Публикации Центра антиковедения СПбГУ

Оксана Викторовна Кулишова

Дельфийский оракул в системе античных межгосударственных отношений (VII–V вв. до н. э.)

СПб.: Издательский Центр "Гуманитарная Академия", 2001. — 432 с.,
(Серия "Studia classica"). ISBN 5-93762-009-7

Глава I

КУЛЬТ АПОЛЛОНА И НАЧАЛЬНЫЕ ЭТАПЫ ИСТОРИИ ДЕЛЬФИЙСКОГО ОРАКУЛА


2. ДРЕВНЕЙШАЯ ИСТОРИЯ СВЯТИЛИЩА В ПИФО
И РОСТ ЕГО ЗНАЧЕНИЯ В VIII В. ДО Н. Э.

- 68 -

Первоначальным названием места, где располагалось знаменитое святилище Аполлона, было, по-видимому, вовсе не Дельфы, а Пифо (Пифон). Именно наименование Puqwv мы встречаем у Гомера (Il., II, 519; IX, 401-405; Od., I, 508; VIII, 79-82), в Гомеровских гимнах (HH, III, 183; 372; 518; IV, 178), в "Теогонии" Гесиода (ст. 498), у Феогнида (ст. 805-810), у Пиндара (Pyth., V, 105; VII, 11; Nem., XI, 24). Именно Пифийскими назвали амфиктионы состязания, учрежденные ими здесь в начале VI в., что, очевидно, было сделано по аналогии с прочими панэллинскими состязаниями: Олимпийскими, Немейскими и Истмийскими - от названия местности. Начиная с V в. здешние жители все чаще называются в литературе дельфийцами, а место - Дельфами53. Наряду с этим новым названием по-прежнему употреблялся и топоним Пифо: Геродот и Фукидид преимущественно говорят о Дельфах, но упоминают и Пифо (см., например: Hdt, I, 54; Thuc., V, 18, 10); Пифо мы встречаем и в поздней традиции (см., к примеру: Paus., X, 6, 5).

Уже сами античные авторы пытались объяснить происхождение наименований Пифо и Дельфы. Наиболее распространенное, по словам Павсания (X, 6, 5), сказание связывало первое из названий с преданием о том, что здесь сгнило пораженное Аполлоном чудовище (от puvqesqai - "гнить"); эту этимологию мы встречаем еще в Гомеровском гимне Аполлону (III, 372-374).

- 69 -

Павсаний считал, что Дельфы - более раннее название, и лишь впоследствии окрестные жители дали городу имя Пифон, которое и встречается, по его словам, у Гомера. Этот автор среди прочих приводит предание, как он сам пишет, для любителей генеалогий, "которые всюду хотят видеть родословные". В нем рассказывается об эпонимах этого места. Согласно легенде, здесь некогда правил Пифа - сын Дельфа (X, 6, 5), который, в свою очередь, был сыном Аполлона (X, 6, 3-4).

История оракула в Дельфах восходит к глубокой древности. Состояние источников не позволяет восстановить картину ранней дельфийской истории и подъема святилища в VIII в. со всей определенностью, однако археологические материалы и античная традиция дают возможность наметить некоторые вехи этого процесса.

Начало культовой деятельности на территории, где находилось знаменитое святилище классического времени, относится к микенской эпохе и связано с поселением, засвидетельствованным со времени около 1600 г. (см. рис. 5)54. Объектом поклонения, очевидно, было женское божество, связанное с культом Матери Земли, о чем говорят многочисленные терракотовые изображения богини. Особенно много таких статуэток было найдено в Кастальском ущелье - на месте святилища Афины Пронайи (Предхрамовой) классического времени, где, по-видимому, первоначально находился культовый центр.

- 70 -

Рис. 5. Дельфы микенской эпохи (составитель - С. Мюллер, 1996)

- 71 -

В период Темных веков микенские Дельфы пришли в упадок55. Некоторые авторы считают возможным говорить даже о полном разрушении этого поселения около 1100 г. либо из-за мощных земляных обвалов56, либо в результате пожара57. Однако в материалах погребений имеется керамика, относящаяся к субмикенскому и протогеометрическому времени (XI-IX вв.)58. На этом основании С. Мюллер высказывает предположение, что поселение могло быть просто перенесено в какое-либо из близлежащих мест, где раскопки еще не велись59. Поэтому возможно, что некоторая религиозная деятельность продолжалась и в это время, однако характер ее по имеющимся материалам определить очень сложно.

Подъем святилища в VIII в. был уже связан с утвердившимся здесь культом нового божества - Аполлона (см. илл. 2 в конце книги). Вступление Аполлона во владение Дельфами представлено в традиции в нескольких вариантах. Самое раннее изложение этой легенды мы находим в Гомеровском гимне к Аполлону. Первая часть Гимна посвящена рождению бога на острове Делос. Далее автор рассказывает об основании Аполлоном своего святилища в Пифо, но обходит молчанием существование в этом месте более древних культов. Согласно Гимну, Аполлон с Олимпа отправляется на материковую часть Греции и там, дойдя до источника Тельфусы, начинает выбирать удобное место для своего святилища (ст. 179-244). Но нимфа источника хитростью

- 72 -

заставляет его уйти (ст. 245-276), и он отправляется дальше, в Пифо, как впоследствии была названа эта местность в Гимне, где с помощью Трофония и Агамеда основывает свой храм (ст. 277-299), сражается с обитавшей здесь змеей и убивает ее из лука (ст. 300-374). Потом Аполлон возвращается к источнику Тельфусы, наказывает коварную нимфу и также основывает свое святилище (ст. 375-387). Далее автор Гимна рассказывает, как Аполлон приводит в Пифо корабль критских моряков, которые становятся первыми жрецами его храма (ст. 388-544).

Однако наиболее распространена другая версия мифа, вложенная Эсхилом в уста самой пифии (Eum., 1 sqq.). По ее словам, самой первой владелицей оракула была Гея, потом ее дочь Фемида, затем это место перешлo к другому детищу Земли - Фебе, которая вместе с оракулом передала Фебу-Аполлону и свое имя (ст. 7). Центральный момент версии гомеровского Гимна - сражение бога со змеей - здесь не упоминается, точно так же как в Гимне нет сообщения о прежних владельцах оракула, т. е., согласно Эсхилу, оракул никогда не переходил от одного владельца к другому путем насильственного захвата.

Подобную же версию мы встречаем у Павсания, который приводит несколько преданий о возникновении Дельфийского оракула. По одному из них, сначала святилищем владели сообща Гея и Посейдон (X, 5, 6). Потом Гея передала оракул Фемиде, а та, в свою очередь, - Аполлону. Посейдон же в обмен на Дельфы получил Тенар в Лаконии или Калаврию (об этом же: Ephor. ap. Strab., VIII, 6, 14, p. 374)60.

Еще с одной версией основания оракула мы встречаемся в "Ифигении в Тавриде" Еврипида (ст. 1234-1283). После того как Лето дала жизнь Аполлону на Делосе, она на руках принесла сына на Парнас, где жил дракон - служитель оракула Геи, ужасное порождение Земли. Аполлон, еще дитя, убил это чудовище своими смертоносными стрелами и овладел святилищем. Затем юный бог прогнал из Дельф Фемиду, дочь Геи, за что последняя отомстила, посылая людям вещие сны и создавая

- 73 -

тем самым своеобразную конкуренцию его пророчествам. По просьбе Аполлона Зевс все же восстановил приоритет сына в этой области, отняв у людских снов достоверность. Таким образом, мы вновь видим насильственный момент в овладении святилищем, и именно в таком свете представлено убийство дракона.

Итак, традиция единодушна в том, что Аполлон в Дельфах - пришелец. Однако если в соответствии с Эсхилом и Павсанием Гея-Фемида добровольно передала ему оракул, то в версиях легенды, передаваемых автором гомеровского Гимна и Еврипидом, сохранилось воспоминание о жестокой борьбе за власть над святилищем (об этом же см.: Apollod. Bibl., I, 4). На данное противоречие традиции обращают внимание все исследователи сказаний об основании оракула Аполлона61. По-видимому, установление нового мужского культа в Дельфах взамен прежнего, женского, происходило далеко не мирным путем. Такой ожесточенной борьбой за господство, по представлениям древних греков, вообще сопровождалась смена поколений богов, что нашло свое отражение во многих мифологических сказаниях. Гея выступает в большинстве мифов как противник Зевса и других олимпийцев. Как нам представляется, версия Гимна отражает древний вариант предания, который затем в несколько измененном виде воспроизводит и Еврипид. Отсутствие сведений о предшественниках Аполлона в Дельфах в версии Гимна объясняется, вероятно, тем, что введение нового культа сначала вызвало отрицание старого - культа богини Земли. Гимн упоминает о ней лишь как о змее, поскольку змея или

- 74 -

дракон являлись порождением Земли и обычно рассматривались как ее воплощение62. Легенда же, которую мы находим в "Эвменидах" Эсхила, и в более поздней традиции является, как полагает Г. Парк, отражением официальной версии. При этом последняя утвердилась после того, как Гея была признана в Дельфах предшественницей Аполлона и почитание ее было вновь восстановлено, но уже как второстепенного по отношению к Аполлону божества63. Следует отметить, что и в период поздней античности к югу от храма Аполлона у Кастальского ключа (см. рис. 6) еще существовал древний храм Геи (Plut. De Pyth. or., 17, 402 c.).

Таким образом, и археологические данные, и свидетельства традиции не оставляют сомнения, что предшественницей Аполлона в Дельфах была богиня, которая у греков впоследствии отождествлялась с Геей64. Вопрос же о преемственности мантического культа и существовании оракула Геи решается не так определенно. Греческие поэты V в. верили в то, что Гея еще до Аполлона владела здесь оракулом, однако имеющиеся на сегодняшний день археологические материалы не позволяют сделать бесспорное заключение о существовании в этом священном месте прорицалища в микенское время65. Культ Аполлона в Дельфах, вероятно, унаследовал некоторые особенности культа Матери Земли, в частности служительницу-женщину в месте

- 75 -

Рис. 6. Общий топографический план Дельф (составитель - Д. Ларош, 1992)

- 76 -

почитания мужского бога. По мнению ряда исследователей, треножник как сиденье пифии также должен восходить к старым представлениям микенского времени66.

Возвращаясь к вопросу о росте влияния святилища в VIII в., отметим, что упоминания о Пифо сохранили и обе гомеровские поэмы. Как известно, интерпретация "Илиады" и "Одиссеи" вызывает особые сложности из-за того, что в них содержится сплав разновременных языковых и исторических реалий. Однако это не должно служить причиной отвержения свидетельств поэм в историческом исследовании. Гораздо убедительнее нам представляется иной подход, в отечественной литературе нашедший свое наиболее полное отражение в работах Ю. В. Андреева67, который убежден в необходимости использования данных гомеровских поэм в исследованиях по истории Греции XI-IX вв.

В знаменитом Списке кораблей Пифо (Puqw;n petrhvessa) упоминается наряду с другими древнейшими городами Фокиды (Il., II, 519), а в IX книге "Илиады" Ахилл очень выразительно говорит о сокровищах, которые хранит каменный порог метателя стрел Феба Аполлона в Пифо (ст. 401-405). В "Одиссее" рассказывается также и о пути Лето, матери Аполлона, в Дельфы (I, 508 sqq.), а в VIII книге этой поэмы содержится указание на Дельфы как место прорицания. Отправляясь в Троянский поход, царь Агамемнон посетил "Пифо утесистый" и там, "переступив каменный порог Феба-Аполлона", спрашивал бога об успехе предприятия. Царю был дан ответ, чтобы он принял за доброе предзнаменование, если в его стане поссорятся знатнейшие из ахейцев (VIII, 79-82, P-W 19; F L 1). И потому радовался душой владыка мужей Агамемнон, когда на одном из пиров Одиссей поссорился с Ахиллом. В том, что Агамемнон вопрошал оракул в Дельфах, некоторое сомнение высказывал уже

- 77 -

Страбон (IX, 3, 2, p. 417-418). Однако упомянутые строки "Одиссеи", безусловно, говорят о том, что обычай обращаться за советом к оракулу в Пифо по важнейшим вопросам уже существовал в Греции в довольно раннее время и был спроецирован автором в легендарное прошлое.

Немногочисленные и зачастую не бесспорные свидетельства гомeровских поэм имеют, тем не менее, большую значимость и служат доказательством того, что ко времени создания этих поэм в дошедшем до нас виде оракул не только уже существовал, но и имел достаточную известность. Немногочисленность свидетельств гомеровских поэм об оракуле в Дельфах в некоторой степени может быть объяснена замечанием Ю. В. Андреева о том, что Гомер, отчасти по собственному усмотрению, отчасти следуя системе поэтических запретов, избегает упоминаний о таких новых для VIII в. явлениях, как Олимпийские игры, рост влияния Дельфийского оракула, основание новых колоний на Западе и др.68

Развитый комплекс мифологических представлений, связанных со святилищем в Пифо, мы находим и в другом достаточно раннем источнике - "Теогонии" Гесиода, беотийского поэта рубежа VIII-VII вв., который излагает историю о том, как мать Зевса Рея, спасая сына, дала Кроносу камень, чтобы тот проглотил его вместо Зевса. Этот камень верховный бог поместил в знаменитом Пифо (ст. 497-500). Данную легенду упоминает и ученый путешественник II в. н. э. Павсаний, рассказывая о находящемся в окрестностях храма небольшом камне, который дельфийцы каждый день поливают маслом и на который каждый праздник помещают некрученую шерсть (X, 24, 6).

Священное место, существовавшее в Дельфах в начале архаической поры, античная традиция связывает с расположенным рядом и весьма процветавшим населенным центром. Древние писатели именуют его то Крисой, то Киррой, причем одно название часто заменяется другим, что вызывает среди современных авторов споры относительно их отождествления и локализации самих поселений. Вероятно, поселение архаического времени, Криса, которое было разрушено в результате Первой священной войны, располагалось на равнине, а на побережье залива существовал порт Кирра69. По-видимому, под некоторым влиянием Крисы Дельфы находились с начала архаической эпохи до окончания Первой священной

- 78 -

войны в 590 г. (см. главу II, раздел 3). Об этом говорит и самый ранний наш источник об этих событиях - Гомеровский гимн Аполлону, созданный, безусловно, до разрушения Крисы, так как в Гимне она упоминается в миролюбивом и почтительном тоне.

Уже довольно рано Дельфы стали представлять собой нечто большее, чем просто местное святилище близлежащего города. Согласно археологическим данным, с начала VIII в. происходят существенные изменения в деятельности святилищ, получивших впоследствии статус общегреческих, прежде всего в Олимпии и Дельфах70. Главным показателем этого процесса является обилие вотивных посвящений и затем появление монументальных храмовых строений, что находится в резком контрасте с более ранней эпохой. К. Морган, анализируя находки в этих двух центрах, отмечает, что Олимпия и Дельфы к концу VIII в. уже очевидно демонстрируют признаки того, что они являлись не только культовыми местами, обслуживающими местные общины в Элиде и Фокиде соответственно, но и межгосударственными святилищами71. Данный процесс в Дельфах и Олимпии имел, однако, существенные различия. В частности, в Дельфах он начался позднее, но развивался стремительнее72. Археологические материалы

- 79 -

показывают чрезвычайно широкий ареал их связей в VIII в., охватывавший не только различные греческие области, но и достаточно отдаленные регионы - Крит, Кипр, Малую Азию.

Об особых отношениях Дельфийского оракула с Критом говорит один из самых ранних наших источников - Гомеровский гимн Аполлону, согласно которому жрецами в Пифийское святилище Аполлон избрал именно критян. У Пиндара мы находим отражение древней легенды о деревянном храме Аполлона, изготовленном критскими мастерами (Pyth., V, 51 sqq.). О связях с Критом свидетельствуют и находки многочисленных предметов критского происхождения в Дельфах, датируемые 2-й половиной VIII-VII в.73 Конечно, подобные находки характерны не только для Дельф - речь идет, скорее, об общем для VIII и VII вв. явлении в области религии и культовой практики74. Однако для Дельф характерно поразительное обилие критских изделий, значительно превосходящее их количество в других греческих святилищах. Дельфы выделяются среди культовых мест Эллады и численностью даров с Кипра.

Традиция сообщает также о довольно ранних обращениях в Дельфы правителей государств Малой Азии - Фригии и Лидии. Первым варваром, отправившим посвящения в Дельфы, по словам Геродота, был сын Горгия Мидас, царь Фригии (2-я половина VIII в.). Он принес в дар святилищу свой знаменитый трон, сидя на котором царь вершил суд (Hdt, I, 14). В той же сокровищнице коринфян, где хранилось приношение Мидаса, Геродот видел многочисленные дары основателя династии Мермнадов Гигеса Лидийского. Геродот не только подробно описывает их, но и называет повод для посвящений - оракул, "благослoвляющий" Гигеса на царство (I, 13; 51; F Q 96; Прил. 34). Если рассказ о консультации лидийцев в Дельфах в начале VII в. требует cпециального разбора и комментария (см. главу III, раздел 1), то подвергать сомнению сам факт посвящений восточных правителей

- 80 -

в Пифо нет никаких оснований. Кроме того, на такого рода связи указывают и многочисленные дельфийские находки вотивного характера, которые имеют восточное происхождение, а не являются работой греческих подражателей (см. рис. 7 (Аполлон (?) со львом. Статуэтка из слоновой кости. 22,5 см. Западная Анатолия (?), конец VIII-VII вв. Дельфы, Музей))75.

Археологические материалы (керамика и бронза) свидетельствуют о связях Дельф с рядом греческих областей еще в VIII в. Среди них следует назвать Фессалию, Эвбею, Беотию и, конечно, Коринф; керамика же из Афин, напротив, почти не встречается. Кроме того, отдельные вотивные бронзовые изделия происходят из Иллирии и Италии76. Эти находки дополняют свидетельства литературной традиции относительно ранних посвящений в Дельфы из Коринфа (о посвящении десятины - Eumel. fr. 11, Kinkel) и Фессалии (о дарах Эхекратида из Лариссы, одних из самых ранних посвящений, по словам Павсания - X, 16, 8). Кроме того, Плутарх приводит оракул и рассказ об участии Дельф в назначении Алева главой Фессалийского союза (De frat. am., 21, 492 b; P-W 316; F L 162; Прил. 28).

- 81 -

Значение Дельфийского оракула, который принадлежал Аполлону, еще в VIII в. подтверждается установлением культа этого божества в самых ранних греческих колониях на Западе. В Наксосе, основанном выходцами из эвбейской Халкиды около 735 г., Аполлон почитался как jArchgevthх ("Предводитель, Основатель"), на алтаре Аполлона Архегета, по словам Фукидида, феоры - члены священных посольств - совершали жертвоприношения всякий раз перед отплытием из Сицилии (VI, 1, 3).

Итак, обобщая все вышесказанное, мы можем констатировать, что Пифо являлось священным местом еще в микенское время; в период Темных веков оно переживало упадок, но с начала VIII в. испытывает новый подъем, связанный с утверждением в этом религиозном центре в качестве главного божества новой фигуры - Аполлона. Анализ легенд об основании святилища и данные археологии не оставляют сомнения, что поклонению Аполлону в Дельфах предшествовало почитание женского божества Матери Земли, которое затем отождествлялось у греков с Геей. Распространенный миф о борьбе Аполлона со змеем, который являлся порождением Земли и ее воплощением, был отражением далеко не мирного процесса воцарения Аполлона в Дельфах. Существование на месте оракула Аполлона классического времени святилища микенской эпохи и сохранение в культе Аполлона некоторых сторон почитания его предшественницы богини Земли (служительница-женщина в месте поклонения мужскому божеству) еще раз указывает на преемственность греческой религиозной традиции II и I тыс.77 Именно глубокая древность святилища в Дельфах, восходящая к микенскому времени, стала одним из важнейших слагаемых его авторитета.

- 82 -

Для середины VIII в. мы имеем убедительные свидетельства связей оракула с греческими общинами и областями за пределами Эллады, которые продолжают активизироваться и расширяться, так что к концу этого столетия Дельфы, очевидно, уже имеют достаточно значительную (хотя еще и не всеобщую) популярность среди греческих общин и авторитет у иноземных правителей. Подъем святилища и оракула в Дельфах приходится на время складывания у эллинов в архаический период полисного устройства и расцвета греческих общин в эпоху классики; начало же этого процесса относится к VII в.


Примечания

53 Lauffer S. Pytho (Delphoi) // RE. Bd. 24. Hbbd. 1. 1963. Sp. 569-580, особ. см.: Sp. 576 ff. назад
54 О микенских Дельфах см.: Perdrizer P. Monuments figures: petits bronzes, terres cuites, antiquites diverses. FD. T. V. Fasc. 1-2. P. 1-19; La Coste-Messeliere P., Flaceliere R. Une statue de la terre a Delphes // BCH. T. LIV. 1930. P. 283-295; Hermann H.-V. 1) Zur Bedeutung des delphischen Dreifusses // Boreas. 1982. Bd. V. S. 54-66; 2) Zum Problem des mykenischen Ursprungs griechischer Heiligtumer: Olympia und Delphoi // Forschungen zur aegaeischen Vorgeschichte. Das Ende der mykenischen Welt. Akten des internationalen Kolloquiums 7-8. Juli 1984 in Koln. S. 151-172; Amandry P. Sieges myceniens tripodes et trepieds delphiques // Fivlia e[ph / Ed. G. E. Mylonas. 1986. P. 167-184; Rolley C. Les debuts du sanctuaire // Les dossiers de l'archeologie. T. CLI. 1990. P. 8-11; Guide de Delphes: Le musee / Ed. O. Picard. Paris, 1991. P. 10 ss.; Muller S. Delphes et sa region a l'epoque mycenienne // BCH. T. CXVI. 1992. P. 445-496; Maass M. Das antike Delphi. Orakel, Schatze und Monumente. Darmstadt, 1993. S. 3-4, 128. назад
55 О полном замирании религиозной деятельности в Темные века в крупнейших святилищах Греции см.: Андреев Ю. В. Архаическая Греция // История Европы. Т. 1. М., 1988. С. 217. назад
56 Forrest W. G. G. Delphi 750-500 B. C. // CAH. Vol. III2. Pt. 3. 1982. P. 305-306. назад
57 Lloyd-Jones H. The Delphic Oracle // Greece and Rome. 2nd ser. 1976. Vol. XXIII. № 1. P. 60. назад
58 Delphi - Orakel am Nabel der Welt: [Ausstellung des Badisches Landesmuseum in Zusammenarbeit mit der Ephorie der Altertumer von Phokis (Museum von Delphi) und der Ecole Francaise d'Athenes, 24. Februar bis 2. Juni 1996, Karlsruhe, Schloss] / [Badisches Landesmuseum Karlsruhe]. Hrsg. von Michael Maass. Sigmaringen, 1996. S. 156-163. № 14-34. назад
59 Muller S. Delphi vor Apollon // Delphi - Orakel am Nabel der Welt... S. 70. назад
60 О Посейдоне в этой связи см.: Amandry P. La mantique apollinienne... P. 60, 117, 202, 209 s. назад
61 Cм., напр.: Люперсольский П. И. Храмовый город Дельфы с оракулом Аполлона Пифийского в Древней Греции. СПб., 1869. С. 66-102; Латышев В. В. Очерк греческих древностей. Ч. 2. СПб., 1997. С. 182-183; Лосев А. Ф. Античная мифология... С. 314 слл.; Poulsen F. Delphi. London, 1920. P. 5-6; Harrison J. E. Themis... P. 424-429; Parke H. W., Wormell D. E. W. The Delphic Oracle. Vol. I. P. 5-13; Lloyd-Jones H. The Delphic Oracle... P. 61-62; Sourvinou-Inwood Chr. Myth as History. The Previous Owners of the Delphic Oracle // Interpretations of Greek Mythology / Ed. J. Bremmer. London, 1987. P. 215-241; Maass M. Das antike Delphi... S. 3-4. назад
62 Обстоятельное исследование образа змея в мифах об основании Дельф см.: Fontenrose J. Python. A Study of Delphic Myth and its Origins. Berkeley; Los Angeles, 1959. P. 13 ff. назад
63 Parke H. W., Wormell D. E. W. The Delphic Oracle. Vol. I. P. 5-8. назад
64 Некоторые авторы отказываются принять версию о том, что оракул в Дельфах первоначально принадлежал Гее, и полагают, что это представление происходит от веры древних в то, что пифия вдохновлялась испарениями земли, см.: Люперсольский П. И. Храмовый город Дельфы... С. 70; Nilsson M. P. Geschichte der griechische Religion... Bd. I. S. 159. назад
65 Из того факта, что Гомеровский гимн не упоминает предшественников Аполлона во владении оракулом, Хр. Сурвину-Инвуд заключает, что не существовало никакого оракула-предшественника и что традиция об этом была фикцией V в., см.: Sourvinou-Inwood Chr. Myth as History... назад
66 Amandry P. Sieges myceniens tripodes...; Maass M. Das antike Delphi... S. 4. назад
67 Андреев Ю. В. 1) Раннегреческий полис. (Гомеровский период.) Л., 1976. С. 5-12; 2) Об историзме гомеровского эпоса // ВДИ. 1984. № 4. С. 3-11; 3) К проблеме послемикенского регресса // ВДИ. 1985. № 3. С. 23-29. назад
68 Андреев Ю. В. Раннегреческий полис... С. 10. назад
69 Forrest W. G. G. Colonization and the Rise of Delphi // Historia. 1957. Bd. VI. H. 2. P. 117; Parke H. W., Wormell D. E. W. The Delphic Oracle... Vol. I. P. 112, note 1. назад
70 Snоdgrass A. Archaic Greece: The Age of Experiment. Berkeley; Los Angeles, 1980. P. 53, 55-56; Rolley C. Les grandes sanctuaires panhelleniques // The Greek Renaissance of the Eighth Centure B. C.: Tradition and Innovation. Proceedings of the Second International Symposium at Swedish Institute in Athens, 1-5 June, 1981 / Ed. by R. Hagg. Stockholm, 1983. P. 109 ff.; Morgan C. Athletes and Oracles: the Transformation of Olympia and Delphi in the Eight Century B. C. Cambridge, 1990, особ. см. главы 2, 4. назад
71 Morgan C. Athletes and Oracles... P. 20. назад
72 Morgan C. Athletes and Oracles... P. 45 ff.; 106; 137 ff.; Maass M. Das antike Delphi... S. 126 ff. назад
73 Подробное описание этих материалов с иллюстрациями и указаниями на важнейшую литературу см.: Maass M. Das antike Delphi... S. 128-132. назад
74 Burkert W. Die orientalisierende Epoche... S. 63 f.; Morgan C. Athletes and Oracles... P. 142 f. назад
75 Maass M. Das antike Delphi... S. 135-137. назад
76 Kilian K. Zwei italische Kammhelme aus Griechenland // Etudes delphiques BCH. Suppl. IV. Athиnes, 1977. S. 429-442; Rolley C. Fibules illyriens dans le Parnasse // Etudes delphiques... P. 443-451; Morgan C. Athletes and Oracles... P. 45 ff., 112, 141 ff.; Maass M. Das antike Delphi... S. 134. назад
77 О континуитете греческой культуры и религии II-I тыс. подробнее см.: Полякова Г. Ф. От микенских дворцов к полису // Античная Греция. Т. 1. М., 1983. С. 116, прим. 96; Фролов Э. Д. Рождение греческого полиса. Л., 1988. С. 59 слл.; Молчанов А. А. Социальные структуры и общественные отношения в Греции II тыс. до н. э. (проблемы источниковедения миноистики и микенологии). М., 2000. С. 214; Nilsson M. P. 1) The Minoan-Mycenaean Religion and its Survival in Greek Religion. Lund, 1927 (2nd ed. Lund, 1950); 2) The Mycenaean Origin...; 3) Geschichte der griechischen Religion... Bd. I; Burkert W. Griechische Religion... S. 88-98.назад
(c) 2001 г. О.В. Кулишова
(c) 2001 Издательский центр "Гуманитарная академия"
(c) 2005 г. Центр антиковедения
office@centant.pu.ru