Конференции Центра антиковедения СПбГУ


Публикации Центра антиковедения СПбГУ

Главная страница | Конференции |


А. И. Климин
Царская власть в Микенской Греции

Античное общество: проблемы истории и культуры. Доклады научной конференции 9 - 11 марта 1995 г.

До сих пор в изучении микенской эпохи (XVI - XII века до н. э.) остается немало спорных, неоднозначно решаемых проблем. К числу таковых в значительной степени следует отнести проблему политической организации древнейших греческих государств. Здесь много неясного и главное неизвестно до конца, что же представляли собой эти древнейшие государства, каким же был их характер. И поныне является нерешенным вопрос: на каком пути государственного развития находились микенские греки, были ли их государства подобием восточных деспотий, или они имели уже иной, отличный от восточного, тип государственного устройства. Этот вопрос несомненно является одним из важнейших вопросов современного антиковедения. Его разрешению в немалой степени должно помочь изучение, насколько это позволяют источники, отдельных политических институтов Микенской Греции и прежде всего института царской власти. Определение характера царской власти, ее места и роли в политической организации микенских государств позволит во многом определить и сам характер микенской государственности.

Однако, вопрос о царской власти является очень непростым. Трудность его заключается прежде всего в немногочисленности надписей с линейным письмом Б, в их лаконичности и в их явной хозяйственной направленности. К тому же подавляющая часть надписей, содержащих упоминание о царе, относится к одному единственному центру - Пилосу (Пилосский архив), что также весьма сильно ограничивает наши представления о царской власти применительно ко всей Микенской Греции. Тем не менее, данные надписей дают основание предполагать, что верховным правителем в микенских государствах был ванака. Но упоминая ванаку как высшее лицо в государстве, надписи, однако, ничего не говорят о власти, которой он обладал. Немногочисленность письменных источников и их лаконичность не позволяют сказать что-либо определенное о его функциях. Надписи в большинстве случаев лишь констатируют сам факт существования ванаки и то привилегированное положение, которое он занимал. Такая ограниченность источников позволяет по разному интерпретировать тексты, содержащие упоминание о ванаке, и при одном прочтении в ванаке можно действительно видеть верховного правителя, а при другом - уже скорее верховного жреца. Наконец, в отдельных случаях кажется более вероятным видеть под ванакой не земного правителя, а бога. Это особенно характерно для надписей, в которых ванака выступает как объект приношений. В ряде текстов он назван наравне с другими богами, которым приносятся дары.

Таким образом очевидно, что термин "ванака" употребляется в пилосских табличках в двояком смысле, отражая в себе одновременно два образа - божественный и человеческий. Это обстоятельство в еще большей степени осложняет проблему ванаки, ибо крайне трудно в ряде случаев заключить из контекста, о боге или человеке идет речь. Однако, бесспорным является то, что человек, именуемый "ванака", занимал очень высокое положение и ассоциировался, по-видимому, с самим божеством. Он мог в равной мере являться и правителем, и верховным жрецом. Но еще с большим основанием можно предположить, что ванака-человек и ванака-бог представляли собой единое целое. Почти неразличимое в ряде случаев слияние в одном слове двух значений может говорить о существовании некоего культа вокруг правителя, возводившего его в ранг "живого" бога. Возможно, что фигура царя считалась священной и что царь почетался наравне с другими богами как один из покровителей данного государства. В любом случае, сакральный характер фигуры ванаки едва ли может быть подвергнут сомнению. Гораздо сложнее с определением политических, властных функций ванаки как верховного правителя, прежде всего из-за недостаточного числа надписей и их предельной краткости. Исходя из данных табличек можно с уверенностью утверждать лишь то, что царская власть в микенских государствах не имела ярко выраженных признаков восточной деспотии, хотя в то же время очевидно, что основой экономики этих государств было, точно так же как и на Переднем Востоке, дворцовое хозяйство. Следует еще добавить, что в пилосских надписях упоминается дамос, который, вероятно, играл весьма немаловажную роль в экономических и социальных отношения, поскольку он выступает в надписях практически единственным хозяином нечастновладельческой земли. Поэтому проведение сравнительного изучения царской власти в Микенской Греции и в государствах Переднего Востока с одной стороны, и с другой дальнейшее изучение социальной и политической структуры микенских обществ и прежде всего выявление роли дамоса могли бы пролить больший свет не только на вопрос о царской власти в Микенской Греции, но и в целом на проблему характера микенской государственности.

Главная страница   |

© 1995 г. А.И.Климин
© 1995 г. Центр антиковедения