная жизнь античности, обращаясь к проблемам государства и его законов, по-разному отвечала на вопрос о роли теоретического знания в политической практике. Мыслители древней Греции утверждали необходимость руководящей роли философа в устроении и управлении государством. Отношение римской общественно-политической мысли к теоретическому знанию было более сдержанным. Рим всегда ставил практический опыт выше умозрительного теоретизирования. Именно поэтому в трактатах Цицерона детально разрабатывается образ идеального гражданина, идеального вождя и совершенно не затрагивается проблема "философ и власть".

Обращаясь к проблеме политической деятельности римского философа-стоика Луция Аннея Сенеки, следует отметить, что она в соответствии с римской традицией соотносилась прежде всего с общественно-политической практикой, нежели с философской доктриной. Стоическая философия, признавая лишь одну форму объединения людей - мировое сообщество мудрецов, была равнодушна к проблеме наилучшего государственного устройства. Космополитизм, однако, даже в условиях мировой Римской империи не стал для античной культуры конструктивной идеей. Поэтому Сенека, как философ разделяя идею космополитизма, в реальной политике выступал с позиций римского патриотизма.

Политическая программа Сенеки была представлена в речи императора Нерона, обращенной к сенату после провозглашения его принцепсом. Она с энтузиазмом была воспринята большинством сенаторской знати, так как за образец правления был взят режим, созданный Октавианом Августом. Консервативно настроенная часть сената ко времени принципата Нерона рассматривала соотношение власти принцепса и сената, сложившееся при Августе, как идеальную модель.

Сознавая и принимая монархическую сущность принципата, Сенека там не менее понимал и необходимость сохранения союза между принцепсом и сенатом как гаранта мира и стабильности в государстве. Опорой этого союза, по мнению Сенеки, должен был стать сам принцепс, идеальный образ которого философ создает в обращенном к Нерону трактате "О милосердии". Политическая деятельность Сенеки благотворно сказалась на состоянии римского общества. В Риме прекратились процессы об оскорблении величия, оживилась деятельность сената, для провинций был облегчен налоговый гнет и усилен контроль над деятельностью наместников.

Направляя политику молодого принцепса, Сенека проявил себя как тонкий и дальновидный политик, чуждый крайностей как беспринципного прагматизма, так и философской непреклонности. Трагическое завершение политической карьеры Луция Аннея Сенеки было обусловлено в значительной мере противоречивым характером той эпохи, в которой он жил. В рамках объединенной под властью Рима мировой державы сосуществовали в динамичном единстве и противоборстве две во многих отношениях противоположные политические структуры и системы ценностей - полисная и имперская. Дуализм как конституативный элемент всех сторон жизни римского общества начинает проявляться уже во времена поздней республики. Ко времени Нерона названное противоречие все еще сохраняется. Полисные институты и полисная традиционно римская система ценностей живут при одновременном накоплении и укреплении позиций имперских элементов.
Луций Анней Сенека, пожалуй, как никто другой из своих современников выразил в философии и политике сущность переживаемого римским обществом времени. Его образ постоянно раздваивается, соединяя в себе, казалось бы, несоединимое: римский патриотизм и стоический космополитизм, гражданскую доблесть и обходительность царедворца, этическую норму и нравственный релятивизм.

Сенеке, как и многим представителям интеллигенции, пытавшимся реализовать себя в качестве политических деятелей, пришлось пережить крах политической карьеры, горечь разочарований и ощущение бессмысленности принесенных жертв. Соразмеряя политику с этической нормой, Сенека был вынужден решать сложнейшую проблему: как далеко можно идти по пути компромисса, где тот порог, за который нельзя переступать без риска погубить себя. Строгие современники осудили Сенеку за непоследовательность. Сам же он считал, что использовал все средства, чтобы выполнить свой гражданский долг. В одном из писем к своему другу Луцилию он писал: "Начало в нашей власти, что выйдет, решать фортуне, над собой же я не признаю ее приговора.".