Образование

пишите нам свои вопросы, предложения, замечания office@centant.pu.ru
Источниковедение античной истории (историческая традиция в древней Греции и Риме)

 
Необходимые пояснения к теме и предмету курса
Для изучения исторического прошлого, в данном случае - истории античного мира, значение имеют самые разнообразные источники - археологические (памятники материальной культуры), нумизматические (монеты), эпиграфические (надписи на камнях и ином твердом материале), папирусы, данные древних языков и литературы. Последняя у греков и римлян была представлена различными жанрами - эпосом, лирикой, драматической поэзией, философской, ораторской и исторической прозой и др.

Однако в богатом литературном наследии античности, как и вообще среди источников античной истории, первое место безусловно занимает историческая литература, поскольку она предлагает нам основную канву греко-римской истории, между тем как прочие материалы доставляют хотя и ценные, но все же только частные дополнения.

Отсюда - сужение предмета античного источниковедения до обзора античной исторической традиции, отложившейся в произведениях древних историков. Это сужение тем более оправдано, что прочие материалы полно рассматриваются в специальных курсах античной археологии, нумизматики, эпиграфики, литературы греческой и римской.

Целью курса является проследить развитие исторической мысли в античном мире от первых ее проявлений у Гомера до начала христианской историографии. Имеется в виду рассмотреть истоки исторической традиции у древних греков, затем становление исторической науки в классической Греции (творчество Геродота, Фукидида, Ксенофонта), дальнейшее развитие историографии в эпоху эллинизма (Полибий) и, наконец, в римское время, когда наряду с греками (Диодор, Плутарх) выступили и собственно римские историки (Тит Ливий, Тацит, Светоний). При этом предполагается проследить взаимосвязь истории с общественной мыслью, а с другой стороны - воздействие на нее риторики. Иными словами, оценить и собственно научный потенциал античной историографии, и ее нерасторжимую связь с философией, литературой и искусством, существенно корректирующую (а в глазах некоторых и компрометирующую) этот потенциал.

Программа курса

Введение. Предмет курса. Основные понятия: историческая традиция, историческое знание, историческая наука. Правомерность постановки вопроса о возникновении и развитии исторической мысли в древности. Античное общество - среда, где впервые историческое знание обретает качество науки.

I. ИСТОРИЧЕСКАЯ МЫСЛЬ В ДРЕВНЕЙ ГРЕЦИИ

1. Условия для формирования науки истории у древних греков. Истоки исторической традиции - побудительные и реальные. Среди последних - поэтические и иные сказания (включая героический, генеалогический и географический эпос) и официальные записи (списки должностных лиц и победителей на религиозных празднествах, календарные записи и городские хроники).

2. Круг первых исторических писателей, прозаиков-логографов, вышедших большей частью из Ионии. Общие особенности их творчества: они составляли локальные истории, для них были характерны преимущественное внимание к древним мифам, но и стремление доводить свое изложение до собственного, "нового" времени, преимущественная опора на предания (mnemai), но и использование документов (graphai), общая безыскуственность языка и стиля. Важнейший представитель - Гекатей из Милета (расцвет творчества - ок. 520 г. до н.э.), автор "Землеописания" и "Генеалогий". Авторское самосознание Гекатея (по вступлению его к "Генеалогиям").

3. Геродот и становление правильного историописания.

а) Биография. Годы жизни (484-425). Происхождение и образование. Значение первоначальных политических занятий, жизнь в изгнании, путешествия и литературные занятия.

б) Труд Геродота - описание Греко-персидских войн. Предмет и цель (по вступлению), тема и композиция (включая вопрос об отступлениях), язык и стиль изложения (включая вопрос о традициях гомеровского эпоса и ионийской новеллы). Соотношение изложения и исследования. Понятие "история" у Геродота. Проблема источников - соотношение устного предания и письменных материалов.

в) Концептуальное содержание труда Геродота. Главные идеи - об извечном противостоянии Востока и Запада, азиатского деспотизма и эллинского главенства закона; о противоположности демократии и тирании; о решающей роли Афинского государства в борьбе с персами; о божественном предопределении человеческой истории (идея провиденциализма).

Общая оценка вклада Геродота в становление науки истории и политологии. Заслуженное прозвище "Отец истории".

4. Фукидид и разработка научного метода в истории.

а) Биография. Годы жизни (471-395). Происхождение и образование. Воздействие новых философских (софисты) и научных течений (Гиппократ). Значение собственных политических занятий, жизнь в изгнании и научные занятия.

б) Труд Фукидида - описание Пелопоннесской войны. Глубокое осознание историком значения предпринятой работы (по вступлениям), и, более конкретно, его суждения о предмете и цели своего труда (и в этой связи - о трактовке им темы и композиции), о научном назначении этого труда - отыскании истины на основе исторических свидетельств, о необходимости критического отношения к источникам, о принятой им манере изложения (в частности о функции составленных им речей), об общем прагматическом назначении его труда.

в) Концептуальное содержание труда Фукидида. В собственно историческом плане - различение в действиях людей, в событиях, повода и причины, в более общем, историко-философском, - признание решающей роли насилия (империализма). Отвержение политического экстремизма и сочувствие сбалансированной политике и "смешанной политии". Гуманизм Фукидида.

Общая оценка вклада Фукидида в становление исторической и политической науки. Если Геродот дал образец правильного историописания, то Фукидид показал, что значит научный момент в истории, как надо относиться к источникам и как с их помощью осуществлять реконструкцию событий. Особого внимания заслуживает взаимоотношение исторического труда Фукидида и описанного им реального события: принятое представление о Пелопоннесской войне как результат творческого осмысления историком известной исторической коллизии. Для учения о государстве - принципиальное значение впервые сформулированного положения о сбалансированном типе государственного устройства.

5. Ксенофонт и вторжение субъективного фактора в историю.

а) Биография. Годы жизни (445-355). Аристократическое происхождение и воспитание, проспартанские политические симпатии, длительная близость с Сократом и влияние идей последнего на антидемократическую позицию Ксенофонта. Участие в Пелопоннесской войне и вероятная служба в коннице при режиме Тридцати тиранов. Вынужденный отъезд из Афин, участие в авантюре персидского царевича Кира Младшего и в последующем знаменитом походе 10.000 греческих наемников, переход на спартанскую службу и дружба с царем Агесилаем. Выход в отставку и проживание в подаренном спартанцами имении в Скиллунте, а по утрате последнего - в Коринфе.

б) Творчество Ксенофонта. Он подвизался в разных жанрах: помимо исторических произведений его перу принадлежат многочисленные сочинения публицистического характера, трактаты на философские, экономические, политические и педагогические темы. Среди его исторических произведений только одно - "Греческая история" - является историческим трудом в собственном смысле, два других - "Анабасис" и "Киропедия" - являются побочными ответвлениями этого жанра: первое - личным мемуаром, а второе - историческим романом.

в) Идейное и литературное своеобразие исторических трудов Ксенофонта состоит в особенном интересе к сильной личности и соответственном мастерстве индивидуальных, портретных зарисовок. Ксенофонт - непревзойденный стилист, заслуживший уже в древности, за прозрачность и как бы сладость языка, прозвище "Аттическая пчела".

Общая оценка вклада Ксенофонта в развитие исторического жанра не может быть однозначной. С одной стороны, своим откровенным интересом к личности и своей столь же откровенной симпатией к аристократии и монархии он содействовал тягчайшему грехопадению истории - приобретению ею тенденциозности. С другой - он сблизил историю с социологией и психологией, придав ей, таким образом, большее полнокровие. Бесспорно также влияние Ксенофонта на историописание в формальном плане: оглядываясь на его пример, последующие историки прилагали особые старания к литературной отделке своих произведений.

6. Истократ (436-338) и развитие так называемого риторического направления в греческой историографии. Афинскому ритору Исократу историописание в особенности обязано сближением с красноречием, благодаря чему в позднейшее эллинистическо-римское время безмерно возросло внимание историков к риторической, т.е. художественной, отделке своих произведений в ущерб объективной простоте и подлинной научности. Этим отличались уже труды историков, непосредственно вышедших из школы Исократа, младших современников Ксенофонта - Эфора и Феопомпа. Собственный их вклад в историографию определялся тем, что они были создателями жанра всеобщей истории, в которой предлагалось полноохватное обозрение прошлого Эллады в связи с жизнью ее соседей. Впрочем, параллельно продолжал свое существование и жанр локальной историографии, представленный, в частности, сицилийскими историками Филистом и Тимеем и аттидографами - авторами истории Аттики (Афин), среди которых крупнейшими были Андротион и Филохор.

II. ИСТОРИОГРАФИЯ ЭЛЛИНИЗМА
1. Историки Александра. Начальная стадия эллинистической эпохи, прошедшая под знаком впечатляющей фигуры македонского царя Александра Великого, отмечена в исторической литературе особенным интересом к личности этого царя, великого воителя, создателя мировой греко-македонской империи. Ему были посвящены труды как профессиональных историков Каллисфена и Анаксимена, так и соратников Александра - Птолемея и Аристобула. Все они внесли свою лепту в развитие жанра исторического панегирика, способствовали формированию в исторической литературе культа личности Александра. Эта ранняя литература об Александре не сохранилась, но в свое время она послужила основой для более поздних авторов, греческого писателя Арриана (95-175) и латинского - Квинта Курция Руфа (I или II в. н.э.), чьи сочинения о македонском властителе уже дошли до нашего времени.

2. Историки диадохов и эпигонов, т.е. преемников Александра и их наследников, известны нам весьма недостаточно. Крупнейшими среди них были Гиероним из Кардии (рубеж IV-III вв.), написавший историю диадохов от смерти Александра до гибели эпирского царя Пирра (323-272 гг.), и Филарх из Афин (III в.), давший обзор следующего периода от смерти Пирра до гибели спартанского царя-реформатора Клеомена III (272-220 гг.).

3. Полибий и становление жанра всеобщей истории.

а) Биография. Годы жизни (200-120). Полибий происходил из аркадского города Мегалополя, из знатной семьи. Его отец Ликорт был стратегом Ахейского союза, да и сам он принимал активное участи в политической жизни - был гиппархом (начальником конницы) Ахейского союза. После разгрома римлянами Македонии в так называемой 3-ей Македонской войне Полибий в числе других 1000 греческих заложников был депортирован в Италию, где прожил 16 лет (166-150). В Риме он сблизился с знаменитым политиком и полководцем Сципионом Эмилианом и стал поклонником римского государственного строя. По возвращении на родину, пользуясь своими связями с римской знатью, принимал участие в устроении греческих дел после разгрома римлянами Ахейского союза (146 г.).

б) Творчество Полибия. Главный труд - "Всеобщая история", посвященная установлению римского господства в Средиземноморье и охватывающая события в главной своей части - с 220 до 168, а с дополнительными экскурсами в начале и в конце - с 264 до 146 г. В рамках этого обзора прослеживается, с одной стороны, разгром Римом Карфагена, а с другой - победа его над миром греков. Изложение предельно обстоятельное, достаточно драматизированное, но сухое по языку.

в) Концептуальное содержание труда Полибия характеризуется продолжением традиций классической историографии (Фукидида). Его метод отличается добротным знанием реальной, политической жизни и профессионального ремесла историка; стремлением не только представить во всех подробностях ход событий, но и разобраться в их причинно-следственной связи, которую он определяет как триаду повод - причина - судьба; наконец, выявить наиболее существенный фактор исторического развития, в данном случае - причину безусловного торжества римлян в тогдашнем мире, каковую он видит в совершенстве их государственного строя, представляющего идеальную модель смешанной политии.

Труд Полибия можно рассматривать как вершину исторического творчества греков. В своем произведении он представил наиболее значимый момент античной истории - создание мировой римской державы. Его сочинение - наиболее универсальная из всех созданных древностью всеобщих историй, ценная как своей фактической содержательностью, так и своей идейной глубиной - и собственно исторической, и политологической.

III. ИСТОРИЧЕСКАЯ МЫСЛЬ В РИМЕ
1. Начало исторических занятий в Риме. Вследствие более позднего, в сравнении с греками, выхода на историческую сцену римляне обратились к историческим занятиям позднее греков. Кроме того, их историческая традиция складывалась на более суженной основе: у римлян отсутствовал героический эпос наподобие гомеровского, и потому их исторические знания в ранний период опирались почти исключительно на документальные данные. Это были, с одной стороны, официальные записи: календарь (фасты), списки должностых лиц (консульские и триумфальные фасты), первоначальная летопись (анналы), ведшаяся великим понтификом и отредактированная и изданная около 130 г. до н.э. Публием Муцием Сцеволой. С другой - частные записи архивного характера: речи, произносившиеся при погребении в честь покойного, и надгробные надписи (элогии). Разумеется, на развитие исторических занятий римлян большое влияние оказало знакомство их с греческой историографией.

2. Начальный этап собственно римской историографии представлен поэтами, тяготевшими к эпическому жанру, - Гнеем Невием (274-206) и Квинтом Эннием (239-169): первый описал 1-ю Пуническую войну (первую войну Рима с Карфагеном), а второй представил обзор всей римской истории от легендарного Энея и до своего времени. Сочинение Энния опиралось на официальную летопись и называлось "Анналы". На тот же официальный источник опирались и первые собственно исторические писатели, которые по этой причине получили название анналистов. Жанр анналистики насчитывает не одно поколение: различают старших анналистов (Квинт Фабий Пиктор и Марк Порций Катон от рубежа III-II вв.) и младших анналистов (Квинт Клавдий Квадригарий, Валерий Анциат и Лициний Макр от рубежа II-I вв,). Младшая анналистика, формировавшаяся под сильнейшим влиянием греческой риторики, отличалась тяготением к художественным прикрасам и просто вымыслу.

3. Развитая римская историография времени поздней Республики (I в. до н.э.). Она представлена трудами Корнелия Непота и Гая Саллюстия Криспа (86-35): первый был автором общей истории Рима и Италии, второй - автором исторических монографий, из которых полностью сохранились две - "Заговор Катилины" и "Югуртинская война". Важной ветвью исторической литературы стали мемуары выдающихся государственных деятелей. До нашего времени сохранились два сочинения такого жанра, составленные Гаем Юлием Цезарем (100-44): "Записки о Галльской войне" и "Записки о Гражданской войне". Другую ветвь представляла историко-биографическая литература, образчиком которой являются отрывки из обширного сочинения Корнелия Непота "О знаменитых мужах". Характерными чертами всей этой литературы были крайний субъективизм, морализаторство и риторическая обработка.

4. Римская историография времени ранней Империи (I-II вв.). В этот период римское историописание достигает своего расцвета. Замечательными памятниками римской исторической мысли и исторической литературы являются произведения Тита Ливия и Тацита. Профессиональный ритор, Тит Ливий (59 г. до н.э. - 17 г. н.э.) в кабинетной тиши создал обширную "Историю Рима от основания города", труд грандиозный, обнимавший всю историю Рима с легендарных царских времен до времени жизни составителя. Ливий продолжал традиции анналистов, дополняя почерпнутые у них данные сведениями, взятыми у греческих писателей (например, у Полибия). Его произведение ценно обширностью предлагаемого им исторического материала. При всем том, оно отличается не столько исследовательским, сколько риторическим, художественным моментом (красочный рассказ, стройные речи, полнокровный, но при этом ясный язык). Труду Ливия свойственна сильнейшая моразизирующая тенденция: он идеализирует деяния и нравы предков и ставит их в пример современному, охваченному нравственным разложением и раздираемому смутами, обществу.

В отличие от Ливия, Корнелий Тацит (55-120) происходил из знатной среды и активно занимался государственной деятельностью. Вместе с тем он был высоко образованным человеком, обладавшим большой склонностью к ученым и литературным занятиям. Написанные им на склоне лет исторические труды ("Жизнь Юлия Агриколы", "История" и "Анналы") дают великолепный обзор первого века Империи (точнее, времени после смерти Августа). Сочинения Тацита еще более, чем у Ливия, проникнуты морально-политической тенденцией: он с тоской вспоминает об утраченных республиканских ценностях, живописует отвратительный произвол императоров и, сгущая краски, представляет наступившую эпоху Империи как время беспросветного упадка. Нарисованная им историческая картина в новое время стала предметом ожесточенного спора - за и против Тацита.

Дополнением к Тациту служит замечательный историко-биографический труд Светония. Подобно Ливию, человек незнатного происхождения, профессиональный литератор Гай Светоний Транквилл (70-160) написал красочную "Жизнь двенадцати цезарей" - собрание биографий римских императоров от Юлия Цезаря до последнего из Флавиев Домициана. Светоний разработал и отшлифовал жанр исторической биографии, с характерными рубриками и стилем изложения. Его труд лишен прямой тенденции, но сообщаемые им подробности из жизни строителей Римской империи невольно подкрепляют впечатление, создаваемое трудами его более сановного и более маститого современника - Тацита.

5. Римская историография времени средней и поздней Империи. За немногими исключениями она, подобно всему римскому обществу и государству, являет собой полосу упадка. Характерные примеры - изобилующий анекдотами сборник биографий императоров от Адриана до Нумериана, известный под условным названием "Писатели истории Августов", и сокращенное, так сказать, школьное изложение римской истории Евтропия (оба - от IV в.). Последнее яркое, оригинальное явление римской историографии - исторический труд Аммиана Марцеллина (330-400). Автор, родом грек из Антиохии, был профессиональным военным и участвовал в походе Юлиана Отступника против персов. Выйдя в отставку, этот почитатель императора-язычника, а вместе с тем и всей римской старины, написал на тяжеловесной, не всегда правильной латыни большой исторический труд, в котором давалось обозрение римской истории вослед Тациту. На Аммиане Марцеллине практически заканчивается оригинальная римская, а с нею и вся античная историография. На смену ей является историческая литература нового типа и нового времени - христианская.

6. Особо надо обратить внимание на продолжающееся и в эпоху Римской державы развитие греческой исторической мысли и литературы. Этот восходивший к классическим истокам, но питавшийся и новыми импульсами поток был богат ценными произведениями. Среди них - носившие характер всеобщей истории "Историческая библиотека" Диодора Сицилийского (80-29) и "Сравнительные жизнеописания" Плутарха (46-126); историко-географические труды Страбона (64 г. до н.э. - 22 г. н.э.) и Павсания (115-180); наконец, специально посвященные римской истории произведения Дионисия Галикарнасского (рубеж старой и новой эры), Аппиана (100-170), Диона Кассия (155-235) и Геродиана (170-240). Совершенно особое место занимают написанные по-гречески сочинения древнееврейского политического деятеля, ученого и писателя Иосифа Флавия (37-100). В "Иудейской войне" он описал освободительную борьбу евреев Палестины, начиная с выступления Маккавеев против Антиоха IV Селевкида и по восстание при Нероне, а в "Иудейских древностях" представил полную историю еврейского народа в параллель и в дополнение к книгам Ветхого Завета,

Заключение. Общие особенности исторической мысли и исторической литературы античного мира. Здесь надо вновь обратить внимание на то, что историческая мысль плодотворно развивается и находит соответствующее литературное выражение впервые именно в античном обществе. Очевидна неразрывная связь исторического самосознания греков и римлян с гражданским характером их общества.

Далее, надо принять во внимание, что рождение истории как науки у греков и продолжение ее развития в таком качестве у римлян были результатом длительного, постепенного, но в конце концов весьма успешного движения: от первичного накопления элементов исторической традиции - через отлагавшихся в эпосе и документах стойких исторических знаний - к подлинно научному постижению прошлого.

Античная историческая мысль породила тот тип историографии, который надолго остался эталоном научных исторических занятий, - тип событийного, политического и прагматического историописания. Тесная связь истории с политикой во всяком случае очевидна; она обусловлена как предметом исторических занятий, так и - нередко - судьбой и характером тех людей, которые обращались к этим занятиям. Для них историописание могло быть своеобразным средством компенсации за виртуальное или реальное крушение надежд добиться успеха на политическом поприще. Фактом остается то, что крупнейшие историки античности до обращения своего к истории были политическими деятелями.

Общий преимущественно гуманитарный характер античной культуры и знания обусловил тесную связь истории с литературой и искусством, а культ гражданских ценностей привил истории тот нравственный пафос или, как еще говорят, ту морализирующую тенденцию, которая так режет глаз ученым нового времени.

Спрашивается, однако, надо ли считать эти черты античного исторического жанра показателями его примитивности, его слабости? Вряд ли; во всяком случае с этим можно поспорить.

Напротив, при близком знакомстве с памятниками античной исторической мысли, когда преодолевается барьер в восприятии, диктуемый особенностями формы и духа, становятся очевидными выдающиеся успехи античной исторической науки во всех существенных отношениях - в реконструкции и изложении событий прошлого, в постижении причинно-следственных связей, в понимании значения политологического (государственного) фактора, в психологической характеристике исторических персонажей.

Бесспорна образцовость свершений древних ученых, которая во всяком случае не может быть поставлена под сомнение ввиду особенностей принятой ими манеры оформления собственных творений.