Публикации Центра антиковедения СПбГУ

Оксана Викторовна Кулишова

Дельфийский оракул в системе античных межгосударственных отношений (VII-V вв. до н. э.)

СПб.: Издательский Центр "Гуманитарная Академия", 2001. - 432 с.,
(Серия "Studia classica"). ISBN 5-93762-009-7

Глава II

СТАНОВЛЕНИЕ ДЕЛЬФ КАК ПАНЭЛЛИНСКОГО ЦЕНТРА В АРХАИЧЕСКУЮ ЭПОХУ

2. Становление Пилейско-Дельфийской амфиктионии

- 169 -

Процесс роста авторитета Дельфийского святилища в Греции и за ее пределами, а тем более отдельные его этапы, можно восстановить во многом лишь гипотетически из-за скудости источниковой базы. В этой связи чрезвычайно ценными представляются сообщения традиции о событиях начала VI в., получивших название Первой священной войны. Во-первых, история оракула с этого времени тесно связана с Пилейско-дельфийской амфиктионией, одним из самых значимых союзов в последующей истории Греции. Далее, знаменательным является сам впервые засвидетельствованный исторический факт борьбы за влияние в Дельфах. И наконец, после победы амфиктионов Дельфы становятся местом проведения установленного победителями панэллинского праздника - Пифийских игр. Обратимся подробнее к этим проявлениям очевидно возрастающего значения святилища в общегреческих делах, начав с проблемы отношений Дельф с Амфиктионией.

- 170 -

Среди различных форм межплеменных и межгосударственных объединений, о которых сообщают нам античные источники, амфиктионии, по-видимому, были одной из древнейших82. Важнейшей чертой, отличавшей этот тип объединения от прочих, являлось наличие у его членов общего религиозного центра, который находился на попечении амфиктионов и в котором во время специальных собраний они или их представители осуществляли совместную культовую практику. Наименование этого типа объединения -ajmfiktuoniva происходит от oiJ ajmfiktivone? (более поздняя и распространенная форма oiJ ajmfiktuvone? - "вокруг живущие"), как следует из приводимого у Павсания толкования Андротиона (X, 8, 1-2). Это определение наиболее часто встречается в античной традиции и эпиграфике применительно к союзу племен, который имел два религиозных центра - святилище Деметры в Антеле близ Фермопил и святилище Аполлона в Дельфах - и который поэтому именуется в исследовательской литературе Пилейско-дельфийской амфиктионией. Амфиктиониями называют античные авторы также союзы в Онхесте и Калаврии, правда, с меньшей определенностью (ср. о Калаврии: ajmfiktuoniva ti? - "какая-то амфиктиония" - Strab., VIII, 6, 14, p. 374). К такому типу объединений, как считают современные исследователи, может быть причислен и религиозный союз вокруг святилища Аполлона на Делосе, а также ряд других известных нам союзов83.

Вопросы о времени возникновения Пилейско-дельфийской амфиктионии, первоначальном составе ее членов и целях создания этого объединения являются чрезвычайно дискуссионными прежде всего из-за состояния источников: античные свидетельства в данном случае фрагментарны, часто носят мифологический характер и к тому же датируются более поздним периодом

- 171 -

(например, списки амфиктионов восстанавливаются лишь по данным IV в.)84.

События Первой священной войны в начале VI в. впервые показывают нам данный союз в связи с конкретными историческими событиями, однако он, очевидно, существовал и до начала войны. По преданию, создание этого объединения относилось к доисторическим временам. Одна из версий называет его основателем Амфиктиона, сына Девкалиона (Theopomp., FgrHist 115 F 63; Marm. Par., FgrHist 239 A 5 = CIG II, N 2374 = IG XII, V, 1, 444, 1. 9; Paus., X, 8, 1); другая приписывает его учреждение Акрисию, мифическому царю Аргоса (Strab., IX, 3, 7, p. 420); в соответствии с еще одним вариантом создателем союза был Пилад (Schol. Soph. Trach., 639). О древности Пилейско-дельфийской амфиктионии свидетельствует не только исключительно богатая, в сравнении с рассказами об учреждении других амфиктионий, мифологическая традиция, но и тот факт, что в состав союза входили не полисы, а племена (e[qnh). Это позволяет отнести его образование к дополисному периоду или, по крайней мере, к тому времени, когда полис еще не стал господствующей формой организации государственной жизни греков85.

Датировать учреждение этого древнего религиозного союза чрезвычайно сложно. Cледуя легендарной традиции, Ф. Вюст и Дж. Ру относят возникновение Амфиктионии еще к микенской эпохе86. Подавляющее же большинство ученых считает, что объединение входящих в Амфиктионию племен произошло

- 172 -

в IX-VIII вв.87 Более точные временные привязки на сегодняшний день вряд ли возможны. Доказательством этому являются и споры о корректности аргументации среди тех исследователей, которые с такой датировкой согласны. Приведем лишь один пример. К. Таузенд полагает, что равенство магнетов и перребов с фессалийцами при подаче голосов в Амфиктионии свидетельствует о том, что основание союза должно было предшествовать подчинению этих племен Фессалией, которое он датирует приблизительно 700 г. Следовательно, по мнению К. Таузенда, это дает нам terminus ante quem. Ф. Лефевр в качестве возражения приводит то обстоятельство, что в дальнейшем, когда эти народы определенно находились в подчиненном положении, они сохраняли автономное представительство в Амфиктионии, так что, по его мнению, вряд ли такую "автономию" в союзе можно напрямую связывать с самостоятельностью или зависимостью этих племен в своей политике.

Таким образом, отразившиеся в античной традиции представления о глубокой древности союза, а также то обстоятельство, что в него вошли племена, а не полисы вполне позволяют отнести его образование к периоду IX-VIII вв. При такой датировке складывание Амфиктионии также соответствует общей схеме развития наиболее значительных эллинских святилищ и религиозных центров, активизация деятельности которых корреспондирует с начальными этапами становления греческого полиса.

Как уже отмечалось, Пилейско-дельфийскую амфиктионию отличало от прочих наличие не одного центра, а двух: святилища Деметры в Антеле и храма Аполлона в Дельфах. О первом из них упоминает Геродот: "Между рекой Фениксом и Фермопилами лежит селение под названием Антела... Около этого селения есть обширное место и воздвигнуто святилище Деметры Амфиктионийской со скамьями для амфиктионов и храм самого Амфиктиона" (VII, 200). Согласно античным авторам, именно

- 173 -

здесь был основан союз амфиктионов (Theopomp., FgrHist 115 F 63; Marm. Par., FgrHist 239 A 5 = CIG II, N 2374 = IG XII, V, 1, 444, 1. 9; Dion. Hal. IV, 25, 3). Лишь Павсаний, ссылаясь на аттидографа Андротиона, упоминает Дельфы в качестве места первого собрания (Androt. ap. Paus., X, 8, 1 = FgrHist 324 F 58). Даже когда последние стали единственным значимым центром Амфиктионии, которая в исследовательской литературе именно поэтому чаще называется Дельфийской, в терминологии еще сохранялась прежняя связь с Антелой и Фермопилами: представители участников союза именовались пилагорами (pulagovrai), собрания амфиктионов независимо от места проведения назывались Пилеи. Эти собрания проводились дважды в год, весной и осенью (pulaiva ojpwrinhv и pulaiva ejarinhv).

Итак, первоначальным центром Амфиктионии был, по-видимому, храм в Антеле; Дельфы же стали вторым святилищем амфиктионов несколько позже, когда структура союза в общих чертах уже сложилась. Однако прежний центр не был забыт и почитался в последующие времена, на что, в частности, указывает и нумизматический материал. В середине 330-х гг. (скорее всего, после событий III Cвященной войны, когда фокидяне выплатили огромный штраф), в результате эмиссии, явившейся следствием попытки амфиктионов чеканить собственные деньги, были выпущены монеты различного номинала: статеры, драхмы, триоболы, однако все они имели на аверсе изображение головы Деметры - богини, покровительствующей святилищу в Антеле, а на реверсе - изображение Аполлона, который восседает, опираясь на кифару, на омфале около дельфийского треножника, с ветвью оливкового дерева в руках. Эта сторона монеты содержала также надпись AMFI-KTIO-NWN (cм. рис. 2 на с. 26).

По словам афинского оратора IV в. Эсхина, древний союз состоял из двенадцати племен, каждое из которых имело по два голоса независимо от своей силы и могущества (II, 116). Состав союза восстанавливается лишь по данным литературных источников IV в. (Theopomp., FgrHist 115 F 63; Aeschin., II, 116, см. также: Androt. ap. Paus., X, 8, 1-2 = FgrHist 324 F 58), а также надписей этого времени и более поздних эпох (сейчас известно около тридцати списков амфиктионов различной полноты для

- 174 -

IV в., около пятидесяти - для III в., пять - для II в. и один, судя по всему, для императорской эпохи)88. Анализируя источники, отразившие и явно позднейшие изменения в составе Амфиктионии, современные исследователи практически единодушно причисляют к первоначальному союзу фессалийцев, фокидян, дорийцев, ионийцев, перребов, долопов, беотийцев, локров, фтиотийских ахейцев, магнетов, эниан и малийцев (см. рис. 12)89. Геродоту был известен практически тот же состав объединения - среди тех, кто "дал персам землю и воду", он перечисляет большинство названных племен Амфиктионии, в которой господствовали персофильские настроения (VII, 132).

Обращаясь к важнейшим институтам Амфиктионии90, следует отметить, что они сохраняли архаические черты и в последующие эпохи, поэтому могут до известной степени восстанавливаться по сравнительно поздним источникам. Прежде всего это относится к совету амфиктионов - синедриону (sunevdrion), который составляли гиеромнемоны (iJeromnhvmone?), обладавшие в качестве представителей племен правом голоса. Кроме того, на заседания амфиктионов направлялись и пилагоры, по-видимому, представители отдельных полисов, прежде всего тех, которые стали определять политические судьбы Греции. Таким образом, вслед за В. В. Латышевым гиеромнемонов можно назвать религиозными представителями племен, а пилагоров - политическими представителями союзных государств91. Очевидно, уже в VI в. (самое позднее к началу V в.) пилагоры наряду с гиеромнемонами входили в совет амфиктионов и являлись, согласно

- 175 -

Рис. 12. Члены Пилейско-дельфийской амфиктионии (составитель — Ф. Лефевр, 1998). В скобках — временные члены (Македония, Хиос, Магнесия на Меандре не указаны).

Геродоту (VII, 213-214) и Плутарху (Them., 20), важным институтом амфиктионии. Однако правом голоса в совете (kuvrioi tw`n yhvfwn) обладали, скорее всего, только гиеромнемоны (Schol. Dem., XVIII, 149)92.

Вопрос о том, входили ли все двенадцать перечисленных выше племен в союз с самого начала, является предметом непрекращающейся до сих пор дискуссии. Многие исследователи, подчеркивая буквальное значение слова "амфиктионы", считают

- 176 -

ядром союза лишь те племена, которые жили в непосредственной близости к святилищу в Антеле: малийцев и энианов (или этейцев)93. Л. Джеффри увеличивает состав первоначального союза за счет пограничных племен дорийцев и ахейцев94. По мнению К. Таузенда, первоначальный племенной союз составили малийцы, локры и беотийцы95. Ф. Лефевр полагает, что сильная фессалийская доминанта в Амфиктионии заставляет считать самыми ранними членами союза Фессалию и зависимые от нее племена96.

Неожиданную реконструкцию начальных страниц истории Амфиктионии предложил Ф. Вюст97. Он пришел к выводу, что Пилейская амфиктиония вовсе не была "международной организацией", а состояла из одного племени, которое и называлось амфиктионами. В пользу этого говорит, по его мнению, тот факт, что в Фуриях, наряду с прочими филами, носившими имена племен, существовала и фила, которая называлась амфиктионийской, - ее составляли колонисты, прибывшие, вероятно, из области Малийского залива. Еще одним подтверждением своей гипотезы Ф. Вюст считает существование героя-эпонима Амфиктиона. Только позднее, согласно мнению этого исследователя, Амфиктиония стала международным объединением. В качестве первоначального племени Ф. Вюст выделяет ионийцев (основываясь, прежде всего, на количестве гиеромнемонов - двенадцать) и потому относит основание союза в додорийское, то есть в микенское время. Выдвинутый Ф. Вюстом еще около полувека назад тезис о первоначальном этнически гомогенном характере Амфиктионии поддержал К. Таузенд, который отверг при этом идею своего предшественника об установлении союза в микенскую эпоху и ионянах как первоначальном племени (К. Таузенд, как мы уже упоминали, включает в первоначальный состав малийцев, локрийцев и часть беотийцев).

- 177 -

Безусловно, постановка вопроса о "первоначальном ядре" имеет под собой определенные основания. Если принимать идущее от античной традиции толкование амфиктионов как "вокруг живущих", то, по-видимому, следует полагать, что этот "соседский" принцип должен был играть важную роль в процессе складывания первоначальных союзов такого типа. Однако он вовсе не объясняет состава известных нам амфиктионий исторической эпохи, куда (даже с учетом возможных миграций) зачастую входили жители достаточно отдаленных от культового центра областей или, напротив, не включались обитавшие в непосредственной близости от него. Чрезвычайно широкий состав Пилейско-дельфийской амфиктионии классической эпохи с трудом позволяет назвать ее союзом "вокруг живущих" племен (см. рис. 12).

Но даже если такое "первоначальное ядро" союза и существовало, то, как кажется, довольно рано произошло его расширение и становление в том составе, о котором говорит античная традиция. Хотя большинству из названных нами схем современных историков нельзя отказать в оригинальности и даже изяществе предлагаемой реконструкции, ни одна из них не получила безусловного и полного признания, так как все они не бесспорны. На наш взгляд, пока нет достаточно убедительных оснований для полного отказа от следующего за античной традицией мнения о том, что Амфиктиония с самого начала состояла из двенадцати племен98. Нет оснований отрицать и изначально международный, если можно так выразиться, характер этого союза. В любом случае, союз амфиктионов с довольно раннего времени являл чрезвычайно значимый в условиях политической раздробленности Греции пример объединения, построенного на иных, нежели племенное единство, принципах: в его состав входили и дорийцы, и ахейцы, и ионийцы.

- 178 -

Решение вопроса о времени возникновения и составе союза на ранних этапах его истории находится в неразрывной связи с проблемой его первоначальных целей и характера. Если сторонники мнения о появлении Амфиктионии еще в микенское время выдвигают на первый план географический фактор99, то другим исследователям решающим кажутся экономические и политические причины.

Под экономическими интересами понимается прежде всего значимость Фермопильского прохода, связывавшего Северную и Среднюю Грецию. Согласно мнению Э. Кауэра, различные племена, населяющие эти области, создали Амфиктионию для регулирования добрососедской торговли и движения через Фермопилы, а в качестве центра выбрали расположенное вблизи них святилище Деметры в Антеле100. Однако эта причина едва ли объясняет вхождение в союз таких членов, как долопы или магнеты, живущие в районе южного Пинда; еще менее убедительна она для ионийцев, населявших Северную Эвбею и больше заинтересованных в морских путях. Вряд ли экономический интерес был решающим фактором создания Амфиктионии, при этом, однако, выбор именно святилища Деметры в Антеле мог, безусловно, до некоторой степени учитывать и экономическую важность Фермопил в контексте связей вошедших в союз племен Северной и Средней Греции.

Помимо экономических мотивов весьма значимым для создания союза большинство исследователей считают и политический фактор, объявляя главной целью объединения защиту Фермопил от возможного врага. М. Сорди полагает, что для племен, которые жили в бассейне фессалийской реки Сперхей (а именно они и составили первоначальный союз), таким врагом могла быть Фессалия с ее агрессивными устремлениями101. П. Гийон видит даже двух возможных врагов первоначального союза: кроме Фессалии, по его мнению, планы экспансии в отношении Фермопил вынашивала также Беотия. Ученый считает, что создание

- 179 -

союза должно было обеспечить независимость малых племен, которые таким образом хотели избежать участи жертв столкновения двух соперничающих "великих держав"102.

Против этого взгляда, определяющего Амфиктионию прежде всего как политическое объединение, особенно решительно выступает К. Таузенд. Во-первых, он указывает на отсутствие политической сплоченности первоначального союза и приводит, на основании сообщения Фукидида (II, 92, 2 sqq.), в качестве примера тот факт, что малийцы, которых считают непременными его участниками, были cвязаны с дорийцами. Кроме этого, немецкий исследователь отмечает достаточно "мирные", по его мнению, обстоятельства вхождения Фессалии в союз, который якобы имел антифессалийскую направленность, и др.103

Как кажется, тезис о политическом единстве союза опровергают и известные нам факты многочисленных столкновений, в том числе и военного характера, между его членами, и то обстоятельство, что в этот союз одновременно входили такие заклятые враги, как Фессалия и Фокида. Показательно в этом отношении также содержание клятвы амфиктионов, где в некотором смысле регулируются правила ведения войны между ее членами в случае возникновения конфликта, но отнюдь не запрещается сама война как таковая: "не разрушать ни одного города, принадлежащего к союзу, не отводить у него воды ни в военное, ни в мирное время; если кто нарушит это, против того идти войной и уничтожить его города; также если кто похитит принадлежащее божеству, или замыслит что-нибудь против святилища, или будет знать об этом, тому мстить и рукой, и ногой, и голосом, и всеми средствами" (Aeschin., II, 115; Bengtson SVA II, 104; Прил. 29). Таким образом, кроме важнейшей заботы амфиктионов о защите святилища, мы видим еще одну функцию - регулирование отношений между ее членами. Заметим в этой связи, что практика религиозной и политической деятельности союза (которую

- 180 -

вовсе не следует отрицать, возражая против примата политических целей в создании Амфиктионии) вырабатывала опыт, значимый с международной точки зрения. Так, текст клятвы амфиктионов значим и в контексте формирования международных норм, в частности военных, - мы видим здесь смягчение суровости военных обычаев, что придавало, по выражению В. В. Латышева, "постоянным войнам греков более гуманный характер"104.

Мы, безусловно, согласны с К. Таузендом и его последователями, которые полагают, что Пилейская амфиктиония создавалась прежде всего как религиозный, культовый союз105. Эта главная его характеристика справедлива и для дальнейшей истории союза амфиктионов в контексте осуществлявшихся им функций, важнейшие из которых были связаны с совместными культовыми действиями и заботой о святилище Аполлона. Однако с полным отрицанием К. Таузендом какого-либо политического аспекта в деятельности Амфиктионии трудно согласиться. К. Таузенд ограничивается в своем исследовании архаическим периодом, но даже для этой эпохи вынужден отметить одно исключение, которое выпадает из его схемы - Первую священную войну106. В последующие времена, о которых мы знаем много больше, чем о ранней истории союза, Амфиктиония, безусловно, никогда не выступала как военно-политическое объединение, однако примеров ее активного участия в политических делах и конфликтах имеется немало, на чем мы еще остановимся в ходе последующего изложения.

Как представляется, политический смысл не был изначально заложен в идее создания союза, скорее, напротив, он противоречил этой идее и принципам амфиктионии как союза прежде всего религиозного. В данном отношении судьба Пилейско-дельфийской амфиктионии и ее последующее значение в политической жизни Эллады кажутся столь же исключительными, сколь нетипичным было бы наличие двух центров для других

- 181 -

известных нам амфиктионий. Объяснение этой исключительности можно попытаться отыскать, обратившись к проблеме отношений между Дельфами и Амфиктионией.

Итак, мы подошли в вопросу о вхождении Дельф в союз амфиктионов107. Относительно хронологии этого события традиция нам ничего не сообщает. Так как Первую священную войну амфиктионы вели уже во славу Пифийского Аполлона, вероятнее всего, что Дельфы стали вторым центром союза еще до начала войны, то есть до начала VI в.108 Очевидно, это произошло во второй половине VII в. Именно то обстоятельство, что Дельфы уже были инкорпорированы в структуру союза, позволило амфиктионам встать на защиту святилища в Пифо от притязаний соседней Крисы. Как нам представляется, это святилище, растущая слава которого в период становления и распространения полисной модели была преимущественно связана с успехами колонизационных предприятий греков, привлекло внимание амфиктионов уже в достаточно ранний период. Оно больше подходило в качестве центра религиозному союзу, значение которого в этот период также росло благодаря доминированию в Северной Греции Фессалии, захватившей лидерство в Амфиктионии.

Вероятно, с деятельностью амфиктионов можно связать и возведение первого каменного храма в Дельфах, который, согласно археологическим данным, относится к концу VII в. Самый ранний источник о сооружении этого храма - Гомеровский гимн к Аполлону - так повествует о строителях храма:

- 182 -

"...заложил основанье сплошное для храма
Феб-Аполлон широко и пространно. На том основанье
Входный порог из каменьев Трофоний возвел с Агамедом,
Славные дети Эргина, любезные сердцу бессмертных.
Вкруг же порога построили храм из отесанных камней
Неисчислимые роды людей, на бессмертную славу"

(HH, III, 294-299, пер. В. В. Вересаева).

В интерпретации приведенных строк мы присоединяемся к тем исследователям, которые, вслед за Ж. Ру, видят в "неисчислимых родах людей" (ajqevsfata fu`l? ajnqrwvpwn) указание на племена, входившие в Амфиктионию109. Таким образом, и данные Гомеровского гимна, и археологические материалы также вполне соответствуют предположению о том, что в конце VII в., еще до начала Первой священной войны, Дельфы уже были в составе Пилейской амфиктионии.

Косвенным подтверждением растущего значения союза в связи с вхождением в него Дельф и одновременно следствием этого роста можно считать состоявшееся (вероятно, как раз в этот период) перераспределение голосов в уже сложившейся структуре синедриона из 24 гиеромнемонов: разделение представительства дорийцев метрополии и эвбейцев - они передают по одному голосу соответственно дорийцам Пелопоннеса и афинянам, которые ранее не входили в состав амфиктионов. Вновь вступившие дельфийцы получают два голоса - по одному от перребов и долопов, племен не столь многочисленных и значимых в сравнении с прочими членами союза. Возможно, к этому же времени относится и разделение двух локрийских голосов: по одному на локров западных и восточных. Таким образом, еще накануне Первой священной войны мы получаем картину распределения представительства в Амфиктионии, которая известна по эпиграфическим материалам начиная с IV в.110

- 183 -

По-видимому, новый культовый центр, благодаря его безусловному авторитету в греческом мире на рубеже VII-VI вв., сразу стал основным в союзе. Он придал специфические черты устройству Амфиктионии - нам больше не известны религиозные союзы с двумя центрами. Эти структурные изменения могли иметь и более глобальные последствия. Именно перераспределение голосов в совете (в частности, усиление позиции Афин, которые мы видим затем среди активных участников Первой священной войны) могло активизировать действия амфиктионов по защите святилища от соседней Крисы и обусловить решительную ответную реакцию членов союза, когда притязания нечестивого соседа приобрели откровенно грабительский характер. Так как это выступление было лишь первым в ряду так называемых Священных войн, можно говорить об активизации функций амфиктионов по защите своего нового культового центра не только на примере одной акции, но и в более широком смысле.

Дельфы, возможно, повлияли даже на сам характер союза, усилив его политическую составляющую, так как и сами они участвовали в политической жизни гораздо более активно, чем центр в Антеле. Ведь среди прочих известных нам центров амфиктионий нет ни одного сопоставимого по значению в архаическое или классическое время с Дельфами, кроме, пожалуй, Делоса, который, что характерно, также являлся центром почитания Аполлона. С другой стороны, вокруг значимых религиозных центров архаики и классики - Олимпии, Додоны, Герайона в Аргосе или храма Геры на Самосе, святилищ Аполлона в Дидимах и Птойях, Артемисии в Эфесе, святилища Зевса в Немее, Посейдона на Истме - не было создано подобных объединений.

Это может свидетельствовать прежде всего о том, что процесс складывания союза амфиктионов вокруг святилища, по-видимому, никоим образом не был связан с особенной значимостью последнего и первоначально не имел никакой политической подоплеки, что справедливо и для древнейшей Пилейской

- 184 -

амфиктионии. Вошедшие сравнительно поздно в состав союза Дельфы сделали это образование нетипичным (наряду с незначительным первоначальным центром появился и второй, набиравший вес, в том числе и политический) и усилили его политическую значимость. Конечно, говорить о типичности в данном случае, вероятно, слишком смело - ведь о других объединениях такого рода сведения традиции очень скупы. Возможно, набравший силу в архаический период культ Аполлона повлиял в этом плане также на значение и характер Делосской амфиктионии, которую обычно считают вторым по значению союзом амфиктионов после Пилейско-дельфийского.

Как кажется, успех древнего религиозного союза и его значение в последующие эпохи был обеспечен некоторой трансформацией его формы и характера, связанной с вхождением в его состав Дельф. Особенный, в сравнении с другими амфиктиониями, интерес к политической жизни данное объединение могло приобрести еще и потому, что его составляли важнейшие в политическом отношении греческие общины, находящиеся в эпицентре политических перипетий. Это последнее обстоятельство, впрочем, не было характеристикой лишь Дельфийской амфиктионии. Нам известны примеры "двойного" и "тройного" членства, когда община или племя входило в состав нескольких подобных союзов (Афины были, например, членом религиозного союза в Калаврии и участвовали в церемониях, проводившихся ионийцами на Делосе)111.

Однако абсолютизировать политический момент, подчеркивая возможную специфику данного союза и вероятную роль Дельф в этой области, безусловно, не стоит. Амфиктионы осознавали себя объединением именно религиозным, и этот культовый характер союза сохраняется на протяжении всей его истории. Как мы уже отмечали, важнейшей обязанностью амфиктионов являлось попечение об общих святынях. Говоря о функциях союза в отношении Дельфийского святилища, мы неизбежно сталкиваемся с вопросом о взаимоотношении амфиктионов и дельфийцев в этой сфере. Что же представлял из себя Дельфийский полис, как строились его отношения со святилищем Аполлона и Амфиктионией?

- 185 -

О самой дельфийской общине у нас почти нет свидетельств для периода архаики и классики. Достаточно богатый эпиграфический материал появляется начиная с IV в., хотя и его нельзя назвать исчерпывающим. Как справедливо отмечает Л. М. Глускина, жизнь самого дельфийского полиса, по-видимому, гораздо меньше интересовала древних авторов, чем деятельность прославленного панэллинского святилища, и поэтому оказалась в античной традиции на втором плане112. Кроме того, проблему составляет также достаточная смысловая невнятность употребления в античной традиции самого наименования Delfoiv. Так, например, у Геродота, в труде которого Дельфы занимают особое место, речь может идти собственно о городе (I, 65), о его жителях (I, 51), о святилище (I, 25), о жречестве (VIII, 36), о пифии (I, 55), об оракуле (I, 13), об Аполлоне Пифийском (I, 50), об Амфиктионии (II, 180). Причем зачастую контекст не позволяет различить, когда речь идет о полисе, а когда имеется в виду святилище, так как их связь была чрезвычайно тесной. Правда, мы встречаем в традиции и специальное разграничение этих наименований: Фукидид, передавая текст договора о Никиевом мире между Афинами и Спартой (421 г.), четко перечисляет все составляющие храмового центра в Дельфах. Согласно этому документу гарантировалась независимость священному участку (to; iJerovn), храму Аполлона в Дельфах (to;n new;n to;n ejn Delfoi`? tou` jApovllwno?), дельфийской общине (Delfouv?) (Thuc., V, 18, 2 = Bengtson SVA II, 188; Прил. 64). Важно заметить, что в пункте договора, касающемся автономии святилища, "дельфийцы" выступают отдельной заинтересованной стороной.

Для организации дельфийской общины были характерны основные элементы политической структуры полиса. По мнению Л. М. Глускиной, из некоторых намеков в источниках можно заключить, что Дельфы претерпели эволюцию, сходную с той, которая известна из истории других общин Греции113.

- 186 -

Хорошо знакомый с дельфийской традицией Плутарх, рассказывая о происхождении одного из проводившихся там праздников, приводит следующую легенду: когда в Дельфах была засуха и голод и жители округи с детьми и женами пришли как просители к порогу царя, тот дал ячменя и бобов только приближенным и знакомым ему, по-видимому, знатным людям, потому что на всех не хватало (Quaest. Gr., 12, 293 d). Отсюда можно предположить, что в архаических Дельфах существовала сильная личная власть и знать занимала привилегированное положение. Как полагает А. В. Никитский, политическое развитие общины шло по пути постепенного ограничения личной власти путем сокращения ее срока, увеличения числа ajrcaiv и разделения власти114.

Геродот, рассказывая о даровании дельфийцами Крезу и лидийцам почетных прав и привилегий, имеет в виду именно собрание дельфийских граждан (I, 54). А. В. Никитский, сопоставляя это свидетельство Геродота с документальными памятниками III-II вв. о даровании проксении и других привилегий дельфийским народным собранием, делает вывод, что известное нам политическое устройство этого полиса в указанный период в своих существенных чертах существовало уже в середине VI в.115 В более поздних источниках кроме народного собрания засвидетельствовано также наличие городского совета (boulhv) и булевтериев, а также и других должностных лиц, функции которых не очень ясны116.

- 187 -

У нас нет точных данных о численности городской общины. По словам Геродота, она была известна Крезу, который отправил посольство в Пифо с дарами всему дельфийскому народу, узнав его численность (I, 54). Современные исследователи определяют эту цифру в V-IV вв. по-разному: от 700 до 1200 взрослых мужчин117.

Земельный фонд в Дельфах, безусловно, был разделен на священный участок (cwvra iJerav) и городские земли (cwvra tw`n Delfw`n). Последние находились во владении гражданского коллектива, по-видимому, согласно обычному греческому праву. Храмовые земли управлялись амфиктионами, и дельфийский полис не мог ими распоряжаться. Л. М. Глускина справедливо замечает, что запрет возделывать и обрабатывать плодородную равнину, отнятую у Крисы в результате Первой священной войны и посвященную Аполлону, распространялся и на дельфийцев, а не только на их соседей. Нарушители в равной степени привлекались амфиктионами к ответственности: дельфийцы вместе с другими членами Амфиктионии выступили против амфиссян, нарушивших запрет, что привело к Четвертой священной войне 340/39 г., а в 112-119 гг. за аналогичный поступок (возделывание и застройка священной земли) была привлечена к ответу группа дельфийцев (Ditt. Syll.3, 826 E-H)118.

Однако община могла извлекать доходы не только из использования своих земель, но и из аренды части храмовых владений, подконтрольных Амфиктионии119. Даже для более поздних эпох эпиграфический материал не всегда позволяет определить, о какой категории земель идет речь, поэтому уточнить соотношение городских и храмовых владений, а также их размеры и границы не представляется возможным120.

- 188 -

Хотя эпимелетами проводившихся в Дельфах Пифийских игр выступали амфиктионы, но вестников во все концы греческого мира посылали дельфийцы, которые были, по мнению Л. М. Глускиной, кровно заинтересованы в как можно большем числе участников: это увеличивало престиж святилища и города, а кроме того, праздники служили источником обогащения121. Дельфийцы имели право на долю доходов, причитавшуюся им от жертв и приношений паломников и вопрошавших оракул122. Л. М. Глускина в этой связи обращает внимание на засвидетельствованную в Греции еще с VI в. антидельфийскую традицию, которая высмеивала корыстолюбие и алчность дельфийцев, а также зависимость их благополучия от даров и жертвоприношений (Aristot., fr. 487, 611 Rose3; Schol. Aristoph. Vesp., 1446 sqq.; Pap. Oxyr., XV (1900), fr. 2; Lucian. Phalar., II, 8)123.

В Дельфах с V в. засвидетельствовано существование большого количества мелкой монеты, в основе которой лежит эгинская система: трегемиоболы - 1 и 1/2 обола = 1/4 драхмы, тритартемории, составляющие половину достоинства предыдущей монеты, - 3/4 обола, тартеморий - 1/2 обола. Выбор мелкой монеты, очевидно, опирался на стремление сделать более легким денежный обмен в религиозном центре, имеющем международное значение124. Стекавшиеся сюда паломники для внесения предварительной платы перед вопрошением оракула, оплаты проживания и т. д. располагали, как правило, монетой аттического или эгинского эквивалента: эгинский трегемиобол составлял примерно два аттических обола. Мелкая дельфийская монета, за единственным исключением (свидетельство из Элевсина, см.: IG II2, N 1672, l. 31), имела местное хождение.

- 189 -

Наконец, община и храм "переплетались" и просто в плане своего местоположения, находясь в непосредственной близости друг к другу. По сообщению Плутарха, здание Буле (Boulhv), института городской власти, вплотную примыкало к территории священного участка (De Pyth. or., 9, 398 c).

Вопросы дельфийского культа и повседневные дела святилища находились именно в ведении дельфийцев, а не Амфиктионии. Горожане поставляли служителей в храм, из рядов дельфийской знати рекрутировалось жречество (см. главу I, раздел 3). Кроме того, известные нам попытки воздействовать на пифию с целью получить угодный для вопрошавшего ответ связываются именно с фигурами отдельных дельфийцев. Клеомен действует через дельфийца Кобона (Hdt, VI, 66), афиняне в период Греко-персидских войн воспользовались советом "некоего Тимона, сына Андробула, одного из самых уважаемых людей в Дельфах", и решились повторно обратиться к оракулу (Hdt, VII, 140). Геродот упоминает также дельфийца, вырезавшего угодную лакедемонянам надпись на одном из даров Креза (I, 51). Cам лидийский царь, желая обеспечить поддержку оракула своим действиям, затем в благодарность за эту поддержку отправляет дары не только в святилище, но и дельфийцам (Hdt, I, 54). Почетное право промантии (promanteiva) отдельным грекам и чужеземцам, а также целым общинам дарует именно дельфийский полис. Это засвидетельствовано эпиграфически начиная с IV в. в его почетных декретах, однако бесспорно существование этой практики и раньше. Геродот, рассказывая о почестях и привилегиях, дарованных Крезу и лидийцам за щедрые приношения в Дельфы (I, 54), несомненно, использовал документальный дельфийский источник, может быть, сохранившийся на камне или в архиве города125.

Дельфы, находящиеся в непосредственной близости от крупнейшего панэллинского религиозного центра и являющие с ним своего рода социо-культурный симбиоз, занимают совершенно

- 190 -

уникальное место среди греческих полисов. Подчеркивая данную специфику Дельф, П. И. Люперсольский даже назвал их "храмовым городом", вынеся это определение в заглавие своей книги. Л. М. Глускина, единственная из отечественных исследователей советского времени занимавшаяся вопросами дельфийского полиса и святилища в Пифо, в своих ранних работах также делала особенный акцент на специфику Дельф, называя их "храмовой общиной". В своем первом диссертационном исследовании и ряде статей она относила завершение превращения Дельф в храмовую общину ко времени окончания Первой священной войны (в связи с запрещением обрабатывать Крисейскую равнину, посвященную Аполлону) и подчеркивала в качестве основных занятий дельфийцев обязанности, связанные с делами святилища126. В написанном позднее очерке о Дельфах IV в. она, напротив, стремится показать их типологическое сходство с другими греческими полисами, отмечая в качестве специфических черт объекта своего изучения, во-первых, право дельфийцев на долю доходов святилища, а во-вторых, то, что контроль над священными землями в Дельфах, в отличие от ситуации с общественными землями в других греческих государствах, осуществлял не полис, а Амфиктиония, и что их удельный вес был больше обычного127. При этом автор полагает, что Дельфы, несмотря на перечисленные особенности, имеют все атрибуты греческого полиса и существенно отличаются и по структуре, и по происхождению от столь распространенных на Переднем Востоке, в частности в Малой Азии, гражданско-храмовых общин128.

Таким образом, имеющийся у нас, пусть и не исчерпывающий, материал, касающийся политической жизни и социально-экономической структуры дельфийской общины, не позволяет типологически отличать ее от полисного образца, так как она содержит основные элементы устройства греческой гражданской

- 191 -

общины. Однако близость к святилищу Аполлона, хотя и не изменяла качественно основы полисного устройства Дельф, все же существенно влияла на жизнь членов общины во всех ее проявлениях. Это проявлялось и в "структуре занятости" дельфийцев, так как храм обслуживался ими, и в структуре доходов (они законно пользовались частью того, что предназначалось Аполлону), и в причастности знаменитым Пифийским агонам, и в соседстве с некоторым подобием современной международной организации, регулярно проводившей в Дельфах свои собрания. Не случайно в понятие "Дельфы" античными авторами обычно включался и полис, и святилище, что отразилось не только в литературных сочинениях, к примеру в истории о том, как Крез одарил каждого дельфийца в благодарность за полученный оракул, но и в документальных формулировках договора времен Пелопоннесской войны. Уникальность общины подчеркивалась и ее особыми отношениями с амфиктионами.

Какое место занимал Дельфийский полис в структуре Амфиктионии и каким образом дельфийцы делили с амфиктионами обязанности в отношении храма Аполлона? Для архаической и классической эпох свидетельства традиции по этому вопросу очень скудны, эпиграфический материал относится в основном ко времени не ранее IV в., поэтому мы вынуждены в части рассуждений, которая касается общего устройства амфиктионии, опираться на более поздние источники. Отношения между дельфийской общиной и Амфиктионией в IV в. изучались в последние десятилетия особенно активно129, что отчасти стимулировалось и подготовкой нового корпуса дельфийских надписей. Первый и второй том этой серии посвящены соответственно постановлениям

- 192 -

религиозного характера и документам хозяйственной отчетности IV-III вв.; подготовлен к печати и специальный том, который составили документы амфиктионов (CID, IV)130.

Уже сделанные замечания об уникальности симбиоза храмового центра и общины справедливы и в случае отношений Дельф с Амфиктионией: дельфийцы занимали в Амфиктионии особое место, что было обусловлено непосредственным соседством общины со святилищем Аполлона и их участием в отправлении тамошнего культа. Наряду с Афинами Дельфы были единственным постоянно представленным членом союза, который не соответствовал понятию e[qno? (племя). О значимости дельфийских представителей в составе Амфиктионии для более поздних эпох свидетельствуют те факты, что они занимали в списках гиеромнемонов IV в. третью позицию, после фессалийцев и македонян, а в период доминирования в Амфиктионии этолян даже вторую, хотя часто вытеснялись беотийцами (CID IV, 16 = CID II, 123. 1. 1-3) или фокидянами (CID IV, 23 = FD III, 203; Ditt. Syll.3, 417); во II в. они дважды даже упоминаются на "председательствующем" месте, обычном для фессалийцев (CID IV, 108 = Ditt. Syll.3, 636; CID IV, 119B = FD IV, 277). Просопографический материал, по эпиграфическим свидетельствам начиная с IV в., дает возможность проследить "служебную лестницу" большого количества дельфийских гиеромнемонов IV-II вв.: восемьдесят из почти сотни известных нам имен встречаются в городских декретах131. Как правило, они занимали прежде должности булевтов, архонтов или пританов. Это позволяет сделать вывод о значимости лиц, выступавших дельфийскими представителями в Амфиктионии, во внутригородской жизни. Важность же союза для самих Дельф сохранялась даже в ту эпоху, когда время наивысшей популярности святилища осталось далеко позади.

- 193 -

Особенное положение Дельф должно было проявляться и при распределении функций в отношении святилища Аполлона. Мы не имеем документальных материалов, четко регулирующих отношения Дельфийского полиса с Амфиктионией по вопросам руководства святилищем. Однако по данным множества надписей, из которых явствует ответственность той или иной стороны за различные аспекты жизни святилища, с достаточной степенью вероятности выстраивается следующее распределение сфер влияния (которые мы уже наметили в предыдущем изложении). Прежде всего, амфиктионы выполняли по отношению к святилищу административные функции, под их контролем находились состояние храмового имущества и управление священными землями, то есть дела имущественного и финансового характера (SIG, 145). Вопросами культа, как уже было сказано, ведали дельфийцы. Амфиктиония, очевидно, не вмешивалась напрямую в эту сферу, как и во внутреннюю жизнь дельфийской общины, хотя и здесь могли быть исключения, которые нам известны, например, для периода IV в. (CID IV, 1, 1. 33 = CID I, 10)132. В ведении aмфиктионов находилась также организация Пифийских игр, эпимелетами которых они считались.

Одназначно определить характер отношений между Дельфийским полисом и Амфиктионией чрезвычайно сложно. Отсутствие четкого и документально зафиксированного разделения между ними функций, касающихся управления святилищем, создавало возможности для вмешательства их в дела друг друга, столкновения и противостояния. Отождествлять понятия "Дельфы" и "Амфиктиония", как это порой делается в литературе, вряд ли возможно. Пользуясь выражением Дж. До, можно сказать, что "совет гиеромнемонов - это одно понятие, а полис Дельфы и Пифийский Аполлон - другое или два других"133.

- 194 -

Продолжая эту мысль, заметим, что и амфиктионы были далеко не едины в своих устремлениях, касавшихся святилища Аполлона.

Став центром Амфиктионии, Дельфы получили некоторую гарантию безопасности паломников, сохранности сокровищ, заботы о благоустройстве храмов. Однако гарантия, как оказалось, была не абсолютной. Общность амфиктионов в защите интересов святилища часто наталкивалась на стремление отдельных членов союза использовать авторитет Дельф в своих интересах. Оракул с его легендарными сокровищами стал яблоком раздора уже для мифических персонажей, а сам миф о борьбе Аполлона и Геракла за дельфийский треножник, по всей видимости, является отзвуком реального исторического соперничества за господство над оракулом, результатом чего был ряд так называемых Священных войн. Знаменательно, что все священные войны, которые велись во славу Аполлона Пифийского, происходили как раз между членами Амфиктионии, видимо, пытавшимися блюсти, кроме Аполлоновых, и собственные интересы. В последующей истории в союзе, как правило, доминировали наиболее сильные на тот или иной период в Греции полисы, а к чисто религиозным целям амфиктионов активно примешивались и политические.

Заключая этот сюжет, еще раз отметим, что с точки зрения общеэллинского и международного значения Дельф объединение вокруг святилища опекающих его амфиктионов чрезвычайно подняло престиж оракула. В свою очередь, растущая слава и популярность последнего делала более авторитетными выступления Амфиктионии в общегреческих делах. Однако взаимоотношения Дельф и амфиктионов не были лишь примером полного единства и взаимной заинтересованности: в частности, мы не можем отождествлять их позицию в политических делах. Особенно ярко, как нам представляется, это проявилось в событиях V в. (ср. ситуацию во время Греко-персидских войн или в период Второй священной войны, о чем подробнее речь пойдет в следующих разделах работы). Данную тенденцию во многом позволяет проследить и анализ событий Первой священной войны.


Примечания

82 Из новейших исследований об амфиктионии как форме союза см.: Tausend K. Amphiktyonie und Symmachie. Formen zwischenstaatlicher Beziehungen im archaischen Griechenland. Stuttgart, 1992. S. 34-47; Lefevre F. L'Amphictionie pyleo-delphique: histoire et institutions. Paris, 1998. P. 159-176.назад
83 К. Таузенд называет еще пять предполагаемых амфиктионий (Tausend K. Amphiktyonie... S. 57).назад
84 Подр. см.: Sanchez P. L'Amphictionie des Pyles et de Delphes: recherches sur son role historique, des origines au IIe siecle de notre ere. Stuttgart, 2001. P. 16-30. назад
85 О соотношении понятий povli? и e[qno? в новейшей литературе см.: Morgan C. Athletеs and Oracles: the Transformation of Olympia and Delphi in the Eight Century B. C. Cambridge, 1990. P. 7-16. О других возможных толкованиях соотношения этих понятий применительно к Пилейско-дельфийской амфиктионии: Lefevre F. L'Amphictionie pyleo-delphique... Р. 16-20.назад
86 Wust F. Amphiktyonie, Eidgenossenschaft, Symmachie // Historia. Bd. III. 1954/55. S. 139; Roux G. L'Amphictionie, Delphes et le temple d'Apollon au IVe siecle. Paris, 1979. P. 2.назад
87 Busolt G., Swoboda H. Griechische Staatskunde. Bd. II3. Munchen, 1926. S. 1292 f.; Sordi M. La lega Tessala fino ad Alexandro Magno. Romа, 1958. P. 35; Tausend K. Amphiktyonie... S. 35; Lefevre F. L'Amphictionie pyleo-delphique... P. 13; Sanchez P. L'Amphictionie... P. 57 (VIII-VII вв.). назад
88 Lefevre F. L'Amphictionie pyleo-delphique... Р. 21 ss.назад
89 См. подробнее: Латышев В. В. Очерк греческих древностей. Ч. 1: Государственные и военные древности. СПб., 1997. С. 290-292; Zeilhofer G. Sparta, Delphoi und die Amphiktyonen im 5. Jahrhundert vor Christus. Diss. Erlangen, 1959. S. 34-38; Jeffery L. H. Archaic Greece... P. 74-79; Forrest W. G. G. Delphi... P. 312-313. Tausend K. Amphiktyonie... S. 35-36; Lefevre F. L'Amphictionie pyleo-delphique... P. 21-139.назад
90 Подробнее см.: Lefevre F. L'Amphictionie pyleo-delphique... P. 179-220; Sanchez P. L'Amphictionie...назад
91 Латышев В. В. Очерк греческих древностей. Ч. 1. С. 293. назад
92 Относительно дискуссии о роли гиеромнемонов и пилагоров см.: Zeilhofer G. Sparta... S. 35-36.назад
93 Sordi M. Lega Tessala... P. 35.назад
94 Jeffery L. H. Archaic Greece... P. 42.назад
95 Tausend K. Amphiktyonie... S. 38-42.назад
96 Lefevre F. L'Amphictionie pyleo-delphique... P. 13.назад
97 Wust F. Amphiktyonie... S. 129-153.назад
98 Сauer E. Amphiktyonia // RE. Bd. 1. 1894. Sp. 1934; Busolt G., Swoboda H. Griechische Staatskunde. Bd. II. S. 1292 f.; 1294; Roux G. L'Amphictionie... P. 2 (Ж. Ру, как мы уже указывали, относит, однако, объединение этих двенадцати племен к микенскому времени, с чем мы не можем согласиться).назад
99 Roux G. L'Amphictionie... P. 2.назад
100 Сauer E. Amphiktyonia... Sp. 1934.назад
101 Sordi M. Lega Tessala... P. 36.назад
102 Guillon P. Etudes beotiennes. Le boclier d'Heracles et l'histoire de la Grece centrale dans la periode de la premiere guerre sacree. Aix en Prov., 1963. P. 100.назад
103 Tausend K. Amphiktyonie... S. 37.назад
104 Латышев В. В. Очерк греческих древностей. Ч. 1. С. 292. назад
105 Tausend K. Amphiktyonie... S. 41-42, 59-60.назад
106 Ibid. S. 62.назад
107 Об этом также см.: Jacquemin A. Repercussion de l'entree de Delphes dans l'Amphictionie sur la construction а l'epoque archaique // Les grands ateliers d'architecture dans le monde egeen du VIe siecle avant J.-C. / J. des Courtils, J.-Ch. Moretti. Istambul, 1991 (1993). P. 217-225.назад
108 Busolt G., Swoboda H. Griechische Staatskunde. Bd. II. S. 1292 ff.; Wilamowitz-Mollendorff U. v. Der Glaube der Hellenen. Bd. II. Berlin, 1932. S. 29; Parke H. W., Wormell D. E. W. The Delphic Oracle. Vol. I. P. 102-103. Другие варианты: перед падением Крисы (на основании аттрибуции учреждения Амфиктионии Пиладу, внуку Криса, эпонима города); М. Кэри полагает, что это могло произойти как результат Первой священной войны (CAH. Vol. III. 1925. P. 604).назад
109 Roux G. Testemonia Delphica, I. Note sur l'hymne homerique а Apollon, v. 289 // REG. T. LXXIX. 1966. P. 1-5; Maass M. Das antike Delphi... S. 42; 102; Brandt H. Pythia... S. 196.назад
110 Схема перераспределения голосов амфиктионов намечена в общих чертах еще в работах конца XIX в. (см., напр.: Латышев В. В. Очерк греческих древностей. Ч. 2. С. 290-292), ее же приводит в новейшем обстоятельном исследовании, специально посвященном Амфиктионии, Ф. Лефевр (Lefevre F. L'Amphictionie pyleo-delphique... P. 16).назад
111 Parker R. Athenian Religion... P. 27-28.назад
112 Глускина Л. М. Дельфийский полис в IV в. до н. э. // Античная Греция: Проблемы развития полиса / Редкол.: Е. С. Голубцова (отв. ред.) и др. Т. 2. М., 1983. С. 44.назад
113 Глускина Л. М. Дельфийский полис... С. 49. Далее в этом абзаце мы следуем ее толкованию пассажа Плутарха.назад
114 Никитский А. В. Дельфийские эпиграфические этюды. Вып. I-VI. Одесса, 1894-1896. С. 275.назад
115 Никитский А. В. Дельфийские эпиграфические этюды. С. 289.назад
116 Подробнее о политическом устройстве и социальной структуре дельфийского полиса в более поздние периоды см.: Никитский А. В. Дельфийские эпиграфические этюды. C. 15 cлл.; Глускина Л. М. Дельфийский полис... С. 49 слл.; Bourguet E. De rebus delphicis imperatoriae aetatis. Paris, 1905; Daux G. Delphes au IIe et au Ier siecle depuis l'abaissement de l'Йtolie jusqu'а la paix romaine 191-31 av. J.-C. Paris, 1936. P. 73 ss.; Vatin C. Damiurges et йpidamiurges а Delphes // BCH. T. 85. 1961. P. 236-255; Roux G. Les prytanes de Delphes // BCH. T. 94. 1970. P. 117-132.назад
117 Bourguet E. 1) L'administration financiere du sanctuaire pythique. Paris, 1905. P. 44-45; 2) Les ruines de Delphes. Paris, 1914. P. 143 sq.; Busolt G., Swoboda H. Griechische Satatskunde. S. 1299; Glotz G. Histoire grecque. Paris, 1936. T. III. P. 258.назад
118 Глускина Л. М. Дельфийский полис... С. 45.назад
119 Bourguet E. L'administration financiere... Р. 27-28. назад
120 Подробнее см.: Kahrstedt U. Delphoi und das Heilige Land des Apollon // Studies Presented to D. M. Robinson. Washington, 1953. Vol. II. S. 749-757.назад
121 Глускина Л. М. 1) Дельфы как экономический центр древней Греции // УЗ ЛГПИ им. Покровского. Т. XIII. Вып. 2. 1956. С. 152-155; 2) Дельфийский полис... С. 47-48.назад
122 Никитский А. В. Исследования в области греческих надписей. Юрьев, 1901. С. 43-44; Rougemont G. Les Theores d'Andros а Delphes // Йtudes delphiques. BCH. Suppl. IV. Athenes, 1977. P. 37-47.назад
123 Глускина Л. М. Эзоп и антидельфийская оппозиция в Греции в VI в. до н. э. // ВДИ. 1954. № 4. С. 150-158.назад
124 Guide de Delphes: Le site / Ed. par J.-F. Bommelaer, D. Laroche. Paris, 1991. Р. 34.назад
125 Доватур А. И. Повествовательный и научный стиль Геродота. Л., 1957. С. 28-30; Parke H. W. Croesus and Delphi // GRBS. Vol. 25. 1984. P. 216, Note 13.назад
126 Глускина Л. М. Политическая роль... С. 5-6, 9-10.назад
127 Глускина Л. М. Дельфийский полис... С. 46, 48-49, 51-52.назад
128 О гражданско-храмовых общинах см.: Периханян А. Храмовые объединения Малой Азии и Армении. М., 1959.назад
129 Roux G. L'Amphictionie, Delphes et le temple d'Apollon au IVe siecle. Paris, 1979. P. 61-93; Lefevre F. 1) Un document amphictionique inedit du IVe siecle // BCH. T. 118. 1994. P. 99-112; 2) L'Amphiktionie pyleo-delphique au IVиme siecle // Le IVиme siecle av. J.-C. Approches historiographiques / Texte reunis par P. Carlier. Nancy, 1996. P. 121-126; 3) L'Amphictionie pyleo-delphique... P. 34-51; Croissant F. Les Atheniens а Delphes avant at apres Cheronee // Le IVиme siecle av. J.-C... P. 127-139.назад
130 Rougemont G. Les lois sacrees et reglements religieux. CID. T. I. Paris, 1977; Bousquet J. Les comptes du quatrieme et du troisieme siecle. CID. T. II. Paris, 1989. назад
131 Mommsen A. Delphische Archonten nach der Zeit Geordnet // Philologus. Bd. XXIV. 1866. S. 1-48; Lefevre F. L'Amphictionie pyleo-delphique... P. 35-41.назад
132 Amandry P. 1) Convention religieuse conclue entre Delphes et Skiathos // BCH. T. LXIII. 1939. P. 204; 2) La mantique apollinienne а Delphes. Paris, 1950. P. 107-108; Rougemont G. Les lois sacrees... P. 114; Sokolowski F. Lois sacree des cite grecques. Paris, 1969. P. 161; Lefevre F. L'Amphictionie pyleo-delphique... P. 42.назад
133 Daux G. Delphes au IIe et Ier siecle.... P. 18. назад
(c) 2001 г. О.В. Кулишова
(c) 2001 Издательский центр "Гуманитарная академия"
(c) 2005 г. Центр антиковедения
office@centant.pu.ru