Публикации Центра антиковедения СПбГУ

Э.Д. Фролов, Е.В. Никитюк, А.В. Петров, А.Б. Шарнина
Альтернативные социальные сообщества в античном мире.


Рецензенты: д-р ист. наук Г.Е. Лебедева (С.-Петерб. гос. ун-т);
д-р ист. наук А.Б. Егоров (С.-Петерб. гос. ун-т)

Печатается по постановлению Редакционно-издательского совета Санкт-Петербургского университета

В книге рассматривается недостаточно разработанная в отчественной и зарубежной литературе тема альтернативных неформальных социальных сообществ античного мира. Это и объединения людей, не имеющих гражданства, и союзы честолюбивых политических претендентов, и отдельные группы людей, преследующих цели, не совпадающие с главными принципами всего гражданского единства, философские кружки и школы, религиозные и профессиональные объединения.
Монография предназначена для историков и всех интересующихся проблемами античного мира.



Исследование осуществлено при поддержке Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ), проект № 97-01-00514

ББК 63.3(0)32
Тем. план 2001 г., N 13
ISBN 5-288-02652-1
© Э.Д. Фролов, Е.В. Никитюк,
А.В. Петров, А.Б. Шарнина, 2002
© Издательство С.-Петербургского университета, 2002
Оглавление

Предисловие
Глава I. Сообщества друзей (Э.Д.Фролов)
1. Реликтовые институты мужских союзов
2. Неформальные сообщества друзей в гомеровское, архаическое и классическое время
3. Кружок Перикла
4. Совет друзей Дионисия Сиракузского
Глава II. Политические сообщества (гетерии) в классической Греции (Е.В.Никитюк)
Глава III. Философские содружества (Э.Д.Фролов)
1. Философские кружки и школы зрелой и поздней классики. Кружок Сократа
2. Платоновская Академия
3. Аристотелевский Ликей
4. Сад Эпикура
Глава IV. Пифагорейское сообщество (А.В.Петров)
1. Пифагорейская проблема
2. Пифагор на Самосе
3. Пифагор в Кротоне
4. Пифагорейское братство
5. Фрагменты пифагорейцев о демонах
Глава V. Религиозные союзы (Э.Д.Фролов)
Глава VI. Техниты Диониса (А.Б.Шарнина)
1. Наименование
2. Профессиональный состав и формы деятельности союзов
3. Происхождение союзов
4. Эллинские религиозные празднества
5. Общественное положение технитов Диониса, их привилегии
6. Внутренняя организация союзов
7. Имущество и доходы союзов
8. Связи союзов технитов Диониса с отдельными полисами и общегреческими религиозными центрами
9. Союзы и эллинистические правители
10. Положение союзов технитов Диониса в городах-резиденциях
Заключение
Список сокращений

- 5 -

Предисловие

В строении любого общества при внимательном рассмотрении можно обнаружить сосуществование двух видов структурообразующих элементов - основных и альтернативных. К первым принадлежат различные подразделения гентильного, гражданского или политического характера, которые составляют главный костяк общества, ко вторым - подразделения вторичного или побочного происхождения, возмещающие те или иные пробелы в общественных связях, которые, естественно, всегда шире любой официальной, признанной и скрепленной законом, организации. Так было и в античном греко-римском мире, где исторически сложившаяся жесткая корпоративность гражданского общества оставляла в стороне от официальной государственной структуры и полноправной социально-политической жизни все те разряды населения, которым не посчастливилось своевременно обрести права гражданства.

К этим неполноценным, с точки зрения античного закона и общественного мнения, группам относились в первую очередь массы рабов, которые и в Греции и в Риме исчислялись многими тысячами. Эти люди были вдвойне чуждыми гражданскому обществу, во-первых, как невольники, которые по античному закону лишены были каких бы то ни было прав, а во-вторых, как сугубые чужаки, поскольку в классической древности нормой было рабство иноплеменников-варваров.

Затем надо иметь в виду различных переселенцев (в Афинах они назывались метеками, в Риме - перегринами), количество

- 6 -

которых в античных городах, по мере расширения экономических связей и роста предпринимательской активности, все умножалось, так что в Афинах, например, в конце IV в. до н.э. на 21 тыс. взрослых мужчин-граждан приходилось 10 тыс. метеков (Athen., VI, 103, p.272 c). Эти переселенцы могли оставаться лично свободными людьми, но они не обладали в городах, куда они переселялись, гражданскими правами, а потому также стояли вне официальной общественной структуры, что дополнительно подчеркивалось различными ограничениями и обязанностями, нередко унизительного характера. Все же в качестве свободных поселенцев они привлекались государством к участию в общественных делах, и если внесение в казну налога за право проживания в городе (так называемого metoikion) могло восприниматься как тягостная повинность, подчеркивавшая их ущербное положение по сравнению с гражданами, то призыв в войско, где они стояли бок о бок с гражданами, косвенно - правда, только в военное время - поднимал их до уровня собственно гражданского массива.

Но даже и среди граждан существовали группы людей, по тем или иным признакам считавшихся неполноценными и нередко, в силу этого, терявших права гражданства. Так, в Спарте те, кто по каким-либо причинам утрачивал свой наследственный надел-клер и не мог участвовать в совместных гражданских трапезах-сисситиях, исключался из круга равноправных граждан-гомеев (oi omoioi, буквально "равные") и опускался в разряд так называемых умаленных (oi Vupomeione"). Ущербным было также положение детей от смешанных браков, т.е. от браков граждан с негражданками. Такие "полукровки" нередко рассматривались как незаконнорожденные и ущемлялись в своих гражданских правах (moqake" или movqwne" в Спарте, novqoi в Афинах). Неполными гражданскими правами обладали также и вольноотпущенники (neodamwvdei" в Спарте, ajpeleuvqeroi в Афинах и других греческих городах, liberti и libertini в Риме).

Как жестко очерчивало античное государство круг полноправных граждан, пользовавшихся такими привилегиями, о которых и мечтать не могли неграждане, с каким ревнивым вниманием

- 7 -

следило оно за тем, чтобы в этот круг не проникали социально ущербные (по античным понятиям) элементы, подтверждается красноречивым примером из практики Афинского государства, самого демократичного, но и самого скупого на предоставление чужакам гражданских прав и привилегий. В 451/450 г. до н.э. по предложению знаменитого Перикла здесь был принят закон, по которому правами афинского гражданства мог обладать лишь тот, у кого оба родителя были афинянами (Aristot. Ath. pol., 26, 3; Plut. Per., 37, 2-5), и таким образом все novqoi безусловно лишались доступа в гражданский коллектив.

Из приведенного обзора видно, сколь многочисленны были те группы населения в античном обществе, которые по тем или иным причинам не входили в корпорацию граждан и, стало быть, лишены были участия в жизни и деятельности не только собственно государственных институтов вроде народного собрания, совета или судебных палат, но и таких более ориентированных на общественный и личный быт организаций, как традиционные гентильные сообщества (филы, фратрии и роды) или (в дорийских общинах) столовые товарищества. Мало того, при огромном, всеохватном значении религии в жизни древнего общества весьма ощутимой, если не сказать болезненной, утратой для всех этих социальных групп была невозможность участвовать, по крайней мере на равных началах, во всех официальных культах и сопряженных с ними церемониях и празднествах, которые наполняли жизнь граждан ощутимой духовной полнотой.

Однако недостаток возможностей и форм для полноценной, всесторонней реализации себя в качестве социальных субъектов ощущала не одна только негражданская масса. В какой-то степени, хотя, конечно, и неизмеримо меньше, это касалось и самих полноправных граждан - постольку, конечно, поскольку их жизненные интересы и устремления не умещались в официальные рамки античного корпоративного порядка. Честолюбивые политические претензии, открытие и отстаивание новых научных истин, бросавших вызов принятым представлениям, религиозные искания, выходившие за пределы традиционных верований и культов, - все это могло приводить и действительно приводило

- 8 -

к попыткам выйти за официальный круг, найти иную необходимую для себя среду, обрести поддержку в неком новом неформальном дружеском сообществе, участники которого спаяны воедино не столько принадлежностью к данному гражданскому обществу (или его подразделению), сколько единством своих особенных интересов и убеждений.

Все вышесказанное подводит нас к естественному предположению, что в античном обществе, как и во всяком ином, можно обнаружить структуры разного происхождения и разного функционального назначения: заглавные, изначально связанные с жизнью данного государства и составляющие его основание, и маргинальные или альтернативные, представляющие собой боковые побеги, далеко уходящие от главного ствола, или даже ростки совершенно иных организмов. Такие структуры могли служить для реализации интересов либо отдельных групп граждан, преследующих цели, не совпадающие с главными принципами всего гражданского единства, либо же других, стоящих вне гражданского коллектива, собственно маргинальных групп (например, каких-либо землячеств), ищущих для себя возможности и формы социальной и духовной реализации. Такие структуры не могли быть ничем иным как особыми сообществами близких по духу людей, общие устремления которых не могли быть реализованы в официальном русле.

Понятно, что в условиях античного гражданского общества, с его жесткой корпоративностью и обусловленным этим тяготением к тоталитаризму, значение неформальных альтернативных сообществ должно было быть достаточно велико. Находясь вне официальной гражданской и государственной организации, они, естественно, носили частный характер. Государство могло игнорировать их существование или реагировать на него, определяя статус тех или иных из них как дозволимых или недозволимых, - в любом случае они вновь и вновь являлись к жизни, разрастались и, по мере усложнения социальной жизни, обретали все больший вес, бросая вызов традиционному порядку. Известно, каким грандиозным духовным и социальным переворотом завершилось в поздней античности разрастание христианских

- 9 -

общин. Последние, конечно, являются наиболее ярким примером формирования в недрах античного общества альтернативных структур, но были и другие примеры, и их обилие служит для нас побуждением к более системному рассмотрению исторического явления, казавшегося поначалу всего лишь побочным порождением античного миропорядка, а под конец ставшего едва ли не полным его замещением.

Дополнительным стимулом к изучению темы альтернативных социальных сообществ может служить недостаточная ее разработанность как в зарубежной, западной, так и в отечественной научной литературе. В литературной традиции и в эпиграфике выявлен и накоплен богатый материал, который систематизирован и подвергнут тщательному анализу в сводных трудах по теме частных социальных сообществ в греческом мире, принадлежащих перу немецких ученых Э.Цибарта и Ф.Поланда 1. Специально изучались политические сообщества-гетерии (работы В.Фишера, Г.Бюттнера, Дж.Кэлхауна, Ф.Сартори, К.Пекорелла Лонго) 2, религиозные и религиозно-сценические союзы (работы П.Фукара, О.Людерса, Г.Зауппе и того же Поланда) 3. В отечественной литературе можно указать на ценные исследования И.С.Свенцицкой о роли частных сообществ в жизни греческих

- 10 -

городов эллинистическо-римского времени 4, на специальные диссертации и статьи Ю.Б.Устиновой и А.Б.Шарниной по вопросам преимущественно религиозных и религиозно-сценических союзов 5. Однако специальных исследований о сообществах друзей, тайных политических клубах-гетериях и интеллектуальных (философских) содружествах в отечественной литературе нет, а общего синтеза наблюдений, накопленных по различным видам частных объединений в античном мире, нет ни у нас, ни за рубежом. Между тем именно такой синтез, т.е. комплексную оценку альтернативных социальных сообществ в античном мире как с исторической, так и с социологической точки зрения, и имеет в виду настоящая работа.

Последнюю оговорку нужно сделать о плане настоящего исследования. Представляется целесообразным сначала рассмотреть интересующие нас социальные сообщества последовательно, группу за группой, в главных сферах общественной жизни античного мира (преимущественно у греков) - в социально-политической, интеллектуальной и религиозной. Соответственно объектами нашего изучения станут сообщества друзей и политические клубы единомышленников, философские кружки и школы, религиозные и религиозно-профессиональные союзы. За этим должна последовать общая всесторонняя оценка роли и значения альтернативных социальных сообществ в античном мире.


Примечания

[1] Ziebarth E. Das griechische Vereinswesen. Leipzig, 1896; Poland F. Geschichte des griechischen Vereinswesen, Leipzig, 1909.
(назад)

[2] Vischer W. Die oligarchische Partei und die Hetaerien in Athen (1836) // Kleine Schriften, Bd.I, Leipzig, 1877, S.153-204; Buttner H. Geschichte der politischen Hetaerien in Athen. Leipzig, 1840; Calhoun G.M. Athenian Clubs in Politics and Litigation (Bulletin of the University of Texas, N 262. Humanistic Series, N 14). Austin (Texas), 1913; Sartori F. Le eterie nella vita politica ateniese del VI e V sec. a. C. (Universita degli studi di Padova. Publicazioni dell' Istituto di stori antica, vol.III). Roma, (1957) 1967; Pecorella Longo Ch. ''Eterie'' e gruppi politici nell' Atene del IV sec. a. C. (Universita di Padova. Pubblicazioni della Facolta di lettere e filosofia, vol.48). Firenze, 1971.
(назад)

[3] Foucart P. 1) Des associations religieuses chez les Grecs. Paris, 1873; 2) De collegiis scaenicorum artificum apud Graecos. Paris, 1873; Luders O. Die Dionysischen Kunstler. Berlin, 1873; Sauppe H. De collegio artificum scaenicorum atticorum, 1876; Poland F. Technitai // RE, 2.Reihe, Bd.V, Hbbd.10, 1934, Sp.2473-2558.
(назад)

[4] Свенцицкая И.С. 1) Полис и империя: эволюция императорского культа и роль "возрастных союзов" в городах малоазийских про-винций в I-II вв. // ВДИ, 1981, № 4, с.33-51; 2) Роль частных сообществ в общественной жизни полисов эллинистического и римского времени (по материалам Малой Азии) // ВДИ, 1985, № 4, с.43-61.
(назад)

[5] Устинова Ю.Б. 1) Частные культовые сообщества в Греции и Причерноморье в VI-I вв. до н.э. (по эпиграфическим данным). Автореф. канд. дисс. Л.: ЛОИА АН СССР, 1988; 2) Частные культовые сообщества у греков (Аттика VI-IV вв. до н.э.) // Быт и история в античности. М., 1988, с.192-218; Шарнина А.Б. 1) Межполисные культовые связи в эллинистическо-римский период (союзы технитов Диониса). Автореф. канд. дисс. Л.: ЛГУ, 1988; 2) Союзы технитов Диониса в эллинистических полисах // ВДИ, 1987, № 2, с.102-117.
(назад)


© 2002 г. Э.Д. Фролов, Е.В. Никитюк,
А.В. Петров, А.Б. Шарнина
© 2002 г. Изд-во Санкт-Петербургского университета
© 2002 г. Центр антиковедения